Самые результативные герои-летчики


"Война войною остаётся,
Что дома, что в чужом краю:
Ведь очень многим не придётся
Увидеть Родину свою…"

А. Ремизов

Пара Як-1 из 1-го ГвИАП вылетает на задание, лето 1942 г.

По статистике, более 80% от общего числа принимавших участие в боях летчиков не имело на своем счету ни одного сбитого самолета противника. Эти летчики, ведомые, обеспечивали действия ведущего. Во время войны наиболее распространенной являлась практика, когда ведущий выполнял роль, если оперировать футбольной терминологией, штатного «забивалы», а его ведомый обеспечивал прикрытие. Естественно, первый имел гораздо больше возможностей для атаки противника и, как следствие, для увеличения счета, получения наград и продвижения по служебной лестнице, у второго же гораздо большей была перспектива оказаться сбитым самому. Случаи равноценной с точки зрения возможностей использования бортового оружия пары истребителей, когда в зависимости от складывающейся обстановки ведущий и ведомый менялись местами, были сравнительно редки. Еще одной проблемой является установление числа побед, реально одержанных летчиком-истребителем.

Для начала необходимо четко представлять разницу между термином «подтвержденная победа» и реально сбитым самолетом – боевой потерей противника, что во многих случаях (если не в большинстве) далеко не одно и то же. Во все времена и во всех ВВС мира под термином «воздушная победа» понимается засчитанный по тем или иным правилам и утвержденный командованием факт уничтожения вражеского самолета. Как правило, для подтверждения было достаточно заявки летчика и доклада непосредственных участников боя, иногда подкрепленных свидетельством наземных наблюдателей.

Взлетает истребитель Як-7Б, переделанный в двухместную учебно-тренировочную машину

Естественно, что на объективность донесений летчиков не в лучшую сторону влияли сами условия динамичного группового воздушного боя, проходившего, как правило, с резкими изменениями скоростей и высот – в такой обстановке следить за судьбой поверженного противника было практически невозможно, а зачастую и небезопасно, так как шансы самому тут же превратиться из победителя в побежденного были очень высоки. Доклады же наземных наблюдателей зачастую вообще были лишены практической ценности, так как даже если бой и происходил непосредственно над наблюдателем, определить, кем конкретно сбит самолет, какого типа, и даже установить его принадлежность было достаточно проблематично.

Что уж говорить о крупных воздушных битвах, которые неоднократно разыгрывались в небе над Сталинградом, Кубанью или Курской дугой, когда десятки и сотни самолетов вели затяжные бои весь световой день от рассвета и до заката! Вполне понятно, что множество засчитанных по всем правилам на счета летчиков «сбитых» вражеских самолетов благополучно возвращались на свои аэродромы. В среднем соотношение записанных на счета летчиков и реально уничтоженных самолетов для всех ВВС воюющих сторон колебалось в пределах 1:3-1:5, доходя в периоды грандиозных воздушных сражений до 1:10 и более.

В аэродромной землянке завтракают летчики 5-го ГвИАП, в центре Попков В.И. Калининский фронт, 1942 г.

Другой момент, который хотелось бы отметить: нередки были случаи, когда воздушная победа заносилась на счет не ее автора, а другого летчика. Мотивы при этом могли быть совершенно различные – поощрение ведомого, обеспечившего ведущему успешные результаты боя, пополнение счета товарища, которому не хватало одного-двух сбитых до получения награды (которые, как известно, у летчиков-истребителей достаточно жестко были привязаны к количеству одержанных побед), и даже, если так можно выразиться, «право сильного», когда командиру засчитывали на боевой счет достижения подчиненных (было и такое).

Еще одним фактором, вносящим путаницу в определение окончательного счета конкретного летчика, являются нюансы, присущие классификации воздушных побед, принятой в советских ВВС. Как известно, на протяжении всей войны здесь существовало разделение воздушных побед на две категории – личные и групповые. Однако предпочтения, к какой категории отнести заявку на сбитый самолет, с ходом войны существенно менялись. В начальный период войны, когда удачно проведенных воздушных боев было гораздо меньше, чем поражений, а неумение взаимодействовать в воздушном бою было одной из главных проблем, всячески поощрялся коллективизм. Вследствие этого, а также для поднятия боевого духа все заявленные сбитыми в воздушном бою самолеты противника нередко заносились как групповые победы на счет всех участников боя вне зависимости от их количества. Кроме того, такая традиция действовала в ВВС РККА со времен боев в Испании, на Халхин-Голе и в Финляндии.

Митинг на Центральном аэродроме г. Москвы по случаю подарка летчикам 5-го ГвИАП 2-х самолетов Ла-5Ф джаз-оркестром Леонида Утёсова

Позже, с накоплением опыта и появлением успехов, а также с появлением четко привязанной к количеству побед на счету летчика системы награждений и денежных поощрений предпочтение стало отдаваться личным победам. Однако к тому времени в советских ВВС было уже достаточно большое количество летчиков-истребителей, имевших на счету по десятку и более групповых побед при двух-трех лично сбитых самолетах противника. Решение было простым и парадоксальным одновременно: в некоторых полках был произведен пересчет части групповых побед в личные, чаще всего из соотношения 1:2, т.е. летчик с 5 личными победами и 25 групповыми превращался в аса с 15 личными и 5 групповыми, что во второй половине войны автоматически делало его кандидатом на присвоение звания Героя Советкого Союза.

В ряде случаев в штабах частей и соединений, не утруждая себя пересчетами, поступали еще проще: победы, необходимые летчику для получения той или иной награды, «добирались» из числа групповых, одержанных в предыдущие периоды боевой работы, при этом разделение сбитых на «лично» и «в группе» в наградных документах попросту опускалось. Вспоминает Иван Кожемяко: «Иногда со сбитыми могли и смухлевать. Там пошлют старшину, чтобы он у наземных частей сбитого подтвердил, а он определит, что упал сбитый на стыке частей. Так он и у тех справку возьмет, что мы сбили, и у других. И выходит, что сбили мы не один самолет, а два. Бывало такое... Но этим не злоупотребляли. Поймают – позора не оберешься, а то и «дело» заведут».

Так или иначе, летчики-ветераны утверждают, что приписки на всех этапах войны были исключительно редким явлением, тем более что к концу войны на многих истребителях стали устанавливаться фотокинопулеметы, которые позволяли точно зафиксировать воздушную победу или отсутствие таковой. Кроме наград, за сбитые самолеты были и денежные поощрения: 2000 рублей – за сбитый бомбардировщик противника, 1500 рублей – за транспортный самолет и 1000 рублей – за истребитель.


Самые результативные советские летчики истребители
ФИОВойсковая частьКоличество сбитых лично + в группеТип самолетаКоличество боевых вылетов/воздушных боев
Кожедуб Иван Никитович240-й иап, 178-й гиап, 176-й гвиап 64Ла-5, Ла-5ФН, Ла-7330/120
Речкалов Григорий Андреевич55-й иап, 16-й гвиап, упр 9-й гиад 61+4И-153, И-16, Р-39 «Аэрокобра» 450/122
Гулаев Николай Дмитриевич423-й иап, 487-й иап, 27-й иап/129-й гиап55+5И-16, Як-1, Р-39 «Аэрокобра»250/49
Евстигнеев Кирилл Алексеевич240-й иап, 178-й гвиап 52+3Ла-5Ф, Ла-5ФН283/113
Глинка Дмитрий Борисович45-й иап, 100-й гвиап 50Як-1, Р-39 «Аэрокобра»300/100
Скоморохов Николай Михайлович164-й иап, 31-й иап 46+8ЛаГГ-3, Ла-5, Ла-7600/43
Покрышкин Александр Иванович55-й иап, 16-й гвиап, Упр 9-й гиад46+6МиГ-3, Як-1, Р-39 «Аэрокобра» 650/140
Колдунов Александр Иванович866-й иап 46+1Як-1, Як-9, Як-3412/96
Ворожейкин Арсений Васильевич728-й иап, 32-й гвиап ГУФА ВВС КА45+1И-16, Як-7Б, Як-9, Як-3>300
Попков Виталий Иванович5-й гвиап 41+1ЛаГГ-3, Ла-5, Ла-7475/113


Результаты боевых действий самых результативных истребительных полков ВВС РККА
ПолкКоличество сбитых самолетов (общее число уничтоженных самолетов противника, в том числе на земле)Боевые вылеты
5-й гиап657 (739)15 464
402-й иап591 (810)13 511
16-й гиап587 (618)13 681
15-й иап537 (580)10 360
129-й гиап521 (546)11 296
32-й гиап519 (538)9002
9-й гиап507 (558)15 237
4-й иап472 (547)10 774
728-й иап466 (490)11 109
43-й иап459 (509)13 251



При написании статьи использованы материалы из книги
А. Драбкин «Истребители. «Прикрой, атакую!», М., «Яуза», «Эксмо», 2012 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог