Ясско-Кишиневская наступательная операция


"Если Гитлер скажет резко:
"Мой Трезор, ату!" –
Вихрем мчится Антонеску
С плеткою во рту."

С. Маршак

В результате советского летнего наступления 1944 г. на участках групп армий «Центр» и «Северная Украина» немцам был нанесен удар, от которого они так и не смогли оправиться. На флангах, простиравшихся до Северного Ледовитого океана и Черного моря, немецкая армия еще держалась. Но и там фронт был перенапряжен и готов был лопнуть при большем давлении. Несмотря на то, что это напряжение не было явным, оно от этого не становилось менее опасным. На фронте группы армий «Южная Украина» вот уже более двух месяцев длилось глубокое затишье, советское командование сняло с этого участка значительные силы. После окончания советского весеннего наступления очертание немецкого фронта практически не изменилось.

На левом фланге, протянувшемся в форме тупого угла от Куты и на восток до Ясс, войска армейской группы «Велер», 8-й армии и разместившиеся между ними войска 4-й румынской армии удерживали сектор, примерно половина которого находилась в Восточных Карпатах, а другая половина пересекала Молдавию с востока на запад севернее городов Тыргу-Фрумос и Яссы. 6-я армия растянулась от района восточнее Ясс до реки Днестр ниже Дубоссар, далее немецкая оборона шла вдоль реки, примерно до середины советского плацдарма ниже Тирасполя, где их соседом справа была румынская 3-я армия, развернутая в нижнем течении Днестра. 6-я армия и румынская 3-я армия входили в состав армейской группы «Думитреску» под командованием командующего румынской 3-й армией генерал-полковника Петре Думитреску.

Группа армий Южная Украина, 19 августа - 26 сентября

С севера на юг участок обороны пересекали две большие реки: Прут и Сирет. Советские части переправились на другой берег в верхнем течении обеих рек. Отчасти это компенсировалось неровным рельефом и лесистой местности в районе Тыргу-Фрумос – Яссы, по крайней мере, до тех пор, пока у немцев было достаточно дивизий для того, чтобы подстраховывать румынских союзников. Самым значительным изменением тактической обстановки в начале лета стало отступление войск группы армий «Северная Украина» в глубь территории Польши. В результате группа армий «Южная Украина» стала представлять собой фактически изолированную немецкую группировку восточнее Карпат. 2-й Украинский фронт под командованием Р.Я. Малиновского развернулся напротив армейской группы «Велер»; 3-й Украинский фронт Ф.И. Толбухина – напротив армейской группы «Думитреску».

На тот момент наибольшее беспокойство у немецкого руководства вызывала обстановка в Румынии. Группа армий «Южная Украина», несмотря на свою полную зависимость от румынской железнодорожной сети и необходимость в значительной мере обеспечивать себя за счет экономики этой страны, не имела возможности диктовать свои условия представителям местных властей. Все вопросы должны были решаться путем переговоров между Бухарестом и Берлином. К концу июля в штабе группы армий были убеждены, что у немцев есть все основания сомневаться в соблюдении румынами своих союзнических обязательств в условиях осложнившейся обстановки. То, что И. Антонеску, на личном авторитете которого держался этот союз, не обладал больше достаточной властью, не было секретом ни для кого в стране, за исключением трех лиц: самого маршала, немецкого посла в Румынии барона М. фон Киллингера и главы германской военной миссии генерала кавалерии Эрика Хансена. Двое последних являлись официальными представителями Германии в Румынии. То, что страна и сам И. Антонеску все еще продолжали воевать, можно было объяснить единственно тем, что страх перед русскими пока еще несколько перевешивал желание заключить мир, румыны удерживали более 250 км из 600 км фронта группы армий.

В мае, после почти открытых переговоров в Каире с представителями США, Англии и Советского Союза, И. Антонеску отверг предложение о заключении перемирия в одностороннем порядке. На проходивших в то же время в Швеции двухсторонних переговорах с СССР, где ему были предложены даже еще более мягкие условия, И. Антонеску вновь не смог решиться пойти на риск. Фриснер, командующий группой армий «Южная Украина», рекомендовал предоставить командованию группы армий контролировать деятельность всех немецких войск в Румынии, а также назначить единый политический орган, с которым могли бы взаимодействовать военные. Разваливающийся немецко-румынский союз в последний раз удалось кое-как сколотить заново за счет интересов группы армий «Южная Украина».

8 августа немецкая разведывательная авиация впервые доложила о передвижениях советских войск восточнее реки Прут. То, что переброски осуществлялись главным образом в сторону фронта, а не обратно, подтверждало данные об усилении группировки на этом направлении. 13 августа пошли слухи о свержении И. Антонеску, которые внесли обстановку неразберихи и даже паники в тыловых эшелонах группы армий. 16 августа из армейской группы «Велер» поступили данные о готовности советских частей перейти в наступление в течение одного-двух дней. По всей вероятности, они были намерены нанести удар западнее Ясс, сосредоточив основные усилия на участке между Яссами и Тыргу-Фрумосом. Во второй половине дня 19 августа войска 2-го Украинского фронта под командованием Р.Я. Малиновского при поддержке артиллерии предприняли несколько пробных атак на участке обороны армейской группы «Велер». В штабе группы армий ожидали основного удара на ее фронте западнее Ясс на следующий день. Кроме того, как предполагала немецкая сторона, русские в тот же день нанесут вспомогательный удар южнее Тирасполя.

День 20 августа с самого рассвета выдался жарким и солнечным. В тот день советская артиллерия создала мощную завесу огня на двух очень узких участках, один из которых находился к северо-западу от Ясс, а второй – южнее Тирасполя. К тому времени, когда перешла в наступление пехота 2-го и 3-го Украинских фронтов, несколько румынских дивизий находились на грани разгрома. Две румынские дивизии из состава армейской группы «Велер», оборонявшиеся в районе Ясс, оставили свои позиции без боя. Немцам удалось прикрыть западный участок разрыва фронта, образовавшегося в результате бегства румын за счет своих резервов, но на востоке русские продолжали беспрепятственно продвигаться вперед, и во второй половине дня они заняли Яссы. Южнее Тирасполя удар советских войск пришелся в стык между немецкой 6-й и румынской 3-й армиями. Правофланговому немецкому корпусу, по позициям которого пришелся наиболее мощный удар противника, удалось удержать оборону. Однако оборонявшаяся на стыке с 6-й армией румынская дивизия была разгромлена и начала беспорядочное отступление на юг, увлекая вслед за собой своих соседей. К концу дня Й. Фриснер понял, что боеспособность румынских войск упала даже по сравнению с прежними довольно низкими показателями. Однако ему еще предстояло узнать, насколько она снизилась на самом деле.

Два Украинских фронта, действия которых от имени Ставки координировал маршал С.К. Тимошенко имели над противником превосходство в личном составе 1,4 : 4 (1 млн. 250 тыс. против 900 тыс.), в артиллерии 2,1 : 1 (16 тыс. против 7600), в танках и самоходной артиллерии 4,7 : 1 (1870 против 404), в авиации 2,7 : 1 (2200 против 810) (История Второй мировой войны. Т. 9. С. 104). Главный удар наносился силами 6-й танковой армии, а также 27, 52 и 53-й армиями 2-го Украинского фронта в районе северо-западнее Ясс. Уже ко второй половине первого дня наступления 6-й танковой и 27-й армиям удалось прорвать оборону противника, а к исходу дня они вышли на оперативный простор. На правом фланге, севернее Тыргу-Фрумоса, для наступления в южном направлении вдоль реки Сирет были сосредоточены 7-я гвардейская армия и конно-механизированная группа Горшкова. 37-я и 57-я армии, а также два механизированных корпуса 3-го Украинского фронта Толбухина перешли в наступление с Тираспольского плацдарма. Левее 46-я армия двумя группировками проводила операцию на окружение румынского 3-го корпуса в нижнем течении Днестра.

Утром на второй день советского наступления Й. Фриснер все еще считал, что сражение будет развиваться так, как он предполагал. Хотя он и не имел ясной картины относительно сил противника, данные разведки, казалось, подтверждали то, что у советской стороны не было на этом участке фронта превосходства в силах и средствах, которое, по опыту предыдущих сражений, свидетельствовало бы о подготовке к полномасштабному наступлению. Кроме того, противник наносил главный удар на участке армейской группы «Велер», а здесь немцы имели дополнительный рубеж обороны «Траян», развернутый на высотах за Яссами, который считался достаточно хорошо оборудованным.

В штаб группы армий прибыл И. Антонеску, который прежде всегда считался сторонником гибкой обороны, теперь он настаивал на удержании всей линии фронта, включая и район Ясс. Он заявил, что несет личную ответственность за каждую пядь потерянной земли, что сейчас речь идет не о судьбе Бессарабии, а о судьбе всего румынского народа "на века". В течение дня каждое новое донесение с фронта было более тревожным, чем предыдущее. На северном участке были потеряны Яссы, и бои теперь велись западнее Тыргу-Фрумоса. В районе Тыргу-Фрумоса танки конно-механизированной группы Горшкова прорвали рубеж «Траян», и теперь через этот участок на запад от реки Прут устремилась советская пехота при поддержке танков. Из армейской группы «Велер» докладывали о разгроме входивших в ее состав пяти румынских дивизий. Южнее Тирасполя между 6-й немецкой и 3-й румынской армиями образовалась брешь шириной примерно 30 км.

Во второй половине дня Й. Фриснер принял решение отвести армейскую группу «Думитреску» за Прут и попытаться высвободить максимальное количество немецких войск для усиления группы «Велер». В штабе группы армий и в оперативном отделе ОКХ считали, что это будет представлять собой лишь первый этап общего отступления, которое никак не может закончиться на рубеже Карпаты – Дунай. Гитлер, которого удалось убедить в том, что "И. Антонеску теперь согласен руководствоваться чисто военными соображениями", следовательно, не будет возражать, той же ночью утвердил это решение. В 6-ю армию сразу же был направлен приказ немедленно отвести за Прут максимально возможное количество войск. В числе первых пришлось отходить офицерам штаба армии, так как русские танки были уже на подходе к штабу армии в районе Комрата.

В течение двух последующих дней сражение проходило так же, как и начиналось. Румыны, даже их элитная танковая дивизия, отказывались воевать. Советские войска стремительно продвигались на юг, за Прут. Кроме того, они быстро наступали через образовавшийся разрыв прямо в центре группы «Думитреску». При этом немцы не имели никаких средств для того, чтобы воспрепятствовать этому. 23 августа, переправившись через Прут, советские танковые клинья вышли к городам Бырлад и Хуши. Войска 3-го Украинского фронта, продвигаясь на запад, прошли Комрат и практически вышли к реке Прут. Кроме того, 46-я армия, развернувшись левым флангом на юго-восток, правым флангом нанесла удар через Днестровский лиман, окружив румынский 3-й корпус и одну немецкую дивизию. Основная часть немецких войск на всем фронте от реки Прут восточнее Ясс до Тирасполя быстро отступала на юго-запад. Однако это отступление было недостаточно быстрым, чтобы помешать русским сомкнуть клещи за отступавшим противником.

Вечером 23 августа в штабе группы армий узнали, что во второй половине дня И. Антонеску вызвали на аудиенцию с королем страны. В тот же день правительство было низложено, его члены, как и сам И. Антонеску, были арестованы. Позже начальник штаба связался с М. фон Киллингерем, вернувшимся из королевского дворца, где король проинформировал его о намерениях сформировать новое правительство и подписать перемирие с противником. При этом король уверял, что румынские солдаты ни при каких условиях не повернут оружие против немцев. Однако заявление, с которым король в тот же вечер обратился к народу, было не таким обнадеживающим. В нем король заявлял, что Румыния должна присоединиться к Объединенным Нациям, ведущим борьбу против Германии. Там же он подчеркнул, что Румыния намерена объявить войну Венгрии, денонсировав Венский договор от 30 августа 1940 г., согласно которому Венгрии отходила часть Трансильвании, включая район Шеклер.

Незадолго до полуночи 23 августа Й. Фриснер по телефону доложил Гитлеру о перевороте в Румынии и сообщил, что принял командование всеми войсками вермахта на территории страны. Кроме того, он заявил, что принял решение отвести фронт на рубеж Карпаты – Дунай. В полночь оперативный отдел ОКХ передал ему приказ Гитлера подавить "путч", арестовать короля и "дворцовую камарилью" и передать власть в стране либо И. Антонеску, либо, "если это уже невозможно", другому прогермански настроенному генералу. Зная, что М. фон Киллингер, Э. Хансен и командующий немецкими ВВС в Румынии генерал авиации А. Герстенберг находятся под арестом в здании немецкой дипломатической миссии, Й. Фриснер передал приказ Гитлера генералу СС, который находился в одном из немецких учреждений в пригороде Бухареста. В 3.00 тот доложил, что войска должны прибыть из Плоешти в течение полутора часов и что он сразу же направит их в столицу.

Еще до рассвета Й. Фриснеру позвонил Э. Хансен. Он передал предупреждение военного министра Румынии о том, что, в случае если немцы не откажутся от действий, направленных против нового правительства страны, румынская армия повернет оружие против немецких солдат. Э. Хансен добавил, что он и его окружение считают, что немецкая сторона не располагает силами, достаточными для захвата румынской столицы. На вопрос Й. Фриснера, находится ли он под арестом, Э. Хансен ответил утвердительно. Й. Фриснер передал содержание своего разговора с Э. Хансеном в ставку фюрера, напомнив об обещании румынского короля не выступать против Германии. В 7.30 6 тыс. немецких солдат вошли в Бухарест. Еще через 10 минут они были остановлены, встретив стойкое сопротивление румынских войск. Незадолго перед полуднем А. Герстенберг доложил, что в сложившейся обстановке он не может преодолеть сопротивление в пригородах столицы. Его войскам удалось захватить радиостанцию, однако на этом успехи немцев исчерпывались.

В то же время Й. Фриснеру стало ясно, что ни один румынский генерал не желает больше сотрудничать с немцами. В полдень самолеты немецкого 4-го воздушного флота по приказу Гитлера нанесли бомбовый удар по королевскому дворцу и правительственным зданиям в Бухаресте. Эта акция стала для румынского правительства не просто предлогом объявить о полном разрыве с Германией, это было бы сделано в любом случае. Общественное мнение в стране было настроено против немцев. К концу дня в районе столицы сохранялась тупиковая ситуация. А. Герстенберг ждал подкреплений с Юго-Восточного театра. Й. Фриснер запросил дополнительные войска из Венгрии, однако из ОКВ ответили, что оттуда "поступают странные донесения".

Дни 24 и 25 августа стали для группы армий «Южная Украина» воистину катастрофическими. 24-го числа передовые части танкового клина 2-го Украинского фронта заняли Бакэу на реке Сирет и переправились через реку Бырлад ниже по течению от Бырлада. Почти все соединения немецкой 6-й армии, за исключением тыловых служб, сосредоточились южнее и восточнее от населенного пункта Хуши. Часть сил двух корпусов находились западнее реки Прут, но основные силы все еще находились на восточном берегу реки. Расположенный в Фокшани штаб армии имел лишь периодическую радиосвязь с корпусами. Он намеревался отдать приказ всем силам повернуть на юг и попытаться оторваться от противника, переправившись на другой берег в нижнем течении рек Прут или Дунай. Й. Фриснер понимал, что русские смогут блокировать переправы раньше, чем туда выйдут войска 6-й армии, отдал приказ на прорыв в западном направлении через Бакэу в сторону Карпатских гор. 25 августа, в день, когда Румыния объявила войну Германии, разгром войск группы армий стал почти свершившимся фактом.

Было не ясно, что станет с 6-й армией и с многочисленными немецкими частями и учреждениями на территории Румынии. Й. Фриснер доложил в ОКХ, что единственным выходом остается отступление в Венгрию, где можно будет перекрыть проходы через Восточные Карпаты и Южные Карпаты. 26 августа войска Ф.И. Толбухина заняли Кагул, одновременно фронт Р.Я. Малиновского начал совершать маневр на юго-запад с форсированием реки Сирет в нижнем течении. От правого фланга, где в горах к западу от Тыргу-Нямца оборонялась 3-я горнострелковая дивизия, до находящегося в 400 км юго-восточнее устья Дуная у немцев не осталось ничего похожего на линию фронта. В этой фантастической ситуации Гитлер поспешил отдать приказ об удержании фронта по линии Карпаты – Фокшани – Галац – нижнее течение Дуная. На следующий день передовые части Р.Я. Малиновского форсировали Сирет и заняли Фокшани. Управление немецкой 6-й армии с оставшимися в его распоряжении частями второго эшелона попыталось организовать оборону на рубеже Фокшани – Галац, но вскоре было вынуждено начать отход в направлении Бузэу. Поступавшие разрозненные радиодонесения от окруженных немецких дивизий свидетельствовали о том, что русскими было создано два котла.

В большем, на восточном берегу реки Прут, восточнее Хуши, было окружено 10 немецких дивизий. Другой котел с окруженными в нем 8 немецкими дивизиями медленно смещался на запад из района южнее Хуши. Севернее Бухареста румынские войска окружили немецкую группировку, созданную для захвата Бухареста. В районе Плоешти 5-я дивизия зенитной артиллерии оставила район предприятий по переработке нефти и половину города. Отступавшая с Сирета 8-я армия едва смогла собрать достаточно сил для того, чтобы создать отряды, блокирующие перевал Ойтуз и проходы в горах, ведущие на север. Горы обеспечивали прикрытие немецким войскам, но глубокий фланг в Южных Карпатах, 300 км от юго-восточной оконечности Венгрии до прохода Железные Ворота, остался ничем не защищенным. Авиация 4-го воздушного флота использовала весь оставшийся бензин для перелета в Восточную Венгрию. На юге болгары, которые официально не воевали против Советского Союза и теперь тщетно пытались предотвратить советское вторжение на свою территорию, разоружали и интернировали каждого военнослужащего группы армий «Южная Украина», пересекавшего границу.

В течение ночи 29 августа командование ОКХ приказало группе армий «Южная Украина» создать устойчивый фронт вдоль горного хребта по Южным Карпатам и Восточным Карпатам, обеспечив контакт с Юго-Восточным театром в районе Железных Ворот на Дунае и группой армий «Северная Украина» в районе старой границы Польши. Под командование Й. Фриснера была передана формировавшаяся в Восточной Венгрии венгерская 2-я армия. Горы на самом деле могли бы помочь создать прочный оборонительный рубеж при условии, что в распоряжении Й. Фриснера будет достаточно войск для того, чтобы захватить и удерживать проходы в Южных Карпатах на территории Румынии. Насколько сложным будет выполнение этой задачи, стало ясно уже на следующий день, когда Й. Фриснер доложил, что 6-й армии не удалось спасти ни одной дивизии. От нее остался только штаб, части обеспечения и примерно 5 тыс. машин, застрявших в долине реки Бузэу, и пока еще не было ясно, не попадет ли все это в руки русских.

В составе группы армий было четыре полнокровные дивизии. Три из них располагались на левом фланге и не были затронуты наступлением противника. Еще одна перебрасывалась на другой участок фронта и была возвращена в группу армий после начала наступления. Все, что удавалось удерживать группе армий, это изобиловавшая разрывами линия фронта, проходившая через Карпатские горы. Если бы советское командование решилось на стремительный рывок на север через перевалы Предял и Турну-Рошу, то, по словам начальника штаба группы армий, все, что оставалось бы немцам, это "как можно скорее убираться отсюда".

30 августа войска Р.Я. Малиновского заняли Плоешти, а на следующий день совершили марш на Бухарест. 29 августа по приказу Ставки Р.Я. Малиновский разделил свои войска. Он отдал приказ 6-й танковой, 27-й и 53-й армиям очистить территорию Южной Румынии между Дунаем и Карпатами до Турну – Северина. С меньшей частью войск он предпринял попытку выбить немецкие войска из Восточных Карпат. 40-я армия наступала на левый фланг относительно свежей 8-й немецкой армии. 7-я гвардейская армия и конно-механизированная группа Горшкова должны были занять перевал Ойтуз и продвигаться через горы в направлении городов Сибиу и Клуж.

Когда советские войска начали продвигаться на запад южнее Карпат, Й. Фриснер решил, что у него еще есть шанс прикрыть хотя бы перевалы Предял и Турну-Рошу. Оставшийся перевал Вулкан в тот момент был вне досягаемости как для Юго-Восточного театра, так и для группы армий «Южная Украина». Одновременно, учитывая возможность потерять контроль над перевалами, Й. Фриснер отдал приказ командованию армий провести разведку рубежа по реке Муреш через западную оконечность района Шеклер. 5 сентября венгерская 2-я армия нанесла удар в южном направлении из района города Клуж с целью перекрыть перевал Турну-Рошу. Днем ранее воздушная разведка выявила признаки подготовки маневра войск 2-го Украинского фронта на север. Поэтому Й. Фриснер предупредил командующих армиями быть в готовности одним броском отступить за Муреш. Пока он не спешил отдавать такой приказ. В то же время 2-я венгерская армия стремительно наступала, преодолевая слабое сопротивление наспех реорганизованной 4-й румынской армии. С 6 сентября румынские 1-я и 4-я армии перешли под командование Р.Я. Малиновского.

В течение дня 6-я армия отводила свои войска из долины реки Бузэу. Однако это, а также успех венгерских войск были лишь небольшими светлыми пятнами в полосе мрачных событий. После того как в течение нескольких дней была прервана связь с несколькими немецкими соединениями, командование группы армий было вынуждено признать потерю пяти корпусов вместе с их штабами и 18 дивизий, оказавшихся в двух котлах окружения. Продолжая продвижение на запад, советские войска в тот же день вышли к Турну-Северину, в 15 км к юго-востоку от прохода Железные Ворота. К вечеру Й. Фриснер понял, что ему придется отвести 6-ю и 8-ю армии за Муреш, но решил выждать день или два, достаточный срок, чтобы уравновесить неудачи отступавших немецких войск и впечатляющий успех устремившихся вперед венгерских союзников. В ходе Ясско-Кишиневской операции с 20 по 29 августа немцы и румыны потеряли около 400 тысяч убитыми и пропавшими без вести (из них было пленено 208,6 тыс. человек), уничтожено к 3 сентября 490 танков и штурмовых орудий, 1,5 тыс. орудий, 298 самолетов; советские войска захватили более 2 тыс. орудий, 340 танков и штурмовых орудий, около 18 тыс. автомашин, 40 самолетов и др. Потери советских войск: 13,2 тыс. убитыми и около 54 тыс. ранеными.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог