Бои на дальних подступах к Москве в 1941 г.


"Штыки от стужи побелели,
Снега мерцали синевой.
Мы, в первый раз надев шинели,
Сурово бились под Москвой."

И. Иванов

Хотя немецкие генералы, командовавшие ударными танковыми группировками, не смогли достичь существенного перелома в походе на Москву к концу октября 1941 г. (достаточно вспомнить поражение 2-й танковой армии Гудериана под Тулой), они требовали пополнения своих танковых дивизий и рвались продолжать наступление на Москву. Немецкое командование планировало одержать победу над Красной Армией до наступления сильных холодов и снегопадов, ему было необходимо отогреть своих солдат в теплых квартирах в Москве. В этом стремлении генералитет поддерживали главнокомандующий немецкими сухопутными войсками генерал-фельдмаршал фон Браухич и Гитлер. Они по-прежнему считали, что победа над поредевшими частями Красной Армии возможна, и приступили к подготовке продолжения операции «Тайфун».

Основные способы, выбранные планом «Тайфун» для захвата Москвы, оставались в силе. Это обход российской столицы с севера и юга и создание громадного «котла», крышка которого должна была захлопнуться восточнее Москвы, в районе Ногинска.

Поскольку для охватывающего маневра с юга была выбрана и уже действовала в этом направлении 2-я танковая армия Гудериана, то дополнительных перегруппировок на юго-восточном направлении не требовалось. Для окружения Москвы с северо-востока былa выбрана, как ранее и планировалось, 3-я танковая группа генерал-полковника Гота, для чего она из района Калинина начала перебрасываться южнее, в район Лотошино; ей предстояло окружить остатки 30-й армии Калининского фронта и, переправившись через канал Москва – Волга (канал имени Москвы), на рубеже Дмитров – Яхрома выйти к Ногинску с севера.

Несмотря на сомнения начальника немецкого Генеральное штаба генерал-полковника Гальдера, в кратчайшие сроки было проведено доукомплектование танковых групп до штатной численности, превысившей 11-12 тысяч человек как в пехотных, так и танковых дивизиях. Некомплект танков был доведен до возможного минимума, на который еще была способна промышленность Германии и ее сателлитов. В 15 танковых дивизиях, готовящихся к продолжению битвы за Москву, насчитывалось 1500 танков, что было в два раза меньше, чем в начале войны, однако значительно превосходило по количеству общее число танков в танковых бригадах Красной Армии на начало-середину ноября 1941 г.

Упреждающий удар частей советской 16-й армии по 10-й немецкой танковой дивизии 12-14 ноября 1941 г.

За две недели подготовки к возобновлению наступления численность личного состава группы армий «Центр» была доведена почти до 1 миллиона человек, что превышало численность наших войск Западного и Калининского фронтов в 1,9 раза. Наши войска располагали только 890 танками, в основном устаревшего типа с легким вооружением. Подготовка Красной Армии к отражению предстоящего немецкого наступления на Москву в период с конца октября до 15 ноября была направлена на пополнение воюющих армий людским составом из числа ополченцев Москвы и других городов России и строительство дополнительных противотанковых укреплений к западу от столицы.

Основные войсковые резервы, которыми располагало Верховное главнокомандование Советской Армии, уже были введены в бой на Можайской линии обороны, а новые резервы еще выдвигались к линии фронта либо только находились в стадии формирования. Состав стрелковых дивизий Красной Армии в зоне боевых действий удалось довести в среднем до 5 тысяч человек.

Несмотря на продолжавшиеся поставки вооружений и пополнение войск людьми общий перевес в силах оставался на стороне немецко-фашистских войск, готовившихся к последнему броску на Москву. По итогам подготовки последнего, решающего наступление на Москву Гитлер был уверен в победе. Своими приказами он пытался вселить в немецких солдат уверенность в успехе. Уже была создана зондеркоманда для уничтожения населения Москвы: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята…» («Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», Под ред. В.Д. Соколовского. М. 1980 г., с. 361).

Немцы не предусматривали вариантов на случай, если их наступление продлится дольше относительно теплого периода ноября. Также не были предусмотрены резервы (да их у немцев уже и не было) на случай, если в предстоящих боях солдаты Красной Армии уничтожат большое количество танков, которыми гитлеровцы располагали. То же самое касалось и численности немецких пехотных дивизий. Было очевидно, что немецкие коммуникации, растянувшиеся на 1000 километров, не позволят вермахту оперативно снабжать питанием своих головорезов-солдат и тем более одеть их подобающим образом на случай больших морозов. Особо остро мог встать вопрос о своевременной доставке боеприпасов.

Были также смехотворными надежды на помощь сателлитов в походе немцев к Москве. В одном из донесений содержится описание колонны французских легионеров, продвигавшихся к фронту, – автор не без юмора писал, что они не то что воевать, они не умеют маршировать и бредут, как стадо, вместо движения в строгом строю.

Трудности со снабжением и пополнением войск беспокоили командующего группой армий «Центр» фон Бока, и еще 11 ноября 1941 г. он, обсуждая вопросы, касающиеся затруднений с доставкой военных грузов на фронт, с Гальдером, выразил сомнение в возможности выполнения важных оперативных задач по окружению Москвы до наступления зимы. «Все, что нам теперь остается, – это попытаться соединиться с выдвинутыми нами передовыми заслонами на генеральной линии Коломна – Загорск – Дмитров, что является совершенно необходимым условием для окружения Москвы. Я буду совершенно счастлив, если находящихся в нашем распоряжении войск будет достаточно для выхода на эту линию» (Бок Ф. «Я стоял у ворот Москвы. Военные дневники 1941-1945», М., 2006 г., с. 230).

Следует обратить внимание на упоминание фон Боком о передовых заслонах, которые немцы планировали создавать в нашем тылу, например, у Дмитрова. Элементы немецкой военной тактики, основанные на создании в глубине обороны противника и на его флангах частей прикрыть и заслонов, упоминаются фон Боком в его «Военных дневниках» несколько раз. Для этой цели предлагалось направлять в глубокий тыл советских войск подвижные моторизованные соединения и танки. В дальнейшем разведотрядами войск московской зоны обороны были выявлены попытки создания таких заслонов на подступах к Москве, а немецкие части, их составлявшие, были уничтожены войсками Западного фронта.

В канун продолжения наступления по плану «Тайфун» немецким командованием дополнительно был указан войскам срок начала боевых действий – 15-16 ноября 1941 г. для 3-й и 4-й танковых групп и 18 ноября для 2-й танковой армии. Бойцы Красной Армии были морально подготовлены к встрече с врагом и его танками и были готовы защищать подмосковные рубежи до конца.

Наступление немецко-фашистских войск на тульском и калининском направлениях, нацеленное согласно плану «Тайфун» на окружение Москвы в районе Ногинска, было остановлено Красной Армией на дальних подступах к Москве. Войска 16-й армии Западного фронта нанесли по немецкой танковой группировке под Скирманово и Козлово упреждающий удар ещё до начала второй фазы операции «Тайфун».

15 ноября 1941 г., дню возобновления немецкого наступления на Москву по всему фронту, наступлению на калининском правлении с севера и на Тулу с юга от Москвы немцами отводилась важнейшая роль. При этом немецкое верховное командование придавало огромное, если не решающее значение прорыву Западного фронта Советской Армии на его центральном участке. Поэтому из 13 танковых дивизии, имевшихся в распоряжении немцев, 4 (2-я, 5-я, 10-я и 11-я) с самого начала операции «Тайфун» закреплялись за 4-й танковой группой и были сосредоточены на узком участке Западного фронта в районе Волоколамска.

После 30 октября, когда немецко-фашистские войска были вынуждены остановить наступление на Москву, и перешли к обороне, немецкое командование начало подтягивать в район Волоколамска дополнительные силы, создавая мощную ударную группировку для прорыва Западного фронта на волоколамском направлении. Советское командование приступило к срочному укреплению оборонительных рубежей на этом направлении. Для усиления этого участка Западного фронта было принято решение доукомплектовать 16-ю армию Рокоссовского К.К., основу которой должны были составить 316-я, 78-я и 18-я стрелковые дивизии.

От района Волоколамска до Москвы было 100 километров; если бы немцы овладели Волоколамским шоссе, они смогли бы пройти до пригородов нашей столицы за несколько дней. Все их пополнения были моторизованными, а основу группировки составляли танковые дивизии. По данным, полученным от пленных и разведки, стало известно, что против 16-й армии немцы начали сосредоточение 40-го и 46-го танковых корпусов 4-й танковой группы. Севернее Волоколамска, на исходных позициях для наступления размещались 106-я и 35-я пехотные дивизии и 2-я танковая дивизия 5-го армейского корпуса, ранее переданная в состав 4-й танковой группы для ее усиления. В составе 40-го танкового корпуса к месту предстоящих боев перебрасывалась дивизия СС «Рейх».

10-я танковая дивизия 40-го танкового корпуса, переброшенная немцами в район населенного пункта Скирманово, заняла позиции на господствующих высотах, с которых контролировались подходы к Волоколамской автостраде. Из района Скирманово противник обстреливал Волоколамское шоссе артиллерией и занимал выгодное положение для начала наступления на Москву. Поэтому Рокоссовский со своим штабом принимает решение, не ожидая начала немецкого наступления, нанести упреждающий удар по району Скирманово. Операция была тщательно подготовлена и успешно осуществлена 12-14 ноября 1941 г.

О боях за Скирманово сохранились воспоминания участников тех событий – командира 1-й гвардейской танковой бригады Катукова М.Е., бойцов и командиров 18-й стрелковой дивизии Чернышева Н.Н., их дополняют свидетельства Казакова В.И., обеспечивавшего артиллерийскую поддержку операции, и Белобородова А.П., командира 78-й стрелковой дивизии. Ударная часть группы состояла из трех танковых бригад – 1-й гвардейской, 27-й и 28-й. Группа была усилена артиллерией, а ее фланги были надежно защищены – с северо-запада 50-й кавалерийской дивизией Плиева И.А., а с юго-запада – 78-й стрелковой дивизией Белобородова А.П.

Началу наступления на Скирманово предшествовала тщательная разведка позиций противника, проведенная силами 18-й стрелковой дивизии. Были выявлены опорные пункты немцев, позиции их танковой артиллерии и места размещения основных сил 10-й танковой дивизии. Ночью в канун наступления было решено посеять панику в расположении немецких частей; для этого командир батальона 365-го полка старший лейтенант Ушаков Н.А. с отрядом автоматчиков в ночь на 12 ноября атаковал немецкие колонны, продвигавшиеся из Козлово в Скирманово. Второй отвлекающий удар нанес батальон 1308-го полка во главе со старшим лейтенантом Щербовым Д.Я., атаковавший в ту же ночь позиции немцев в деревне Агафидово.

Основной удар по немецким позициям в Скирманово был нанесен 12 ноября 1941 г. 1-й танковой бригадой Катукова М.Е. при поддержке с правого фланга 27-й и 28-й танковыми бригадами, а с левого – 365-м и 1308-м полками 18-й стрелковой дивизии. 1-я гвардейская танковая бригада действовала в соответствии с приказом штаба 16-й армии, который поставил задачу уничтожить противника в районе Скирманово – Козлово. Удар планировалось нанести со стороны Рождествено, вдоль шоссе на Козлово.

Предполагая яростное сопротивление противника, Катуков распределил свои танки по четырем группам, которые вводил в бой последовательно, по мере выявления и уничтожения основных защищенных огневых точек противника. О начале наступления Катуков М.Е. пишет: «Утро выдалось солнечное. Слепя глаза, искрился на полях только что выпавший снег. В лесу косо лежали голубые прозрачные тени. Морозный воздух приятно пощипывал щеки. С КП, расположенного на опушке леса в погребе полуразрушенного дома лесника, я мог наблюдать бой: от Скирманово нас отделял только один километр. Ровно в девять часов тридцать минут тишину разорвал грохот артиллерийской канонады. С сосен посыпались сухие иголки. Взметнулись снежными фонтанами взрывы.

После тридцати минутной артподготовки заревели моторы, и, оставляя на снежней целине зубчатые колеи, танки устремились вперед к видневшимся вдали избам Скирманово. Оттуда сразу же засверкали орудийные выстрелы. Гитлеровцы били из противотанковых орудий, из блиндажей, расположенных за оградой кладбища. Огрызались огнем закопанные в землю танки. Часть вражеских машин стояла в сараях и амбарах и била через амбразуры. Танки Лавриненко, Заскалько, Полянского попали под шквальный огонь» (Катуков М.Е. «На острие главного удара», М. 1958 г., с. 74).

Несмотря на все большее количество танков, которые вводил в бой Катуков М.Е., вражеское сопротивление не ослабевало. Немцы контратаковали наши танки и мотострелковые бригады, переходя в «психическую атаку», во весь рост. В контратаках немцы использовали танки, вступая в единоборство с нашими Т-34 и КВ. В этом бою наши танкисты оказались сильнее, и немцам пришлось отходить. После 12-часового ожесточенного боя части 16-й армии выбили противника из Скирманово.

В оперативной сводке Генерального штаба Красной Армии № 260 о боевых действиях за 12 ноября говорилось: «16-я армия частью сил (1 гв. тбр, 27 и 28 тбр, 365 сп) в результате наступления овладели районом Скирманово – Марьино и продолжают бой в районе Козлово. Попытки противника наступать из района Михайловское на Углынь были отбиты с большими для него потерями» («Битва под Москвой. Хроника, факты, люди», в 2-х кн., кн. 1. М., с. 587). Здесь речь идет о помощи, которую немцы пытались оказать своим войскам, полуокруженным в Скирманово. Их попытки пробиться к месту боя по дороге, идущей из Рузы, были отражены 78-й стрелковой дивизией Белобородова А.П.

В результате боевых действий 12 ноября 1941 г. в Скирмаиово противник потерял много танков и мотопехоты. Катуков М.Е. упоминает тяжелые орудия, захваченные у немцев на месте боя. Они стреляли снарядами нового типа (подкалиберными), пробивавшими мощную броню наших танков КВ. Сразу же после взятия Скирмапово, 13 ноября, без передышки, 1-я танковая бригада и бойцы 18-й стрелковой дивизии пошли на штурм Козлова. Немцы оборонялись 38 часов, но были опрокинуты. 10-я танковая дивизия противника была вынуждена отойти из района Скирманово – Козлово – Агафидово, понеся значительные потери в танках – до 80 штук.

Наши танковые бригады к 15 ноября были выведены с места боя и отведены на места оборонительных рубежей. В частности, 1-я гвардейская танковая бригада была переброшена к населенному пункту Чисмена, где ей предстояло защищать подступы к Новопетровскому, не подпуская немецкие танки к Волоколамскому шоссе. Отбитый у противника район Скирманово был передан стрелковым частям. Поражение 10-й танковой дивизии под Скирманово было неожиданностью для немецкого командования. Ее доукомплектование заняло значительное время. 10-я танковая дивизия вновь появилась под Скирманово только 19 ноября 1941 г.

Удар, нанесенный частями 16-й армии Рокоссовского К.К., задержал продвижение 40-го танкового корпуса немцев на волоколамском направлении на четыре дня, что явилось весьма существенным вкладом в битве за Москву. Наши потери в боях за Скирманово также были большими, что объясняется круговой обороной немецко-фашистских войск, засевших на возвышенности и укрепивших свои позиции. Войскам 16-й армии пришлось штурмовать укрепления противника в лоб, на что в годы войны войскам Красной Армии приходилось идти не раз. Задача по выбиванию немецких танков, несмотря на их численное преимущество, требовала от бойцов настоящего мужества и самопожертвования и не могла решаться без потерь.

Подготовка к отражению готовившегося немцами наступления не ограничилась боевыми действиями у Скирманово и Козлово, предпринятыми по инициативе руководства 16-й армии. Накануне немецкого наступления Сталин И.В. приказал Жукову Г.К. нанести упреждающие контрудары по скоплениям немецких войск на волоколамском и серпуховском направлениях. Жуков, не располагавший резервами и задействовавший все силы Западного фронта в обороне, был не согласен с таким решением Верховного главнокомандующего и Генерального штаба, но выполнил приказ Ставки. Контрнаступление войск 16-й армии на волоколамском направлении завершилось безрезультатно, хотя и вызвало замешательство у немецкого командования. Превосходящие силы противника отразили атаку наших кавалерийских частей.

А вот наступление войск 49-й армии генерал-лейтенанта Захаркина И.Г. в районе Алексина, предпринятое 14-19 декабря 1941 г., завершилось разгромом 13-го и 12-го немецких армейских корпуcoв на южном фланге 4-й армии генерал-фельдмаршала фон Клюге. 12-й и особенно 13-й армейские корпуса группы армий «Центр» понесли большие потери и не смогли перейти в наступление в сторону Москвы и после 18 ноября 1941 г. Контрудар Западного фронта вывел из строя два из шести армейских корпусов 4-й армии и вынудил фон Клюге перейти на серпуховском направлении вместо наступления к обороне. Командование 4-й армии захватчиков возложило часть вины за свое поражение на 2-ю танковую армию Гудериана, которая не умела поддержать 13-й и 12-й корпуса, неожиданно для немцев атакованные 49-й армией Западного фронта.


При написании реферата были использованы материалы книги
В.Д. Барановский "Победа в битве за Москву 1941-1942", М., "Голден-Би", 2009 г.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог