Статья 100. Маршал авиации Кожедуб И.Н.


"Как всегда, после напряженной схватки
чувствую нервную дрожь. Голова горит, мучит жажда.
Главное теперь – прийти на аэродром…"

И. Кожедуб

В праздничной Москве в 1945 г. с Евстигнеевым К.А.

Трижды Герой Советского Союза Кожедуб Иван Никитович говорил, что он учился летать и быть настоящим человеком у первого истребителя-аса нашей отечественной авиации Покрышкина А.И., и он был далек от фразерства. Кожедуб вообще не умел говорить красиво. Вот побалагурить, развеселить товарищей – это да. Это он любил и умел, «для поднятия общего тонуса». Но отношение его к трижды Герою Советского Союза Покрышкину (впоследствии тоже маршалу авиации) было свято.

«Мне ведь сначала не везло в моем любимом деле – в авиации, – признался Иван Никитович. – Все я делал с размаху, рывком, надеясь больше всего на свою силу. Но именно пример Александра Ивановича убедил меня: авиация – хоть без отваги там ни дня не обойтись – штука очень точная! Каждый подвиг летчика-аса – это не только отчаянная храбрость, но вместе с тем и очень точный расчет, построенный на безукоризненном знании техники. Вот тогда риск оправдан. И меняет порой – по воле одного лишь человека! – результаты крупного воздушного боя, придавая ему совершенно неожиданный для противника поворот».

Не удивительно, что двум этим героям суждено было стать настоящими, искренними друзьями. А теперь, когда обоих уже не стало, странно и грустно бывает читать в некоторых газетных публикациях, кто из них «лучше», кто «первее». В историю Отечественной войны они вошли оба, как достойнейшие. И в благодарные сердца соотечественников своих – тоже.

Краткий биографический словарь «Герои Советского Союза» сообщает, что родился прославленный ас Кожедуб Иван Никитович в с. Ображиевка Шосткинского района Сумской области 8 июня 1920 г., он стал пятым, младшим ребенком в бедной крестьянской семье. Ваня родился после страшного в стране голода. Однако со слов самого Кожедуба известно, что истинная дата его рождения – 6 июля 1922 г. На два года «состарил» себя Иван Никитович, чтоб после семилетки поступить в Шосткинский химико-технологический техникум, а в 1938 г. – в аэроклуб. Не последнюю роль в решении заниматься в аэроклубе сыграла нарядная форма учлетов. В апреле 1939 г. Иван впервые поднялся над землей на учебном самолете.

В 1940 г., когда ему было на самом деле всего 18 лет, поступил в Чугуевское военное авиационное училище летчиков (сейчас Харьковский лётный университет), за отличные успехи после окончания училища в 1941 г. сержант Кожедуб был оставлен инструктором. К летному делу относился «по науке»: изучал вопросы тактики, конспектировал описания воздушных боев, вычерчивал схемы и летал – до самозабвения. Кожедуб вспоминал о том времени своего становления: «Было бы можно, так кажется, и не вылезал бы из самолета. Сама техника пилотирования, шлифовка фигур высшего пилотажа доставляли мне ни с чем не сравнимую радость». Все дни, в том числе и выходные, были распланированы у него по минутам, все подчинено одной цели – стать достойным воздушным бойцом.

С началом Великой Отечественной войны Иван Кожедуб забросал рапортами начальство с просьбой направить на фронт, но отпустили его лишь осенью 42-го, в 240-й истребительный авиаполк, где пришлось переучиваться на новейший по тем временам истребитель Ла-5. О первом боевом «крещении» сам Иван Никитович написал так: «В марте 1943 г. я прибыл на Воронежский фронт рядовым летчиком в полк, которым командовал майор Солдатенко. Полк был вооружен самолетами Ла 5. С первого дня я стал присматриваться к боевой работе моих новых товарищей. Внимательно слушал разборы выполнения боевой работы за день, изучал тактику врага и старался соединить теорию, приобретенную в школе, с фронтовым опытом. Так изо дня в день я подготовлялся к схватке с врагом. Прошло всего несколько дней, а мне казалось, что моя подготовка бесконечно затягивается. Хотелось как можно скорее вылететь вместе с товарищами навстречу врагу.

Кожебуб у именного самолета

Встреча с противником произошла неожиданно. Случилось это так: 26 марта 1943 года я, в паре с ведущим младшим лейтенантом Габуния, вырулил на старт дежурить. Неожиданно нам был подан сигнал для взлета. Младший лейтенант Габуния быстро взлетел. Я несколько задержался на взлете и после первого разворота потерял ведущего. Связаться по радио ни с ведущим, ни с землей мне не удалось. Тогда я решил произвести пилотаж над аэродромом. Набрав 1500 м высоты, приступил к пилотированию. Вдруг ниже меня метров на 800 я заметил 6 самолетов, которые подходили к аэродрому со снижением. С первого взгляда я принял их за Пе-2, но через несколько секунд я увидел разрывы бомб и огонь зениток на нашем аэродроме.

Тогда я понял, что это немецкие самолеты Ме 110. Помню, как сильно забилось сердце. Передо мной были вражеские самолеты. Я решил атаковать противника, быстро развернувшись, на максимальной скорости пошел на сближение. Оставалось 500 м, когда в сознании мелькнуло слышанное мною от командира правило воздушного боя: «Перед атакой посмотри назад». Оглянувшись, я заметил, как с большой скоростью приближается ко мне сзади самолет с белым коком. Не успел я распознать, чей это самолет, как он уже открыл по мне огонь. Один снаряд разорвался у меня в кабине. Резким разворотом влево со скольжением выхожу из-под удара. Два Ме 109 с большой скоростью прошли справа от меня. Теперь я понял, что они, заметив мою атаку, спикировали и атаковали меня. Однако моя неудавшаяся атака заставила Ме 110 отказаться от повторного захода на бомбометание. В этой встрече я на практике убедился, как важна роль ведомого для прикрытия ведущего при атаке цели». (Ф.Я. Фалалеев «Сто сталинских соколов. В боях за Родину», М., «Яуза», «Эксмо». 2005 г.).

Первый немецкий самолёт Иван Кожедуб сбил в паре с ведомым Василием Мухиным на Курской дуге. А уже к октябрю 1943 г. послужной список командира эскадрильи 240-го истребительного авиаполка старшего лейтенанта Кожедуба И.Н. насчитывал 146 боевых вылетов, 20 лично сбитых самолетов. Взыскательный и требовательный к себе, неистовый и неутомимый в бою, Кожедуб был идеальным воздушным бойцом, инициативным и исполнительным, дерзким и расчетливым, отважным и умелым. «Точный маневр, ошеломляющая стремительность атаки и удар с предельно короткой дистанции», – так Иван Никитович определял основу воздушного боя. Он был рожден для боя, жил боем, жаждал его. В боях за Днепр лётчики полка, в котором воевал Иван Кожедуб, впервые встретились с асами Геринга из эскадры «Мельдерс» и вышли из поединка победителями. В этих боях Кожедуб значительно увеличил свой счёт. За 10 дней напряжённых боёв он лично сбил 11 самолётов противника.

Вот характерный эпизод, подмеченный его однополчанином, другим известным асом Евстигнеевым К.А.: «Как-то Иван Кожедуб возвратился с задания, разгоряченный боем, возбужденный и, может быть, потому непривычно словоохотливый: «Вот гады дают! Не иначе как «волки» из эскадрильи «Удет». Но мы им холку намяли – будь здоров! – Показав в сторону КП, он с надеждой спросил адъютанта эскадрильи: – Как там? Ничего больше не предвидится?»

Звание Героя Советского Союза старший лейтенант Кожедуб И.Н. получил лишь 4 февраля 1944 г., когда число сбитых самолетов дошло до 48. Потому вскоре – 19 августа 1944 года стал дважды Героем. (В год Курской битвы Звезду Героя Советского Союза заслуживал тот, кто сбивал 15 самолетов врага, вторую – 30 самолетов.) В это же время Кожедубу было присвоено звание капитана, и он был назначен заместителем командира 176-го гвардейского полка. Характерно отношение Кожедуба к своим лётчикам-однополчанам. В марте 1944 г. во время одного из боёв шестёрки Ла-5 с группой «юнкерсов» был подбит один из наших самолётов. Лейтенант П. Брызгалов направился к ближайшему, брошенному немцами аэродрому. При посадке его самолёт перевернулся, и пилот оказался заблокированным в кабине. Иван Кожедуб приказал садиться ещё двум лётчикам, и сам приземлился на «живот» в жидкую грязь. Общими усилиями лётчики освободили своего товарища из «плена».

«Отношение Кожедуба к машине приобретало черты религии – той ее формы, что носит название аниматизма. «Мотор работает четко. Самолет послушен каждому моему движению. Я не один – со мной боевой друг» – в этих строках отношение аса к самолету. Это не поэтическое преувеличение, не метафора. Подходя к машине перед вылетом, он всегда находил для нее несколько ласковых слов, в полете разговаривал как с товарищем, выполняющим важную часть работы. Ведь, помимо летной, трудно найти профессию, где судьба человека более бы зависела от поведения машины. За войну он сменил 6 «лавочкиных», и ни один самолет не подвел его. И он не потерял ни одной машины, хотя случалось гореть, привозить пробоины, садиться на усеянные воронками аэродромы». (Там же).

В мае-июне Кожедуб И.Н. летал на именном самолете Ла-5ФН (бортовой № 14), построенном на деньги колхозника, пчеловода Василия Конева, и сбил на нем, к гордости дарителя, 7 фашистских стервятников. На левом борту этот самолёт имел надпись «Имени Героя Советского Союза подполковника Конева Г.Н.» (племянник дарителя), на правом – «От колхозника Конева Василия Викторовича». В сентябре Кожедуб был переведён в 176 й гвардейский истребительно авиационный полк. А на его машине, с яркими, белыми с красной окантовкой надписями по обоим бортам, летал Евстигнеев К.А., который уничтожил на ней еще 6 вражеских самолетов, а затем Брызгалов П.А.

Как известно броских примет у самолёта летчики особенно не любили, но это не помешало им отлично сражаться. Дважды Герой Советского Союза Кирилл Евстигнеев к концу войны имел 53 личных победы и 3 в группе, а Павел Брызгалов – 20 побед – он тоже стал к концу войны Героем Советского Союза. Еще 17 машин противника уничтожил Кожедуб на Ла-7 (бортовой № 27), на нем он и закончил войну. Сегодня этот самолёт – экспонат музея-выставки ВВС в Монино.

«В апреле 1945 г. заградительной очередью Кожедуб отогнал пару немецких истребителей от американского B-17 и тут же заметил группу приближающихся самолетов с незнакомыми силуэтами. Ведущий группы открыл по нему огонь с очень большой дистанции. С переворотом через крыло Кожедуб стремительно атаковал крайнего. Тот сильно задымил и со снижением пошел в сторону наших войск. Полупетлей выполнив боевой разворот с перевернутого положения, советский ас обстрелял ведущего – тот взорвался в воздухе. Конечно же, он успел рассмотрел белые звезды на фюзеляжах и крыльях и возвращался к себе с беспокойством: встреча с союзниками сулила неприятности. К счастью, одному из сбитых летчиков удалось спастись. На вопрос «Кто вас сбил?» он ответил: – «ФоккеВульф» с красным носом». Командир полка П. Чупиков отдал Кожедубу пленки, где были зафиксированы победы, над «Мустангами.
– Забери их себе, Иван… никому не показывай. Этот бой был одной из первых схваток в воздухе с американцами, провозвестником большой воздушной войны в Корее, долгого противостояния двух сверхдержав». (Там же).

18 августа 1945 года гвардии майор Кожедуб Иван Никитович, третьим после своего учителя Покрышкина А.И. и маршала Жукова Г.К. , был удостоен звания трижды Героя Советского Союза. Всего за войну Иван Никитович провел 330 боевых вылетов, 120 воздушных боев. Среди 62 побед (Иван Никитович называет – 63) Кожедуба над фашистскими асами – «новинка» мировой авиации – реактивный Ме-262, сбитый над Одером очередью сзади-снизу в 1945-м. За годы Великой Отечественной войны Кожедуб И.Н. ни разу не был сбит, хотя его самолёт несколько раз получал повреждения, но искусный пилот каждый раз сажал свою машину.

После окончания в 1949 г. Военно Воздушной академии Кожедуб И.Н., получил назначение заместителем, а затем и командиром 326-й авиационной дивизии, расквартированной под Москвой, в Кубинке. А в 1951 году в небе Кореи 326-я дивизия Кожедуба встретилась уже с армадами реактивных самолётов. Командиру дивизии трижды Герою Советского Союза Кожедубу строго запрещалось самому участвовать в боях, но зато возлагалась обязанность обучить своему мастерству молодых пилотов и руководить боевыми операциями. Впервые в мире шла воздушная война на стремительных реактивных самолётах с ВВС США, недавними союзниками, вторгшимися в пограничное нашей стране маленькое беззащитное государство. Оттого, кто – сильней, зависело, мирным или военным будет завтрашний день?

С марта по февраль 1951 года в небе Кореи дивизия Кожедуба одержала 215 побед над американскими самолетами, потеряв при этом 52 самолета и 10 летчиков. В число сбитых американских самолетов входили и «летающие крепости», и «сверхкрепости». Превосходство советской авиации, готовой отразить любого врага, было доказано на практике.

В 1952 г. 326-я дивизия была передана в систему ПВО и переведена под Калугу. Летом 1953 г. Кожедуб стал генерал майором. Через год он был направлен на учебу в Академию Генштаба. Часть курса прошел экстерном, так как по служебным обстоятельствам задержался с началом занятий. После окончания академии Кожедуб назначается первым заместителем начальника Управления по боевой подготовке ВВС страны, с мая 1958 по 1964 г. он был первым заместителем командующего ВВС Ленинградского, а затем Московского военных округов.

До 1970 г. генерал-полковник Кожедуб Иван Никитович регулярно летал на истребителях, освоил десятки типов самолетов и вертолетов. Последние полеты он совершил на МиГ-23, затем ушёл с лётной работы. Интересно, что части, которыми командовал Кожедуб, всегда отличались низким уровнем аварийности, и сам он как летчик практически не имел аварий, хотя «нештатные ситуации», конечно, случались. Так, в 1966 г., во время полета на малой высоте, его МиГ-21 столкнулся со стаей грачей; одна из птиц попала в воздухозаборник и повредила двигатель. Для посадки машины потребовалось всё летное мастерство аса... В 1978 г. Кожедуб был назначен в группу генеральных инспекторов МО СССР. В 1985 г. ему было присвоено звание маршала авиации.

Кожедуб И.Н. был очень скромным человеком, к примеру, никогда не заносил на свой счёт и самолёты, уничтоженные им совместно с новичками. Он никогда не записывал на свой счёт сбитый (загоревшийся) самолёт противника, если сам не видел, как тот упал на землю. Даже не докладывал об этом командиру, ведь подбитый самолёт мог дотянуть до своих. Поэтому на самом деле общее число сбитых им самолётов гораздо больше 63!

Кожедуб И.Н. был прост и честен как с первым лицом государства, так и с простыми гражданами во время встреч, поездок, выступлений, интервью. Он не обладал «вельможными» качествами, не умел и не считал нужным льстить, интриговать, лелеять нужные связи, замечать смешную, а порой и злобную ревность к своей славе. Он был офицер, беззаветно преданный своему делу, отличный лётчик и командир.

Трижды Герой Советского Союза Кожедуб И.Н. был также награжден двумя орденами Ленина, семью орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й ст., двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в ВС СССР» 3 й ст., медалями, шестью иностранными орденами и иностранными медалями.

Кожедуб И.Н. – автор книг: «Служу Родине» (1949), «Праздник Победы» (1963), «Верность Отчизне» (1969). Последние годы жизни Иван Никитович тяжело болел: сказывались напряжение военных лет и нелегкая служба в мирные годы. Он умер у себя на даче от сердечного приступа 8 августа 1991 г., похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог