Статья 105. О Героях-летчиках, лишённых боевых наград


"Горько в родимой земле им лежать.
Нашим убитым,
Нашим замученным
Мы даже памятник не поставили.
Стыдно и не за что нас уважать."

Ю. Левитанский

Разбор тактических приёмов штурмовки наземных войск противника

«Сталинские соколы», Герои Советского Союза... Они были гордостью советской страны, воплощали славу великой эпохи. Они пользовались всенародным почетом. Их портреты не сходили с первых полос газет. Они были кумирами молодежи и образцом для подражания. Однако судьба порой жестоко мстит за стремительный взлет, за успех, за удачу... Судьбах некоторых летчиков, достигших в Советском Союзе вершин славы, но по разным причинам лишенных высшего отличия своей Родины, весьма трагична…

Звание Героя Советского Союза было учреждено 16 апреля 1934 г., а четыре дня спустя страна узнала имена первых Героев – летчиков, спасших 104 человека с затонувшего в море ледокольного парохода «Челюскин». 19 июня 1934 г. на приеме в честь первых Героев Советского Союза Сталин И.В. сказал: «И за границей есть немало известных летчиков. Они тоже отправляются в рискованные подчас полеты. Ради чего они рискуют? Их полеты – погоня за долларом. А вот зачем летали наши летчики на Крайний Север? Скажем, зачем летал Леваневский?

Разве мы обещали ему деньги, когда он спасал Маттерна или когда летел к челюскинцам? Он сам вызвался помочь советским людям. Советский герой – это высокоидейный человек, обладающий большевистской твердостью и настойчивостью. Советский герой – патриот своей великой Родины. Он готов на величайшие подвиги для блага народа, совсем не думая о личных благах».

За спасением челюскинцев последовали дальние рекордные перелеты экипажей М. Громова, В. Чкалова и В. Коккинаки. Затем последовали первые воздушные бои советских военных летчиков-добровольцев в небе Испании и Китая. Не менее жаркими стали сражения у реки Халхин-Гол летом и осенью 1939 г. Через несколько месяцев после их окончания началась «незнаменитая», как ее сейчас называют, советско-финляндская война 1939-1940 гг. Между тем в боях родилось 426 новых Героев!

Перед самой Великой Отечественной войной и в первые ее дни когорта героев-летчиков понесла первые потери, но не в боях с врагом. С этого времени и пошла практика лишения этого высокого звания. К концу войны летчиков-героев стало свыше 2500 человек. С учетом послевоенных награждений к концу 1991 г. это высокое звание было присвоено 2951 авиатору. Золотую Звезду Героя вручали за участие в освоении ледовых аэродромов в Арктике, за воздушные поединки в небе Кореи в 1951-1954 гг., за подавление мятежа в Венгрии в 1956 г., за подвиги в небе и на земле Афганистана в 1979-1989 гг., за испытание новой авиационной техники и полеты в космос. От общего количества всех Героев Советского Союза авиаторы составляют одну четвертую часть.

Подвиг есть подвиг. И он не может не вызывать уважения… В соответствии с действовавшим в Советском Союзе законодательством лишение наград и званий могло быть произведено Президиумом Верховного Совета СССР лишь в трех случаях:
– осуждения награжденного за тяжкое преступление – по представлению суда на основании и в порядке, установленном законодательством;
– совершения лицом проступка, порочащего его как награжденного, – по представлению органа, обладающего правом внесения представления о награждении;
– лишения гражданства СССР.

В первом случае лишение награды выступало и в качестве меры наказания, предусмотренного нормами Уголовного кодекса, как правило, в качестве дополнительного наказания. Второй случай применялся, если человек совершал проступок, недостойный для обладателя такой высокой награды, но не подпадающий под статьи уголовного законодательства. Однако в реальности жизнь оказывается гораздо шире норм законодательства.

Условно Героев-лишенцев можно разделить на четыре группы. В первой окажутся те, кого впоследствии назовут жертвами сталинских политических репрессий. Буквально накануне Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. по прямому указанию Сталина И.В. была арестована группа видных авиационных военачальников, в числе которых оказались и Герои Советского Союза: помощник начальника Генерального штаба по авиации, генерал-лейтенант авиации Смушкевич Я.М. – один из первых кавалеров двух Золотых Звезд, бывший командующий ВВС Московского военного округа, генерал-лейтенант Пумпур П.И., генерал-майор авиации Шахт Э.Г. Аресты продолжались и после начала войны, видимо, по заранее составленном плану. Война не стало помехой.

На второй день после начала ее сотрудники НКВД арестовали генерал-лейтенанта авиации Рычагова П.В., в конце июня 1941 г. – генерал-лейтенанта авиации Проскурова И.И. и Птухина Е.С. Да и в истории с застрелившимся в первый день войны командующим ВВС Западного фронта Копецом И.И. много неясного. Потери в первый день войны были еще не так велики, чтобы решиться на такой шаг. Не войны страшился боевой генерал, а ночного стука в дверь сотрудников НКВД.

Необъяснимым с точки зрения нормальной человеческой логики выглядит тот факт, что человек, во многом благодаря которому летчики-Герои были вознесены на пьедестал всенародной любви и почета, дал разрешение на их арест, а затем начертал свою резолюцию на расстрельном списке. Судили за неудачи первых дней войны и по решению суда расстреляли командира авиадивизии генерал-майора авиации Героя Советского Союза Черных С.А.

На долгие годы имена Героев, получивших Золотые Звезды с первыми номерами, вычеркнули из истории Страны Советов. Это решение было оформлено и в законодательном порядке: председатель Президиума Верховного Совета СССР подписал указы о лишении их званий и наград. Указы были секретными и не подлежали опубликованию. После войны «жертвой политической репрессии» стал первый Главный маршал авиации, командующий ВВС Красной Армии с 1942 г. Александр Александрович Новиков, который повторил судьбу своего предшественника Смушкевича Я.М. В апреле 1946 г. он был арестован, осужден, лишен наград, но расстрелян не был.

Ко второй группе относятся Герои, оказавшиеся в плену. Золотая Звезда добывалась потом и кровью, напряжением всех духовных и нравственных сил лётчика. Ведь каждый проведенный воздушный бой, вылет на штурмовку или бомбардировку врага – это поединок со смертью. У многих летчиков таких поединков по нескольку сотен. Только бой способен был выявить истинные качества воинов.

В бою, в приграничном, экстремальном состоянии они часто находились как бы на границе, где страх за свою жизнь подавлялся волей для выполнения поставленной задачи. Достигалось это не так легко, напряжением всех физических и душевных сил. Как следствие: ранения, контузия и неврозы. Но была вещь еще страшнее ранения или увечья. Плен... В годы войны для многих советских людей это слово было как приговор. В Уставе Красной Армии было прямо записано: «Ничто, в том числе и угроза смерти, не должно заставить воина Красной Армии сдаться в плен».

Плен был несовместим с присягой, воинским долгом, честью. На этом воспитывалось предвоенное поколение командиров и красноармейцев. Но война внесла в написанные кем-то строки свои коррективы. Те, кто воевал, считают, что есть гигантская разница между словами «сдаться» и «попасть». Одно дело, если кто-то поднял руки вверх и пошел навстречу фашистам, другое – если безоружному или раненому скрутили руки. Но тогда, в сороковых, этой разницы не было. Для тех и для других как плеткой по лицу: «У нас нет пленных, у нас есть только предатели!»

В нечеловеческих условиях фашистского плена высокий нравственный пример показали своим товарищам по несчастью многие летчики-Герои. Среди них полковник Кобликов А.Н. В лагере Маутхаузен полковник Кобликов стал одним из руководителей подпольного штаба по подготовке массового побега. 2 марта 1945 г., всего за несколько дней до начала восстания, он был расстрелян фашистами. Двумя месяцами раньше был казнен еще один Герой Советского Союза, летчик-истребитель Власов Н.И., неоднократно пытавшийся бежать. Выдержал изощренные пытки и настойчивое давление вербовщиков, пытавшихся склонить его к измене, Герой Советского Союза летчик-истребитель Часнык Н.Л. Впоследствии он участвовал в восстании узников концлагеря Бухенвальд.

Достойно вели себя в плену летчики-Герои: Лавриненков B.Д., Карасев А.Н. и другие. Герои Советского Союза летчик Ситнов В.Е. и летчик-штурмовик Пысин Н.В. даже в жесточайших условиях плена сумели сохранить при себе Золотые Звезды. Возвратилась на Родину из плена Золотая Звезда Н. Власова, которую он передал на сохранение генералу Лукину М.Ф. перед очередным побегом. Как это ни горько сознавать, не все выдержали пытку «сытостью» и запугивание расстрелом. Среди сломавшихся и вычеркнутые навсегда из списка Героев «сталинские соколы» – Антилевский Б.Р. и Бычков C.Т. Сейчас из них в многочисленных книгах по истории власовского движения делают «сознательных и идейных борцов» с диктаторским режимом Сталина. Если же разобраться, то дело выглядит совсем иначе.

Антилевский стал Героем Советского Союза в советско-финляндскую войну 1939-1940 гг. Летом 1943 г. был награжден орденом Красного Знамени. В августовских боях старший лейтенант Бронислав Антилевский за три дня лично и в группе сбил три самолета противника. 28 августа 1943 г. Антилевский был сбит в воздушном бою. Он покинул самолет на парашюте и приземлился на территории, оккупированной противником. С сентября 1943 г. Б. Антилевский находился в плену. Добровольно вступил в Русскую освободительную армию (РОА).

С февраля 1944 г. Б. Антилевский участвовал в перегонах самолетов с авиазаводов Германии на полевые аэродромы Восточного фронта, а также в чине поручика РОА принимал участие в боевых операциях русской авиагруппы Холтерса – Мальцева против партизан в районе Двинска (до июня 1944 г.). Приказом генерала А. Власова от 4 февраля 1945 г. Б. Антилевский за заслуги был награжден боевым орденом, а на следующий день произведен в чин капитана ВВС КОНР (Комитет освобождения народов России). В 1946 г. военным трибуналом он был приговорён к высшей мере наказания, но отметки о приведении приговора в исполнение нет… Безусловно, звания Героя и орденов он был лишён. Дело Б. Антилевского в 2001 году было пересмотрено Главной военной прокуратурой в порядке исполнения Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 г. В заключении было отмечено, что Антилевский осужден законно и реабилитации не подлежит.

Капитану Семёну Бычкову 2 сентября 1943 г. за 15 сбитых лично и 1 в группе самолетов противника было присвоено звание Героя Советского Союза. 10 декабря 1943 г. он был сбит и взят в плен. После давления угроз, побоев Бычков сломался и дал свое согласие перейти на сторону противника. По окончании двухмесячных подготовительных курсов Бычков принял присягу в верности германскому рейху, после чего в составе немецкой эскадрильи, базировавшейся в Хильдесхайме, он перегонял самолеты с заводских площадок на полевые аэродромы Восточного фронта, делал вместе с Антилевским агитационные выступления по радио и в печати.

Бычков при формировании 1-го иап возглавил 5-ю истребительную авиаэскадрилью имени полковника Казакова А.А. В ее состав вошли как русские эмигранты, так и пленные советские летчики. Она стала первой летной эскадрильей ВВС КОНР. В начале февраля 1945 г. формирование эскадрильи (16 самолетов Me-109) было закончено. 4 февраля 1945 г. генерал Власов А.А. на аэродроме в г. Эгер (ныне Хеб) устроил смотр частей своей авиации. В этот день среди отмеченных в приказе генерала был и Бычков, которого наградили немецким знаком отличия «За заслуги». Он «засветился» на фотографии рядом с руководителями КОНР. На следующий день он получил звание майора КОНР.

Отличиться в боях против своих бывших товарищей или союзников летчики эскадрильи Бычкова не успели. Фронт стремительно приближался… Затем Бычков со своими летчиками сдался в плен американцам. В сентябре 1945 г. из лагеря, расположенного вблизи французского города Шербур, Бычков в числе первой группы из 200 человек, был выдан советским репатриационным властям. В 1946 г. он выступал на процессе против Власова А.А. и других предателей как свидетель обвинения. В том же году, 24 августа, он сам был осуждён военным трибуналом за измену Родине и расстрелян. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1947 г. в связи с осуждением был лишен звания Героя Советского Союза и орденов…

Пребывание в плену или на захваченной немцами территории сказалось на послевоенной судьбе возвратившихся на родину Героев. Некоторых из них осудили за «добровольную сдачу» и «выдачу военной тайны». Одновременно их лишали высшей награды Родины. Многие были уволены с военной службы, с летной работы. От них отвернулись боевые товарищи, друзья. Трудно было найти работу. За что с ними так сурово обращается Родина? – в сотый раз задавали они себе вопрос. Непросто было выстоять, сохранить веру в справедливость. В середине 50-х почти все бывшие пленники были реабилитированы, восстановлены в воинском звании, им были возвращены награды. О судьбе одного такого летчика-Героя даже рассказывалось в художественном фильме Г. Чухрая «Чистое небо».

Еще одна группа Героев-летчиков потеряла свои Звезды из-за легкомысленных отношений с женщинами. Хотя и здесь не так все и просто. Героев во все времена любили женщины. Военный летчик с орденом или Звездой на груди в тридцатые и сороковые годы просто затмевал белый свет в глазах девушек или женщин в сравнении с военнослужащими остальных родов войск. Кому отдать предпочтение, вопрос даже не стоял. Да и в послевоенное мирное время, по признанию одного из летчиков-Героев, им пришлось нелегко: «женщины буквально прилипали». Степень их обожания была безоглядной. Как тут было устоять, особенно когда тебе за сорок и «бес в ребро»? Расплачивались за это, кроме известной уголовной статьи, сломанной карьерой, погонами и Золотой Звездой.

В самый разгар горбачевской перестройки общественность буквально потрясла статья известного юриста Ю. Феофанова «Судьба под № 117», опубликованная в «Известиях». В ней рассказывалось о семье летчика-истребителя С. Щирова, которая была разрушена по прихоти всесильного Лаврентия Берии. За пределами сенсации, как бы в тени, остались боевые дела летчика.

В декабре 1942 г. за 15 лично сбитых самолетов противника майор Щиров С.С. был представлен к званию Героя Советского Союза. В ноябре 1944 г. Щиров женился на красивой москвичке Соне. Его женой заинтересовался Берия Л.П. Щиров предложил жене развестись, она умоляла не делать этого. В марте 1945 г. Сергей Щиров принял командование 518-м иап, который дислоцировался в Югославии. Затем полк из Югославии перевели в Ленинакан. Он приехал за женой в Москву и забрал ее с собой. В Армении они прожили восемь месяцев. Отношения с женой постепенно наладились. Но однажды раздался звонок из Тбилиси... Берия приехал туда на встречу с избирателями. Он звонил Соне, звал приехать к нему, обещал прислать самолет. Жена отказалась, но все налаженное с таким трудом рухнуло…

В 1947 г. Сергей Щиров получил назначение в Москву, в Управление ВВС, и здесь Берия продолжал звонить его жене. Сергей Сергеевич начал пьянствовать, домой приходил под утро. Понятно, дело дошло до разрыва. Увлечение алкоголем продолжалось и в заграничных командировках. Соня стала куда-то исчезать из дома. Раз не пришла ночевать. Щиров стал расспрашивать, схватил пистолет. Она заплакала и созналась, что изменяет ему, что ее по-прежнему принуждает к сожительству Берия. Жена сказала, что ходит к нему ради мужа. Когда ее первый раз привезли к Берии, он пригрозил:
– Не согласишься, я твоего героя в порошок сотру, стоит мне пальцем пошевелить, и он отправится на Колыму лес валить!

Щиров написал о том, что случилось с женой, в свою партийную организацию. На другой день его неожиданно направили в резерв ВВС, а потом назначили начальником Ташкентского аэроклуба. Фактически это было увольнение, поскольку аэроклуб находился в ведении ДОСААФ. Щиров был обижен переводом в Ташкент. Среди причин, побудивших его к дальнейшим поступкам, по словам людей, знавших его по службе, не последнюю роль сыграло полученное на фронте тяжелое ранение в голову.

На рассвете 7 апреля 1949 г. пограничный наряд задержал неизвестного, который с тыла шел к границе. Свою личность нарушитель скрывать не собирался. На заставе он предъявил документы на имя подполковника Щирова Сергея Сергеевича, Героя Советского Союза. В тот же день нарушителя отправили в Ереван, где его допросил майор госбезопасности Гришаев, потом его допрашивали в Москве. Обвинительное заключение от 25 октября 1949 г. звучало кратко: «Будучи враждебно настроенным к ВКП(б) и Советской власти, пытался изменить Родине, совершить побег за границу». Срок заключения назначали 25 лет, Щирова ждал Воркутинский лагерь.

В лагере Щиров уже ничего не боялся. В личном деле сплошные донесения лагерного начальства о нарушениях лагерного режима и дерзостях. Он, можно сказать, не вылезал из штрафного изолятора. В середине 1950 года Щиров и другие заключённые создают в лагере повстанческую антисоветскую организацию «Всероссийский народно-трудовой союз (ВНТС)». Как зафиксировано в приговоре, своей целью организация ставит «подготовку заключенных к вооруженному восстанию с последующим свержением существующего в СССР политического строя». За создание, как следует из приговора военного трибунала, этой антисоветской организации Щирова осудили в 1951 г. снова на максимально возможный тогда срок наказания 25 лет с поглощением первого срока плюс пять лет поражений в правах. Высшая мера наказания в то время, на его счастье, была отменена.

13 августа 1953 г. в связи со следствием по делу арестованного члена Политбюро Л. Берии по указанию Главного военного прокурора С. Щирова этапировали в Москву. Его заключили в Бутырскую тюрьму. 17 февраля 1954 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР пересматривает его дело и снижает меру наказания до пяти лет. 5 марта того же года, по амнистии его освобождают из-под стражи со снятием судимости. Но награды не вернули. Спустя некоторое время он объявился в Москве. Софья Иосифовна с ним была уже разведена и вышла замуж за другого. Его даже не пустили на порог квартиры… Щиров решил уехать к родным. На почве пережитого у него развилась психическая болезнь, он умер 7 апреля 1956 года. В апреле 1989 г. Указ о лишении Щирова С.С. звания Героя Советского Союза был отменен.

Есть еще одна сторона у Золотой Звезды. Это величайшая ответственность ее владельца за свою дальнейшую жизнь. Ведь носить ее с гордостью и честью, подавая яркий пример подрастающему поколению, не так просто. К чести подавляющего большинства Героев, они сумели достойно пронести свою славу и Звезду через годы жизни.

Дочь репрессированного Главного маршала авиации Новикова А.А., Светлана Александровна, в своих воспоминаниях об отце, дала и такую характеристику тому поколению, которое прошло войну: «В 41-м восемнадцатилетним мальчишкам вручили автоматы и приказали: убивай! А чтобы было не так страшно, каждому перед атакой наливали «наркомовские» 100 граммов. Мальчик знал, что другого выхода нет – ни у него, ни у государства, ни у комбата. Он пил – и убивал. Пил – и убивал. Четыре года подряд убивал. Когда война кончилась, он сдал автомат. Убивать больше не надо. Но «100 грамм» не сдашь по приказу... Не с тех ли времен началась наша новая напасть – повальное пьянство? Привычка привязывала к себе, как удавка. А еще воспоминания... о том, как ты убивал, как тебя убивали, твоих друзей-однополчан...»

Вполне резонным видится вопрос, насколько оправданной была практика лишения звания Героя Советского Союза, которая всегда являлась дополнительной мерой наказания. Лишить и забыть – такова была установка того времени. Государство стыдливо отворачивалось от «таких» Героев. Способно ли преступление напрочь перечеркнуть боевой подвиг? Случаи, когда задним числом государство возвращало посмертно реабилитированным или выжившим в сталинских лагерях после плена, их награды, говорят о другом. Наказаны были по самой высшей мерке Михаил Косса и Сергей Щиров, совершившие, от отчаяния, перелет и попытку перехода государственной границы. Но ведь благодаря однополчанам они снова Герои. Все это вселяло некоторую надежду, что в историях бывших Героев Советского Союза еще рано ставить точку…


Статья написана по материалам книги
В. Конев «Герои без золотых звёзд прокляты и забыты», М., «Яуза», «Эксмо», 2008 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог