Статья 107. Личная жизнь Адольфа Гитлера


"Умному человеку следовало бы иметь примитивную
и глупую женщину. Вообразите, если бы у меня была
женщина, которая вмешивалась бы в мою работу…"

А. Гитлер

Гели Раубаль (слева) с дядей Адольфом Гитлером

Вопреки сложившемуся мнению о том, что Гитлер любил только самого себя, партию и фатерлянд, можно привести множество фактов, свидетельствующих о том, что в его жизни было место и для настоящей любви. Совершенно очевидно, что Гитлер любил женщин, а женщины любили фюрера. Хотя плоды этой взаимной любви чаще всего были трагическими...

В истории нет ни одного диктатора, который имел бы столько странностей в поведении, как Адольф Гитлер. Глава Третьего рейха был довольно замкнутым человеком, а его интимная жизнь и вовсе являлась секретом государственной важности. Отсюда вытекают предположения о его гомосексуальности, многочисленных извращениях, жестокости и даже ненависти к женщинам. В какой-то мере все это присутствовало в его характере. Но пресловутые «поведенческие странности» не были сутью его натуры. Гитлер любил, причем любил много, и в течение жизни очаровал немалое количество женщин.

Условно говоря, женщин, которые в разное время были близки с нацистом №1, можно разделить на три группы: женщины, приведшие его к власти, женщины, которых фюрер любил «по-настоящему», и дамы, которые были приставлены к нему спецслужбами, – попросту говоря, разнообразные шпионки.

Невзирая на свой невысокий рост (175 см) и слабую конституцию, фюрер, как вспоминали многие женщины, казался им весьма привлекательным мужчиной. Особенно нравились дамам его небесно-голубые глаза, излучавшие магнетизм, любезность и обходительные манеры. Когда же фюрер начинал говорить, количество его поклонниц росло прямо на глазах. Свидетели этих монологов утверждают: бывало и так, что после зажигательных речей фюрера места, на которых сидели дамы, нуждались в уборке – от восторга они чересчур возбуждались. А так как женщины обычно сидели в первых рядах, то свои речи Гитлер, как правило, адресовал им, зная, что успех его выступлений напрямую зависит от этих слушательниц.

Рис. А. Гитлера - несостоявшегося художника

У политика, обладающего таким неординарным даром, с первых шагов на этом поприще было немало поклонниц. Причем это были очень влиятельные женщины, которые сделали все, чтобы привести своего любимчика к власти. Одной из них была Хелена Бехштейн, жена Эдвина Бехштейна, владевшего фабрикой музыкальных инструментов. Еще в 1921 году, когда Гитлер только рвался к власти, ее познакомили с «будущим освободителем Германии». Невзирая на довольно комичный вид нового «мессии», она была очарована его речами, манерами и далеко идущими планами. Скучающая жена фабриканта решила сделать из молодого нациста государственного деятеля. Она приглашала его к себе домой, на загородную виллу, в рестораны, где бывали известные промышленники, финансисты и государственные чиновники. Хелена говорила, что хотела бы видеть Гитлера своим сыном, и делала все, чтобы его стали воспринимать всерьез.

Фрау Бехштейн научила будущего фюрера хорошим манерам, умению вести светские разговоры, она давала ему советы, как одеваться, и даже подарила фюреру дорогую шляпу своего мужа, которую Гитлер носил с гордостью. Она снабжала его деньгами – однажды во время застолья фюрер шутя заметил, что кольцо, которое хозяйка носит на пальце, могло бы обеспечить существование его партии на несколько месяцев. И заботливая фрау тут же сняла кольцо и отдала Адольфу. Кроме того, она профинансировала мюнхенский путч, передав нацистам свои сокровища, которые они продали, выручив 60 тысяч швейцарских франков, подарила фюреру «Мерседес-Бенц» с откидным верхом, на котором тот ездил на митинги и разнообразные встречи.

Но фрау Бехштейн была далеко не единственной: Эльза Брукман, супруга мюнхенского издателя, отчаянно боролась с Хеленой за право влиять на фюрера и считаться его покровительницей. Брукман, румынская принцесса по происхождению, давала Гитлеру деньги на нужды партии, оплачивала счета за его квартиру, дарила ему дорогую, модную одежду и предметы мебели. Когда у партии были проблемы с оплатой помещения, Брукман предоставила Гитлеру издательство своего мужа и свела с нужными людьми, которые финансово поддерживали его на плаву. Взамен она ничего не требовала – только чтобы фюрер произносил перед ней свои пламенные речи и целовал руки.

Еще одной женщиной, покровительствовавшей Гитлеру, была Хелена Ганфштенгль – жена его товарища по партии, выпускника Гарварда Эрнста Ганфштенгля. Этот молодой нацист одно время жил в США, где и познакомился с Хеленой – ослепительной белокурой красавицей высокого роста. Гитлер с первого взгляда был очарован этой светской красоткой, которая открыла для него мир художников, музыкантов, писателей. Она очень многое сделала для Гитлера и дважды спасла его от смерти.

В первый раз это случилось после провалившегося Пивного путча, когда фюрер хотел застрелиться. Хелена заставила его написать политическое завещание, после чего со свойственной ей логикой объяснила Адольфу, что у него очень много поклонников, партия на подъеме и умирать в такой момент – малодушие. Второй раз – когда фюрер, отбывая срок, объявил голодовку. Силы уже оставляли его, когда к нему на свидание пришла фрау Ганфштенгль и быстро привела его в чувство.

Винифред (слева), невестка знаменитого композитора Рихарда Вагнера

Их чувства длились довольно долго, а окончательный разрыв случился только в 1936 году, когда Хелена и ее сын на одном из приемов в присутствии десятков гостей вместо традиционного «Хайль Гитлер» произнесли: «Здравствуйте, господин Гитлер!» Фюрер не простил ей этого, и вскоре Хелена уехала в США. Следом за ней эмигрировал и ее муж, который потом стал личным советником президента Рузвельта.

Но Гитлер умел не только внушать любовь к себе, он и сам был способен увлечься. Самым искренним и глубоким чувством, которое он испытывал к женщине, была его любовь к матери. Клара Гитлер обожала сына, и он платил ей такой же любовью. Об этом свидетельствовали все, кто знал Гитлера в те годы, но самое яркое воспоминание оставил доктор Блох – он оперировал Клару, когда она заболела раком. Некоторые считают: то, что доктор не смог вылечить любимую родительницу, сделало Гитлера антисемитом. Но Блох считал по-другому. Уже в будучи в эмиграции, в которую он отправился по разрешению фюрера, он процитировал слова Гитлера, сказанные ему: «Если бы все евреи были, как вы, мне не надо было бы решать еврейский вопрос».

В молодости у фюрера было немало женщин, любивших его и даже пытавшихся стать его законной женой. Но вот любил ли их Гитлер, наверняка сказать нельзя. «Настоящая» любовь озарила его только тогда, когда в жизни появилась определенность, а с ней и деньги, известность, уверенность в своих силах.

Одной из тех, кого Гитлер, возможно, по-настоящему любил, была невестка Рихарда Вагнера Винифред. Фюрер обожал музыку Вагнера и, познакомившись с его невесткой, не на шутку ею увлекся. Он часто приезжал в Байройт, где жила семья Вагнера, играл с ее детьми, которые называли его «дядей Вольфом» (т.е. «дядей Волком»). С 1930 года, после того как Винифред стала вдовой, Гитлер посещал ее дом все чаще. Впоследствии Винифред, убежденная нацистка и член партии, вспоминала: «Мы с Гитлером восхищались друг другом!»

Ева Браун - жена Адольфа Гитлера

Она посещала его в тюрьме, добывала в трудные времена бумагу для «Майн кампф» и боготворила Гитлера, считая его выдающимся человеком. Недаром фюрер как-то сказал: «Если я женюсь, то кто еще может быть лучшей первой дамой Германии, чем невестка величайшего композитора страны?» Правда, этого не случилось – ведь, кроме Винифред, существовали и другие кандидатки на звание «единственной любви фюрера».

Со своей молодой племянницей Гели Раубаль (дочерью сводной сестры Гитлера) он впервые увиделся в 1925 году. Ей было 17 лет, фюреру – 36, но разница в возрасте его не смущала. Чувства Гитлера к молоденькой Гели, по мнению его соратников, были чувствами отца, а вот племянница просто хотела соблазнить вождя, потому что ей это казалось престижным. Но фюрер быстро доказал всем, что его чувства серьезны. Гели повсюду сопровождала своего дядю, присутствовала на партийных собраниях и конференциях, митингах и шествиях, посещала с ним рестораны, кафе, театры. Они часто уединялись во время продолжительных прогулок в горы, подолгу разговаривали, так что, по всей видимости, дело шло к свадьбе, хотя фюрер всегда был против этого, говоря: «Моя невеста – Германия!»

Но 18 сентября 1931 года случилась трагедия – Гели Раубаль нашли в квартире с простреленным сердцем. Полицейские констатировали, что это было самоубийство. Но некоторые исследователи полагают, что на самом деле Гели убил Гитлер – накануне они поссорились, и фюрер в порыве злобы застрелил племянницу. Ее смерть Гитлер переживал очень тяжело. Даже в своем завещании, написанном от руки 2 мая 1938 года, он не забыл покойную любовницу и потребовал сохранить ее память.

Параллельно роману с Гели фюрер обхаживал новый объект страсти: Еву Браун, девушку, которую он встретил в 1929 году. Он познакомился с Евой во время посещения ателье своего личного фотографа Генриха Гофмана. Ева, миловидная девушка 17 лет, сразу понравилась Гитлеру. У нее был тот самый тип внешности, который нравился Гитлеру: красивое лицо, стройная фигура плюс легкий, веселый нрав. К этому моменту она окончила монастырскую начальную школу и лицей в Мюнхене и искала себя, подрабатывая в фотоателье. Роман, начавшийся еще при жизни Гели Раубаль, развивался с переменным успехом. Гитлер был не простым кавалером, и это подтверждается тем, что Ева в период их отношений дважды пыталась покончить с собой – в 1932 году хотела застрелиться, а в 1935 году наглоталась таблеток, ее едва успели откачать.

Этот роман длился шестнадцать лет. Ева по мере углубления отношений с фюрером все больше отдалялась от друзей и знакомых, становясь заложницей вождя. Можно сказать, что эта любовь (а судя по всему, она искренне любила своего избранника) не принесла ей счастья. По одной версии, Гитлер и Ева Браун покончили жизнь самоубийством 30 апреля 1945 года перед приходом советских войск. Ева Браун, последняя любовь Гитлера, ушла из жизни вместе с ним в качестве законной жены. По другой – они сбежали на подлодке в Южную Америку, где и прожили в полной изоляции до 60-х годов XX века.

Любвеобильность фюрера иногда представляла опасность для его жизни, и удивительно, что это не стало причиной его смерти. Уже после Второй мировой войны стало известно, что в ближайшем окружении вождя Третьего рейха были женщины, которые работали на иностранную разведку. Более того, некоторые имели с фюрером весьма близкие отношения.

Одной из них была русская разведчица, знаменитая театральная актриса Ольга Чехова. Родственница Ольги Книппер-Чеховой, супруги Антона Павловича Чехова, она в 1920 году покинула Россию и обосновалась в Берлине. Трудно сказать, когда она стала сотрудничать с советской разведкой – по одной версии, ЧК завербовала ее перед выездом за рубеж; по другой версии, Ольга была завербована в 1936 году известным разведчиком Шандором Радо. В 1930 году Ольгу Чехову признали самой популярной актрисой Германии, в 1936 году правительство присвоило ей высшую государственную награду для актрисы. После прихода к власти нацистов Борман (любопытно, что Бормана тоже подозревают в работе на русскую разведку) предложил фюреру познакомить его с Чеховой, русской актрисой. Гитлер не очень этого хотел, но когда увидел Ольгу, мгновенно растаял. «Ты обманываешь меня, Мартин. – сказал фюрер. – Русские бабы, насколько мне известно, толстые и скуластые. А эта – настоящая арийка!»

Он не подозревал, что «арийка» – советская шпионка, которая черпает информацию из бесед с фюрером и его приближенными, из разговоров с Евой Браун, с которой она дружила, и из других источников, которых у нее было великое множество. Есть мнение, что Сталин даже хотел поручить ей убийство Гитлера, но потом испугался того, что после смерти вождя рейха Англия заключит сепаратный мир с Германией и все усилия СССР пойдут прахом.

Как бы там ни было, у Чеховой были с Гитлером самые близкие отношения, а однажды он даже спас ее от ареста, которого добивался Гиммлер. Еще одной советской разведчицей, бывавшей в гитлеровском окружении, была знаменитая актриса Марика Рёкк – венгерка по происхождению, которой была уготована роль второй Марлен Дитрих. Она принадлежала к агентурной группе «Крона», а ее шефом был легендарный военный разведчик Ян Черняк. В нее входили более 30 человек, большинство из которых впоследствии стали видными офицерами и крупными промышленниками рейха. Группа действовала в Германии, в том числе во все годы правления Гитлера.

Хотя по большей части Марика крутила любовь с Геббельсом, фюрер тоже ей симпатизировал – в ней было все, что входило в понятие «настоящей арийки». А фюрер, как известно, был падок на женщин этого типа, чем успешно пользовалась советская разведка.


Из статьи Д. Куприянова "Фюрер в плену у женщин", журнал "Загадки истории", №11 2014 г., с.20-22.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог