Статья 110. Подвиг полковника Медведева Д.Н.


"Родные дубы-великаны
Густою толпою стоят,
А лесом идут партизаны,
Медведевцев грозный отряд."

слова из частушки

Командир отряда «Победители» капитан госбезопасности Д. Медведев в немецком тылу, зима 1943 г., фото Л. Коробова

К началу Великой Отечественной войны Медведеву Д.Н. было уже сорок три года, а жизни его с лихвой хватило бы на несколько захватывающих романов и повестей… Звания Героя Советского Союза был удостоен 5 ноября 1944 г.

Медведев Д.Н. родился 10 (22) августа 1898 г. в Бежице, рабочем предместье Брянска. Отец его был мастером сталелитейного цеха знаменитого на всю Россию Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. Детей в семье Медведевых появилось на свет чертова дюжина – тринадцать, четверо из них умерло в младенчестве. Дмитрий из оставшихся в живых был седьмым.

Отец сумел ему дать гимназическое образование. Правда, чтобы не очень обременять родителей, Митя и сам подрабатывал репетиторством, а в летние каникулы – и в цехе на том же заводе. Мечтой его с детских лет было стать лесничим. Потому и намеревался ехать после получения аттестата зрелости в Петроград, поступать в тамошний знаменитый Лесной институт. Семнадцатый год поломал все планы. Дмитрий Медведев активно участвует в Февральской и Октябрьской революциях. Добровольцем вступает в Красную Армию, участвует в Гражданской войне, воюет под Петроградом против белогвардейских войск генерала Юденича и на Восточном фронте против адмирала Колчака.

Демобилизуется после жестокого тифа, а выздоровев, становится в 1920 году сотрудником ВЧК. И далее – долгие годы борьбы с контрреволюцией, бандитизмом, иностранной агентурой. Вначале он был зачислен сотрудником Брянской губчека. А через несколько месяцев Дмитрия Медведева направили в распоряжение органов ВЧК – ОГПУ Украины. Вплоть до 1937 года он работал сначала в Бахмуте, а затем в Старобельске, Шахтах, Одессе, Херсоне, Днепропетровске, Кировограде, Харькове и в ряде других городов и районов.

Многое видел и пережил за двадцать лет чекистской работы Дмитрий Николаевич. Были и радости и горести. В тридцатые годы органы государственной безопасности переживали трудную, даже трагическую пору. Тогдашнее руководство страны, возглавляемое Сталиным, превратило ОГПУ-НКВД в гигантскую машину массовых репрессий. И первыми жертвами этого молоха стали настоящие, преданные стране и народу разведчики и контрразведчики. Был репрессирован старший брат Дмитрия – Александр Николаевич, член партии большевиков с 1912 года, первый руководитель Брянской ЧК.

Не желая участвовать в фальсификации следственных дел на так называемых врагов народа, застрелился в Харькове, тогдашней столице Украины, непосредственный начальник Медведева. Бесследно исчезли многие его сослуживцы, которых он знал как безусловно честных людей и опытных, компетентных сотрудников. С недоумением и тревогой наблюдал, как их место занимали молодые, беспринципные карьеристы, способные и готовые на все. Потом он почувствовал, что вот-вот настанет и его черед... Была сделана попытка исключить Медведева из партии, необоснованно понизить в должности... Такое обычно предшествовало аресту. И тогда Дмитрий Николаевич предпринял шаги, которые и десятилетия спустя его близкие и друзья иначе как сумасшедшими не называли.

...14 марта 1938 года в НКВД СССР наркому Н. Ежову с утренней почтой была доставлена копия письма, посланного автором секретарю ЦК ВКП(б) И. Сталину. Писем разного плана от родственников арестованных «врагов народа» «железному сталинскому наркому» приходило на Лубянку со всех уголков Советского Союза множество. Разные почерки, разные слова, часто со следами слез... Отправители молили дорогого Николая Ивановича лично разобраться в деле такого-то или такой-то, арестованного конечно по ошибке... Почти все письма оставались без ответа. И вовсе не потому, что у НКВД не хватало средств на почтовые расходы. Однако, порядок есть порядок. Письма вскрывались и регистрировались...

В данном случае отправитель уведомлял, что он послал наркому уже несколько заявлений с просьбой личной встречи, однако ответа не получил, и никто из ответственных сотрудников с ним встретиться не пожелал. Посему он объявляет «смертельную голодовку» и проводить ее будет в центральном холле Курского вокзала возле бюста товарища Сталина. Далее корреспондент добавлял, что начиная с 1936 года его дважды пытались исключить из партии и уволить со службы из-за того, что его старший брат был исключен из ВКП(б) и арестован как троцкист. Между тем сам он, младший, чьих-либо троцкистских взглядов не разделял, а своего старшего брата не видел с 1920 года, поскольку они жили и работали в разных городах, и так сложилось, что никаких отношений за это время не поддерживали.

Прочитав письма, дежурный сотрудник Секретариата призадумался. И уж в совершеннейший шок его ввергли подписи: «Капитан государственной безопасности. «Почетный чекист». Последняя должность – ответственный сотрудник Харьковского управления НКВД». Надо сказать, что лица, удостоенные знака «Почетный чекист» имели право ношения личного оружия и по предъявлении прилагаемого к знаку удостоверения без пропуска проходить во все помещения ОГПУ-НКВД, кроме тюрем. Правда, нарком Ежов, едва заняв кабинет на Лубянке, впоследствии оба эта пункта отменил. Так что «Почетный чекист» Медведев пройти в здание своего родного наркомата беспрепятственно уже не мог.

Стояла бы под дерзким письмом какая-нибудь другая подпись, автора конечно же немедленно бы арестовали. Но арестовать капитана госбезопасности можно только с санкции наркома! Значит, в такой ситуации этого самого «голодающего» Медведева арестовать втихую в набитом людьми зале Курского вокзала, к тому же возле бюста вождя, вряд ли удастся. Человек он опытный, возможно вооружен. Может случиться и большой скандал. Было над чем призадуматься... Необычная история с письмом Медведева к вождю нации по любым временам, тем – особенно, имела прямо-таки беспрецедентное завершение.

На следующий день один из ответственных сотрудников Секретариата НКВД отправился на Курский вокзал и доставил Дмитрия Медведева в наркомат. Медведев не стал распространяться: сам нарком или кто-нибудь из его замов принимал тогда его на Лубянке. Известно только принятое решение: смутьяна из кадров НКВД совсем не увольнять, однако перевести его из Главного управления государственной безопасности на работу в какую-либо строительную организацию в системе НКВД. Так Дмитрий Николаевич оказался вместо ставшей ему родной Украины на далеком Севере, вначале в Медвежьегорске, а затем в Норильске.

Здесь Медведев вскоре «отличился». Его возмутило, что лагерное начальство под надуманными предлогами арестовывало заключенных, подлежащих освобождению по окончанию срока наказания, и выносило новые приговоры, более суровые, чем предыдущие. Аресты производились без соблюдения процессуальных норм, даже без формальной санкции прокурора. Своей властью капитан госбезопасности Медведев освободил из-под ареста большую группу повторно арестованных.

Когда об этом стало известно высокому начальству, от него потребовали объяснения. Медведев сослался на указания ЦК ВКП(б) о необходимости всем органам НКВД впредь соблюдать все нормы социалистической законности. Терпеть подобное самоуправство со стороны Медведева никто не хотел. И особоуполномоченному НКВД СССР майору госбезопасности Алексею Стефанову было поручено с ним «разобраться». Тот приехал и «разобрался». По докладу Стефанова в ноябре 1939 года Берия подписал приказ об увольнении в отставку капитана госбезопасности Медведева Д.Н. «за допущение массового необоснованного прекращения следственных дел». Так Дмитрий Николаевич в возрасте сорока одного года оказался в отставке.

Он переехал в Москву, некоторое время снимал частную комнату, а потом купил полдома в дачном поселке Томилино по Казанской железной дороге, где и поселился с женой Татьяной Ильиничной и престарелым отцом Николаем Федоровичем. В первые же дни войны Медведев написал в наркомат докладную записку, в которой обосновал идею о благоприятных условиях, которые создаст массовое партизанское движение для широкого развертывания и ведения во вражеском тылу активной разведывательной работы при участии профессиональных чекистов. Далее он подробно сформулировал принципы действия чекистских спецгрупп, которые после заброски на оккупированную территорию развертывались бы в сильные партизанские отряды.

Докладную Медведев отвез в Москву и передал из рук в руки давнему сослуживцу Тимофееву П.П. Он, в свою очередь, передал записку «товарищу Андрею», то есть Судоплатову, уже возглавлявшему Особую группу. Тот мгновенно оценил предложения Медведева, в основном совпадавшие с его собственными. К тому же оказалось, что «товарищ Андрей» отлично помнит Дмитрия Николаевича (по возрасту и стажу службы старше его самого) по работе на Украине в конце двадцатых годов. Вскоре капитан госбезопасности Медведев был восстановлен в кадрах наркомата и вернулся в строй.

Уже к началу битвы за столицу тридцать три бойца партизанского спецотряда «Митя», а точнее разведывательно-диверсионной резидентуры (РДР) № 4/70 – под командованием Д. Медведева уже действовали во вражеском тылу. Районом действий отряда была определена в основном родина командира – Брянщина. Иначе говоря, отряд чекистов воевал на одном из важнейших стратегических направлений наступления немецких войск на Москву. Отряд ушел за линию фронта 7 сентября 1941 года и вернулся обратно 12 января 1942 года. При этом он вырос... в десять раз!

Своей активной разведывательной и боевой работой, организацией партизанского движения на Брянщине и Орловщине спецотряд «Митя» многое сделал для срыва наступления немцев на Москву и последующего их разгрома. За 120 дней в тылу врага партизаны-медведевцы провели свыше 50 боевых операций, взорвали три вражеских эшелона, уничтожили двух генералов, семнадцать старших офицеров, свыше четырехсот солдат и офицеров (не считая убитых при взрыве эшелонов), подбили и сожгли 9 самолетов, большое количество автомашин, взорвали 7 шоссейных и 3 железнодорожных моста, несколько промышленных предприятий, захватили большое количество трофейного оружия.

В одном из боев Дмитрий Николаевич был ранен в колено. Его вынес на себе и доставил в безопасное место адъютант, один из самых сильных людей в стране – абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королев. В другом бою Медведева сильно контузило. И вновь его спас Королев. 17 февраля 1942 года Медведев Д.Н. был награжден орденом Ленина.

В апреле 1942 г. Медведев Д.Н. назначается командиром (оперативный псевдоним «Тимофей») специального чекистского отряда «Победители», которому предстояло создать партизанскую базу и решать разведывательные задачи особой важности в городе Ровно, куда по данным нашей разведки перебрались центральные административные учреждения фашистов, туда же ожидался приезд гитлеровского наместника гаулейтера Эриха Коха. Вскоре Дмитрий Николаевич уже смог приступить к формированию личного состава «Победителей» – для этого требовалось отобрать примерно сто человек.

Разведывательная работа должна была занять в отряде «Победители» гораздо большее место, нежели в первом отряде, и вести ее предстояло на более высоком профессиональном уровне. Для этого Медведеву нужны были чекисты с хорошим опытом. При командире была создана специальная группа, состоящая из высококвалифицированных оперативных работников. Бойцы и командиры приступили к усиленной и напряженной подготовке по весьма насыщенной программе. Никто из них не знал, что по замыслу руководства в отряде уже значится еще один человек. Разведчик-профессионал, которому предстояло действовать в Ровно в форме и с документами офицера вермахта – Николай Кузнецов (Пауль Зиберт).

Отряд ожидало Ровно и Ровенское Полесье. Двадцать с небольшим тысяч квадратных километров низины, в значительной части поросшей лесами. Много озер и рек, климат с мягкой зимой (хорошо хоть не грозят лютые морозы) и теплым летом. Военная обстановка на всех фронтах продолжала оставаться крайне напряженной, на некоторых направлениях – критической… К началу мая 1942 г. разведывательно-диверсионная резидентура «Победители», была укомплектована и в основном подготовлена. Первые группы отряда начали перебрасывать на самолётах во вражеский тыл. Датой рождения отряда «Победители» считается 27 июня 1942 г., когда партизаны приняли первый бой с карателями.

По мере приближения к Ровно отряд в пути вырос. К нему присоединялись и бежавшие из плена красноармейцы, и местные жители, и небольшие партизанские группы из бывших окруженцев. Всех новичков в отряде тщательно проверяли, выясняли их настроение и намерения. Кое-кого и не приняли. Сразу предупреждали: в отряде поддерживается жесткая воинская дисциплина… Спустя некоторое время отряд пришел в Сарненские леса и стал лагерем неподалеку от большого села Рудня Бобровская в ста двадцати километрах от Ровно. Планировка лагеря, разбитого в основном из шалашей, выложенных из густых еловых лап, была продумала с учетом приобретенного уже опыта. В центре располагался штаб. Рядом – медслужба, взвод радистов и штабная кухня. Чуть подальше – подразделение разведчиков, по краям занятого массива были устроены шалаши строевых взводов.

26 августа с очередным десантом к отряду присоединился боец Грачев – Николай Кузнецов. Разведчикам предстояло жить и работать в Ровно, передвигаться из одного населенного пункта в другой, устраиваться на какие-то должности, обеспечивать себя пропитанием; они в любой мелочи должны были вести себя так, словно и в самом деле уже более года находятся здесь, в центре оккупационного режима. За этот год сложился определенный образ если не жизни, то какого-то существования людей. Нарушение любой его нормы, неважно, зафиксированной постановлением властей или устоявшейся сама собой, было чревато изобличением, арестом, гибелью.

Выполняя свою основную задачу, Медведев создал промежуточные пункты связи в населенных пунктах, в самом Ровно, взял под контроль все узлы дорог, установил тесные контакты с подпольными организациями в Ровно, Костополе, Ракитине, Луцке, Сарне и других населенных пунктах. Ежедневно передавал в Москву ценные разведывательные сведения о противнике. Разведчики трудились на славу. Особо отличился действовавший под видом фашистского офицера Пауля Зиберта прославленный партизан-разведчик Николай Иванович Кузнецов.

На шоссейной дороге Ровно – Костополь партизаны во главе с Кузнецовым подбили вражескую машину «опель-адмирал». Из автомобиля вытащили двух испуганных и немного помятых фашистов. Один из них был начальником отдела рейхкомиссариата, другой – имперским советником связи из Берлина. Среди множества секретных бумаг у пленных оказалась топографическая карта, на которой были детально нанесены все пути сообщения и средства связи гитлеровцев как на территории Украины и Польши, так и в самой Германии.

Острый глаз разведчика обратил внимание на сплошную линию, которая на карте начиналась от украинских населенных пунктов Якушинцы и Стрижевки (10 километров западнее Винницы) и кончалась у Берлина. Пленные не хотели пояснять смысл этой линии, но, в конце концов, признали, что это только что проложенный многожильный подземный кабель, связывающий Берлин с деревней Якушинцы, где находится ставка фюрера. Обо всем этом было немедленно доложено в Москву...

По заданию командира отряда Кузнецов почти постоянно находился в Ровно, вращался в кругу вражеского офицерства, в том числе и среди приближенных Эриха Коха. От них он и узнал: о подготовке немецко-фашистским командованием крупного наступления на Курской дуге; о самолетах-снарядах, изготовлявшихся на вражеских секретных заводах и предназначенных для бомбардировки городов Англии; о готовившемся покушении на жизнь участников предстоящей конференции в ТегеранеСталина, Рузвельта и Черчилля. Правильность и достоверность всех этих сведений потом были подтверждены самой жизнью.

Однако разведка не была единственной задачей партизанского отряда Медведева. В радиусе более 300 километров действовали партизанские и диверсионные группы Дмитрия Николаевича. Они уничтожали мосты и железнодорожные узлы вражеской коммуникации. По заданию Медведева подпольщики а Сарне, Здолбунове, Ровно создали невыносимые условия для немецко-фашистского командования. Партизаны защищали местное население от оккупантов и их пособников, уничтожали живую силу врага в его гарнизонах.

В январе сорок четвертого наступающие советские войска приблизились к районам действий партизан. Медведев получил приказ перебазировать отряд на запад, в сторону Львова. Идти приходилось с многочисленными боями, отряд уже действовал в тактической глубине вражеской обороны. Состояние здоровья Дмитрия Николаевича к тому времени резко ухудшилось, командовать боями партизан приходилось лежа на повозке. Когда же 5 февраля 1944 года отряд оказался на освобожденной Советской Армией территории, командир его получил приказ прибыть в Москву.

Находясь в госпитале, полковник Медведев подвел итоги прошедшим боям. За период боевой деятельности с 20 июня 1942 по март 1944 г. отрядом «Победители» в немецком тылу было «убито в боях, стычках, из засад, уничтожено во взорванных эшелонах свыше 12 тысяч солдат и офицеров врага, а также пособников оккупантов из числа эсэсовцев дивизии «Галичина», полицаев, боевиков-оуновцев. Уничтожено 11 генералов и приравненных к ним высших немецких чиновников. Диверсионными и агентурными группами уничтожен 81 эшелон врага, при этом разбиты 76 паровозов, до 800 вагонов. Взорвано 6 железнодорожных мостов, сожжено 3 склада, сожжено или взорвано 12 железнодорожных депо, механических мастерских, электростанций, других предприятий. Взорваны вокзал в Ровно, ортскомендатура, две офицерские столовые.

Разбито, уничтожено, уведено из гаражей до 35 грузовых и легковых автомобилей, выведено из строя свыше 70 автомобилей. Сбит один двухмоторный самолет, уничтожено одно тяжелое самоходное орудие «фердинанд». Взяты трофеи: 4 пушки, 5 батальонных и 5 ротных минометов, до 60 пулеметов, свыше тысячи винтовок и карабинов, 150 автоматов и пистолетов, до 500 ручных гранат, до 700 артиллерийских снарядов, до 700 мин к минометам, свыше 200 тысяч патронов, до трех тонн взрывчатки, 3 полевые радиостанции, до 400 лошадей...

И, наконец, самое главное – в Москву переданы многие сотни шифрорадиограмм, содержащих ценнейшие сведения о переброске вражеских войск и боевой техники, работе железных дорог, дислокации штабов, мероприятиях военных и оккупационных властей, положении на оккупированной территории. Эта информация учитывалась командованием Красной Армии при подготовке многих успешных операций начиная с осени 1942 года и вплоть до самого победоносного завершения войны. Собственные потери отряда составили 110 человек убитыми и ранеными» (Т.К. Гладков «Легенда советской разведки», М., «Вече», 2001 г., с. 411).

В марте 1944 г. Медведев Д.Н. был назначен заместителем начальника отдела контрразведки в центральном аппарате Министерства государственной безопасности СССР, находился в специальной командировке в Литве, занимался организацией борьбы с вооружёнными бандформированиями. С декабря 1946 г. полковник Медведев Д.Н. – в отставке. Занимался литературным трудом. Свой богатый опыт деятельности по ту сторону линии фронта Дмитрий Николаевич изложил в книгах: «Это было под Ровно» (1948 г.), в 1951 г. вышло переработанное и дополненное издание этой книги – «Сильные духом»; «Отряд идет на Запад» (1951 г); «На берегах Южного Буга» (первое изд. 1957 г.). Его увлекательные произведения пользуются широкой популярностью как в России, так и за рубежом, они переведены на многие иностранные языки.

Медведев Дмитрий Николаевич награждён четырьмя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, многочисленными медалями, в том числе «Партизану Отечественной войны» 1-й степени. Скончался Герой Советского Союза Медведев Д.Н. 14 декабря 1954 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (участок № 4).


Статья написана по материалам книги Т.К. Гладков
"Легенда советской разведки", М., "Вече", 2001 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог