Статья 12. Крах политики умиротворения и коллективной безопасности


"Свобода – это роскошь, которую не каждый может себе позволить."

Бисмарк

Мировой экономический кризис обострил международные отношения. Это подорвало способность мирового сообщества совместно бороться за сохранение стабильности в мире. В 1931 году Япония в нарушение решений Вашингтонской конференции оккупировала Манчжурию (Северо-Восточный Китай). В 1935 году Италия захватывает Эфиопию, бывшую суверенным государством, членом Лиги Наций. Гитлер, придя к власти, перестал выполнять условия Версальского договора. Все это создавало угрозу слома Версальско-Вашингтонской системы. Страны Запада не сумели сохранить эту систему и предотвратить войну. Кризис разобщил их. Общественное мнение в Англии и Франции было против решительных мер по обузданию агрессоров.

США вообще пытались уклониться от участия в мировых делах. Кризис в США способствовал не только замыканию всеобщего внимания на внутренних проблемах. Нарастание напряженности в мире породило в США стремление уединиться в своей "американской крепости". Самая богатая страна мира с колоссальными ресурсами и способностью влиять на мировые события как бы выпала из мировой политики. Это резко увеличивало шансы агрессоров на успех. Коллективный отпор агрессорам не исключал применения силы против них. Защита мира в тех условиях требовала мужества, воли и готовности к жертвам. Но сама мысль о жертвах для людей, которые недавно пережили войну, казалась чудовищной.

Многие политики недооценили опасность Гитлера, не принимая всерьез его агрессивные планы. Приход Гитлера к власти не сразу был воспринят как коренной поворот в политике Германии. Долгое время в нем видели лишь сильного национального лидера, стремящегося восстановить для Германии справедливость. Планы нацистов по переделу мира поначалу не воспринимались всерьёз. Поэтому в европейских странах какое-то время не видели причин для того, чтобы изменить политику, которую страны Запада последовательно проводили с 20-х годов. Она была нацелена на постепенное ослабление тягот Версальскою договора для Германии. Поэтому не было и должной реакции на отказ Германии выполнять Версальский договор. А ведь он был открытым вызовом державам-победительницам; нарушал один из основных принципов международного права, гласивший: договоры должны соблюдаться.

Нацизм еще не предстал перед миром во всем его омерзительном облике. Еще не работали лагеря смерти, а народы Европы не испытали ужасов оккупации. Все это было впереди. Многим политикам Гитлер казался лидером, с которым вполне можно вести дело. Так появилась на свет политика умиротворения Германии. Ее активным сторонником был Невилл Чемберлен – премьер-министр Великобритании в 1937-1940 годах. По его мнению, главная опасность состояла не в действиях Германии, а в возможности потери контроля над развитием событий. Чемберлен считал, что нужно не терять контактов со всеми участниками международного конфликта и пытаться решать возникшие проблемы на основе взаимных уступок.

На деле же это означало, что Гитлер выдвигал все новые претензии, они вновь и вновь становились объектом обсуждения, после чего надо было идти на все большие уступки Германии. Причем, подобная политика требовала жертв и территориальных уступок со стороны третьих стран, то есть тех, к кому Германия предъявляла претензии.

Обнаружив общность интересов, Германия, Италия и Япония начали быстрое сближение. В ответ на решения VII конгресса Германия и Япония подписали в 1936 году Антикоминтерновский пакт, в 1937 году к нему присоединилась Италия. Это еще не был военный союз. Стороны обязались информировать друг друга о деятельности Коминтерна и вести против него совместную борьбу. В приложении к договору они давали друг другу обещание в случае войны одной из сторон с СССР не предпринимать ничего, что могло бы облегчить положение нашей страны.

Нарастив военную мощь, Гитлер в 1938 году решил приступить ко второму этапу реализации своей внешнеполитической программы: передел границ с целью включения в состав Германии всех населенных немцами регионов. Первой в списке стояла Австрия – родина Гитлера. Местные нацисты еще в 1934 году попытались захватить власть и объявить о присоединении к Германии. Гитлер ультимативно потребовал передать власть в Австрии в руки местных нацистов. Те, в свою очередь, пригласили германские войска помочь им в наведении порядка. 12 марта 1938 года вермахт вторгся в Австрию. Ее независимость была ликвидирована, она стала областью Германии. Большинство австрийцев с энтузиазмом восприняли присоединение – «аншлюс», видя только в нем будущее своей страны после краха империи Габсбургов. Но, так или иначе, в Европе перестало существовать суверенное государство. Никто не смог помешать этому.

Агрессия фашистской Германии в Европе 1933-1939гг.

Вслед за этим Гитлер выдвинул претензии к Чехословакии, требуя присоединения к Германии Судетской области, населенной в основном немцами. Однако Чехословакия, имея одну из лучших армий в Европе, не собиралась отступать. Гитлер решил добиться отделения Судет, пугая великие державы перспективой начала новой войны. Те поддались этому давлению. На конференции в Мюнхене с участием Англии, Германии, Италии и Франции было решено удовлетворить претензии Гитлера. 1 октября 1938 года вермахт оккупировал Судеты. Чехословакия, которую даже не пригласили на конференцию, потеряла пятую часть территории, граница теперь проходила в 40 километрах от Праги.

Германия после отторжения Судет превратилась в сильнейшее государство Центральной Европы, Все малые страны этого региона поняли, что ни Лига Наций, ни Англия, ни Франция не могут гарантировать их суверенитета, и были вынуждены идти на поклон к Германии. Гитлер окончательно уверовал в свою безнаказанность. В этом смысле Мюнхен стал поражением Англии и Франции и приблизил начало войны. Однако на Западе результат конференции был воспринят "со вздохом облегчения". Чемберлен, возвратившись в Лондон, заявил, что он привез мир этому поколению. Этим иллюзиям не суждена была долгая жизнь.

15 марта 1939 года Германия оккупировала Чехию и Моравию, на территории Словакии было создано независимое государство. Гитлер тем самым нарушил подписанное им мюнхенское соглашение. Но это было только начало. 21 марта Германия потребовала от Польши согласия на передачу ей Данцига (Гданьска). 22 марта немецкие войска заняли Мемель (Клайпеду), принадлежавший Литве. В апреле Италия вторглась в Албанию и оккупировала ее. Крах политики умиротворения стал очевидным.

В общественном мнении и Англии, и Франции наметился перелом: стало ясно, что дальнейшие уступки агрессорам уже невозможны. От правительств теперь требовали большей жесткости и решительности в отношении Германии. Англия и Франция обменялись нотами о взаимопомощи в случае нападения. В течение марта – апреля 1939 года всем граничащим с Германией государствам предоставили гарантии военной помощи в случае нападения на них. Начались запоздалые военные приготовления. Непосредственная угроза военного конфликта с Германией и Италией сразу же поставила вопрос о возможной роли СССР в нем.

В отношении Германии в принципе были возможны два подхода: либо попытаться договориться с Гитлером, либо начать борьбу против него. И та, и другая политика давала СССР шанс добиться усиления своего влияния в мировых делах. Однако антикоммунизм Гитлера, его расправа с немецкими коммунистами, не оставляли советскому руководству выбора. С 1933 года оно стало активно поддерживать политику коллективной безопасности, предложенную французским министром иностранных дел Луи Барту. Эта политика была нацелена на сохранение в Европе статус-кво, то есть неизменности сложившихся границ.

Реальным успехом на пути создания системы коллективной безопасности стало подписание в 1935 году советско-французского договора о взаимопомощи, хотя этот договор и не включал военных статей, но, в любом случае, была открыта дорога совместным действиям против возможного агрессора. Аналогичный договор был заключен в том же году и с Чехословакией. Изменение политики СССР сделало возможным и изменение стратегии Коминтерна, который летом 1935 года на своем VII конгрессе взял курс на развертывание антифашистской борьбы. В рамках новой стратегии СССР должен был совместно со странами Запада бороться против "поджигателей войны".

Отношение к советско-французскому договору оказалось во Франции весьма прохладным; ратифицирован он был французским парламентом лишь через год. Серьезные сомнения в реальной значимости достигнутых договоренностей были связаны с тем, что СССР не имел общей границы с Германией. Чтобы выполнить свои обязательства по договору, его войска должны были быть пропущены через территорию Польши или Румынии. Правительства и той, и другой стороны боялись СССР больше Германии и категорически отказывались давать какие-либо обещания относительно возможного пропуска советских войск через свою территорию. Когда же начались массовые репрессии среди командного состава Красной Армии, военный потенциал СССР стал оцениваться чрезвычайно низко. Военный союз с ним стал казаться малозначащим. Франция, в итоге, отказалась от политики коллективной безопасности и предпочла тянуться вслед британской политике умиротворения.

Подписание Мюнхенских соглашений показало советскому руководству несбыточность надежд на создание системы коллективной безопасности. СССР даже не был приглашен на Мюнхенскую конференцию. Советско-французский и советско-чехословацкий договоры оказались ничего не значащими бумагами. Для советского руководства это был знак того, что СССР пытаются отодвинуть от активного участия в европейских делах. Вскоре Франция подписала с Германией соглашение, почти равнозначное пакту о ненападении. В Москве это было расценено, как попытка направить агрессию Германии на Восток, против СССР.

В результате, как никогда близкой стала перспектива, кажущаяся советскому руководству особенно неприемлемой: решение всех противоречий между «империалистическими странами» за счет СССР. Обострение противоречий с Японией делало эти подозрения еще более обоснованными: летом 1938 года японские войска вторглись на территорию СССР в районе озера Хасан. Перед лицом германской агрессии с запада и японской с востока СССР оказывался под угрозой войны на два фронта. В советском руководстве начинают задумываться о необходимости пересмотра внешнеполитического курса.

Потеряв надежду на возможность коллективного отпора Германии, проникнувшись глубоким недоверием к политике Англии и Франции, советское руководство начало искать пути сближения с Германией. Последняя, со своей стороны тоже искала пути сближения с СССР. После захвата Чехии и Моравии главным объектом притязаний Германии стала Польша. Гитлер пытался и здесь разыграть мюнхенский сценарий, но Англия и Франция однозначно отказались обсуждать его претензии и дали гарантии Польше. Напав на нее, Германия рисковала оказаться в состоянии войны с Англией и Францией. Хотя Польша и не рассматривалась Гитлером как серьезный военный противник, захват ее выводил Германию на границу с СССР, чья позиция, таким образом оказывалась решающей.

В Берлине рассудили так: если СССР будет продолжать антигерманскую политику, Германия с самого начала окажется перед перспективой войны на два фронта, причем в ситуации еще более невыгодной, чем в 1914 году: с гораздо меньшими ресурсами и, следовательно, большей уязвимостью перед возможной блокадой. Причем планы дипломатического наступления на СССР Гитлер обсуждал одновременно с планом военной кампании против Польши. Ее начало было назначено на 26 августа.

Так в середине августа 1939 года СССР оказался в центре мировой политики. Его благосклонности активно добивались как Германия, так и ее будущие военные противники. Перед Советским Союзом встала в полный рост проблема окончательного выбора между противоборствующими противниками. Причем стало очевидно, что от этого выбора зависела судьба мира. 21 августа Сталин получил телеграмму от Гитлера, в которой тот заявил, что стремится к заключению пакта о ненападении с СССР и готов подписать любое дополнительное соглашение, касающееся урегулирования всех спорных вопросов. Гитлер просил Сталина принять министра иностранных дел Германии И. Риббентропа не позднее 23 августа для подписания соответствующих документов.

Для Сталина стало ясно, что СССР может получить желанный контроль над Восточной Европой, но не в обмен на согласие участвовать в войне, а в качестве цены за неучастие в ней. В этот же день Сталин отдал распоряжение прервать на неопределенный срок военные переговоры с Англией и Францией. Он направил Гитлеру ответную телеграмму с выражением надежды на существенный поворот в советско-германских отношениях и согласием принять Риббентропа 23 августа. После непродолжительных переговоров Риббентроп и Молотов подписали в Кремле 23 августа 1939 года договор о ненападении и секретный протокол к нему. В протоколе стороны договорились о разграничении "сфер интересов" в Восточной Европе. Германия признала сферой интересов СССР территории, прежде входившие в состав Российской империи: Финляндию, Латвию, Эстонию и Бесарабию. СССР признал Литву как сферу интересов Германии. Протокол предусматривал возможность раздела Польши, при этом линия разграничения между Германией и СССР должна была проходить по рекам Нарев, Висла, Сан, то есть много западнее «линии Керзона».

Подписанные в Москве документы завершили переориентацию внешней политики СССР. Но смысл этого поворота не может быть сведен к попытке обеспечить безопасность путем прямой договоренности с Германией. Секретный протокол свидетельствовал о том, что СССР стал соучастником очередной перекройки карты Восточной Европы. Непосредственным итогом подписания этих документов стало окончательное решение Гитлера начать агрессию против Польши. Начало войны. Через 8 дней после этого, ранним утром 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись в Польшу. 3 сентября Англия и Франция в соответствии с данными Польше гарантиями объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог