Статья 17. Ржевско-Вяземская наступательная операция советских войск


"Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете".

А. Твардовский

Операция проводилась силами Калининского (генерал И.С. Конев) и Западного (генерал Г.К. Жуков) фронтов 8 января-20 апреля 1942 г. с целью завершить разгром группы армий "Центр" (фельдмаршал Х.Г. Клюге). В конце 1941 года в результате крупного наступления советских войск под Москвой немецкие войска потерпели первое серьезное поражение. К январю 1942 года расположенные на центральном участке фронта немецкие части практически потеряли боеспособность, что дало советскому командованию возможность наметить план окончательного уничтожения группы армий "Центр".

Карта военных действий под Ржевом

Необычайно сильные морозы создавали для германской армии крайне тяжелые условия: оружейная смазка замерзала, вызывая частые отказы вооружения, узкие гусеницы танков за ночь намертво примерзали к земле. Для того чтобы завести двигатель любой боевой техники, приходилось разжигать под днищем костер. Обморожения среди солдат стали массовым и обычным явлением. В этих условиях советское военное руководство и лично Сталин пришли к выводу о необходимости окончательного разгрома противника, находившегося в так называемом Вяземском выступе. Сама конфигурация этого выступа, над которым нависали войска четырех советских фронтов, подсказывала такое решение. Было принято решение без оперативной паузы продолжать движение вперед с целью завершить разгром немецко-фашистской группы армий "Центр".

Наступательную операцию планировалось провести быстро и малой кровью. Но она оказалась одной из самых кровопролитных за всю историю Великой Отечественной войны и затянулась на 14 месяцев. Позднее, когда операция уже началась, стало ясно, что противник вовсе не был полностью деморализован, как предполагалось. Кроме того, части 2-й полевой и 2-й танковой армий группы "Центр" под командованием генерал-фельдмаршала Клюге при равенстве сил в пехоте превосходили советские войска по танкам и артиллерии более чем в два раза. Это незнание командования стоило жизни тысячам бойцов и командиров…

"Замысел наступления базировался на охвате противника пятью армиями и одним кавалерийским корпусом Калининского фронта с севера, из района северо-западнее Ржева в направлении на Сычевку, Вязьму и девятью армиями и двумя кавкорпусами Западного фронта с юга, из района Калуги к Юхнову, Вязьме, Сычевке и Гжатску с одновременным выступлением остальных армий Западного фронта на Сычевку и Гжатск. Окружить, расчленить и уничтожить основные силы группы армий "Центр" в районе Ржев, Вязьма, Юхнов, Гжатск". В соответствии с планами Ставки ВГК для помощи наступающим войскам в немецком тылу должен был быть высажен крупный десант. Действия десанта в основном вписывались в довоенную военную доктрину РККА: главной задачей было завершение окружения немецкой группировки, перекрытие железных дорог и шоссе Вязьма – Смоленск, а также воспрещение подхода резервов к окружённым немецким частям с других участков фронта.

Начало Ржевско-Вяземской операции было вполне успешным: к концу месяца Калининский фронт вышел на подступы к Смоленску, а три армии Западного фронта (43-я, 49-я и 50-я) начали с севера и с юга окружение немецкой группировки в районе Юхнова. Казалось, что окончательное уничтожение войск вермахта уже дело нескольких дней. И здесь все решила воля Сталина: по его личному распоряжению из состава Западного фронта была выведена в резерв 1-я ударная армия. Ослабленные войска 20-й армии, вынужденные растянуть свои позиции на широком участке фронта, вплотную подошли к окраинам Гжатска, но взять его так и не смогли. Наступление затормозилось, а затем и вовсе захлебнулось.

18-22 января в районе поселка Желанье юго-западнее Вязьмы были выброшены с парашютами два батальона 201-й воздушно-десантной бригады и 250-го стрелкового авиадесантного полка. Кроме того, было принято решение о выброске в район Озеречни 4-го воздушно-десантного корпуса для усиления 1-го кавалерийского корпуса, действующего в оперативном тылу немцев. Но транспортных самолетов не хватало, поэтому в тыл противника была направлена только одна 8-я воздушно-десантная бригада – около 2000 человек. Высадку второго и третьего эшелонов по плану должны были производить 70 истребителей, но реально было выделено только 19 машин. Десантники прыгали с тихоходных бомбардировщиков ТБ-3, которые были совершенно не защищены от истребителей и ПВО противника. Из-за сильного зенитного огня с земли высадка производилась с большой высоты – до 2000 метров. Результатом этого стало то, что полторы тысячи парашютистов 8-й бригады разбросало по площади более километра.

Десантники отправляются на боевое задание в тыл немецких войск под Вязьму, январь 1942 г.

Несмотря на все трудности, в районе Вязьмы было десантировано более 10000 человек, имевших на вооружении 320 минометов, 541 пулемет и 300 противотанковых ружей. 27 января кавалерийский корпус генерала П. Белова прорвался через Варшавское шоссе юго-западнее Юхнова и через три дня соединился с десантниками и партизанами южнее Вязьмы. Соединенные силы перерезали железную дорогу и шоссе Смоленск – Вязьма, парализовав тем самым снабжение немецких частей, находящихся в этом районе. К 1 февраля сюда же вышли передовые дивизии 33-й армии и завязали бои на окраинах Вязьмы. Немецкий гарнизон оказался в окружении.

В конце января на этот участок фронта немцами было переброшено до 12 дивизий и 2 отдельных корпуса. В результате нескольких интенсивных ударов по советским войскам немцам удалось стабилизировать свою линию обороны по реке Угра. На севере в окружении оказались 7 дивизий вермахта, а на юге в такое же положение попала половина 33-й армии, кавалеристы Белова и десантники. Все попытки прорвать кольцо окружения оказались безуспешными, несмотря на большие потери советских войск.

Ставка ВГК приняла решение продолжить десантную операцию для помощи войскам Западного фронта в разгроме немецкой группировки в районе Юхнова. Новый этап операции начался 18 февраля в районе населенного пункта Желанье – там месяц назад был высажен первый эшелон десантников, а к февралю действовали большие силы партизан. Высадка 214-й бригады проходила в условиях сильнейшей метели, поэтому многие подразделения разбросало по всей Смоленской области. 22 февраля в немецкий тыл вылетели подразделения 214-й бригады, штаб 4-го корпуса и многочисленные специальные части. Тем временем, попавшие в окружение войска Западного фронта, продолжали активно действовать в оперативном тылу группы армий "Центр". Например, 8-я воздушно-десантная бригада, поддержанная партизанами, вышла в район Моршаново-Дягилево и уничтожила штаб 5-й танковой дивизии вермахта. Кольцо окружения не было плотным: из котла регулярно эвакуировали раненых, а с Большой земли доставлялись боеприпасы и продовольствие. Однако к началу апреля положение резко ухудшилось, поскольку немецкая группировка начала планомерные действия по ликвидации котла.

Не сумев ликвидировать Ржевско-Вяземский выступ, Красная Армия перешла 20 апреля к обороне. Это была самая кровавая фаза Московской битвы. Блокированные советские войска смогли продержаться до конца мая, а затем командованием было дано разрешение на прорыв из окружения. Ночью 26 мая 1942 года остатки 4-го воздушно-десантного корпуса прорвали фронт и начали движение в направлении Кирова – по договоренности с советским военным руководством там был подготовлен удар по самому слабому месту в немецкой обороне, чтобы облегчить окруженцам переход линии фронта. 24 июня основная часть советских войск вышла из окружения. К сожалению, не без потерь.

Отстояв Ржевско-Вяземский выступ, германское командование получало по крайней мере два важных тактических преимущества. Оно сохраняло удобный трамплин для нового наступления на Москву и угрожало глубоким охватом с юга району дислокации советских войск между озером Селигер и Великими Луками. Итогом этих боев стал отход немецких войск на расстояние 80-250 км к западу – от противника были полностью очищены Московская и Тульская области и ликвидирована непосредственная угроза Москве. В остальном же – наступательная операция полностью провалилась. Наши потери превосходят немецкие примерно в полтора раза: советские войска потеряли не менее 500 000 человек убитыми, умершими от ран и попавшими в плен, в то время как убыль личного состава группы армий "Центр" составила около 330 000 солдат и офицеров.

Отряды десантников 149 суток вели бои, пройдя по тылам противника до шестисот километров, они отвлекли на себя с фронта и сковали своими решительными действиями пять немецких дивизий, уничтожив в ходе операции до 15 тысяч вражеских солдат и офицеров, большое количество боевой и другой техники. За годы войны Ставка Верховного Главнокомандования более сорока раз применяла десанты, но наиболее крупной воздушно-десантной операцией стала Вяземская, когда в тыл противника были выброшены более 10 тысяч советских десантников, а также тысячи предназначенных для них грузов с вооружением, боеприпасами, продовольствием и другим имуществом.

До конца войны имела место только одна попытка высадить крупный воздушный десант в тылу противника: во время Днепровской наступательной операции 25-28 сентября 1943 года. Однако и эта десантная операция оказалась неудачной – из 4500 человек в живых осталось только 1200. Боевые действия под Вязьмой наглядно показали, что чем крупнее десант, тем труднее ему решать оперативные задачи, а наибольшие шансы на успех при высадке в тылу противника имеют небольшие диверсионно-разведывательные подразделения.

Корреспондент английской газеты "Санди таймс" А. Верт так характеризует сложившуюся обстановку на Ржевско-Вяземском выступе того времени: "В течение всего "трудного лета" 1942 года этот немецкий плацдарм оставался потенциальной угрозой для Москвы, но главной заботой русских была не столько перспектива наступления немцев на столицу, сколько возможность того, что они попытаются удерживать "плацдарм" минимальными силами, а остальные войска перебросят на юг, для наступления на Сталинград и Кавказ. Поэтому на протяжении всего лета и осенью 1942 года советское командование старалось во что бы то ни стало сковывать как можно больше немецких войск к западу от Москвы, непрерывно атакуя и изматывая их. Бои под Ржевом были из числа самых тяжелых, какие когда-либо приходилось вести советским войскам. Они атаковали сильно укрепленные позиции немцев и несли гораздо большие потери, чем немцы, военные действия носили такой ожесточенный характер, что пленных было очень мало".

Писатель Илья Эренбург в книге воспоминаний "Годы, люди, жизнь" писал: "В сентябре редактор разрешил мне поехать ко Ржеву, где, начиная с августа, шли ожесточенные бои... В летописи многих советских семей Ржев связан с потерей близкого человека – бои были очень кровопролитными. Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого столь печального – неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома, да крохотный бугорок".

Осенью и зимой 1942-1943 года военно-стратегическая обстановка под Ржевом отражала общее положение на всем советско-германском фронте. В этот период победой Красной Армии под Сталинградом начался коренной перелом не только в ходе Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Крупное наступление Красной Армии на ржевско-вяземский плацдарм началось через день после полного окружения армии Паулюса под Сталинградом – 25 ноября 1942 года. Немецкое командование спешно перебрасывало крупные силы с других участков фронта: из Духовщины Смоленской области подошла 20-я танковая дивизия генерала Литвица, из-под Орла была переброшена 12-я танковая дивизия генерала Весселя, на помощь 2-й авиаполевой дивизии была брошена дивизия СС осторожного генерала Битриха.

Если наступление армий Калининского фронта началось успешно, то Западный фронт не смог сразу прорвать оборону противника на всю ее глубину. Заместитель Верховного Главнокомандующего Жуков пришел к выводу, что в сложившихся условиях дальнейшее наступление Западного фронта только приведет к ненужным потерям. "Разбираясь в причинах неудавшегося наступления войск Западного фронта, – пишет в "Воспоминаниях и размышлениях" маршал Жуков, – мы пришли к выводу, что основной из них явилась недооценка трудностей рельефа местности, которая была выбрана командованием фронта для нанесения главного удара... " Другой причиной неудачи был недостаток танковых, артиллерийских, минометных и авиационных средств для обеспечения прорыва обороны противника.

В результате наступательных боев в ноябре-декабре 1942 года Ржевский выступ не был ликвидирован, но полукольцо вокруг Ржева значительно сузилось. Бои на Ржевском выступе к январю 1943 года постепенно затихли. Наши войска вновь переходили к активной обороне, готовились к новым наступательным боям. На отдельных участках фронта приходилось отбивать яростные контратаки все еще сильного врага. После освобождения частями Калининского фронта 17 января 1943 года города Великие Луки, находящегося в 240 километрах западнее Ржева, положение немецко-фашистских войск на Ржевском выступе еще более ухудшилось. Угроза окружения под Ржевом становилась для немцев реальной. В феврале 1943 года противник резко усилил огневую активность, почти постоянно вел сильный огонь, как будто стремясь израсходовать больше боеприпасов, часто проводил разведку боем, надеясь определить, где будет нанесен главный удар.

Вот как оценил сложившуюся для немцев ситуацию корреспондент английской газеты "Санди таймс" А. Верт: "После всех потерь, которые немцы и их союзники понесли на юге, им явно все больше и больше не хватало обученных войск. Этим в значительной степени и объясняется принятое ими в марте 1943 года решение оставить плацдарм Гжатск-Вязьма-Ржев, этот "нацеленный на Москву кинжал", за который они так яростно цеплялись после первых же поражений, понесенных ими в России зимой 1941-1942 годов.

Наши армии получили приказ перейти в наступление в 14 часов 30 минут 2 марта 1943 года. Немецкое командование уже начало планомерный отвод своих войск от рубежа к рубежу под прикрытием сильных арьергардов. Последняя Ржевско-Вяземская наступательная операция Западного и Калининского фронтов превратилась в преследование отходящего противника.

Уходя из Ржева, фашисты 1 марта согнали в Покровскую старообрядческую церковь на улице Калинина почти все оставшееся в живых население города – 248 человек (из 40000 жителей города и области) – женщин, стариков и детей, заперли железные двери и заминировали церковь. Пригоняли сюда семьями, некоторые приходили с пожитками. "Тех, кто отказывался или не мог дойти до церкви, – говорится в акте Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Ржеве, – мужчин, женщин, детей, – фашисты расстреливали "за неповиновение немецким властям". Каратели ничего не объявляли и не объясняли. В третьем часу ночи батарея тяжелых минометов под командованием капитана И.А. Анищенко нанесла удар по подвальным помещениям склада, находившегося метрах в 200-х от Покровской церкви, где по данным нашего агента расположились фашисты с "адской машиной".

Одновременно с началом минометного обстрела в город из 965-го стрелкового полка был направлен созданный на основе 2-й стрелковой роты 11-го батальона штурмовой отряд специального назначения, получивший приказ любой ценой прорваться к Покровской церкви и спасти ее узников. Отряд возглавил замполит 1-го стрелкового батальона старший лейтенант Иосиф Яковлевич Колин. Пройдя через северо-восточные кварталы Ржева и потеряв по пути от расставленных врагом мин 18 человек, штурмовой отряд ранним утром подошел к улице Калинина.

Когда из церкви увидели военных в маскхалатах и с автоматами, то сначала не могли поверить, что это наши бойцы, говорили, что автоматами вооружены только немцы, а у наших - одна винтовка на десятерых. Вот как об освобождении вспоминает одна из узниц Покровской церкви – М.А. Тихомирова: "Светлее стало, смотрим – идут осторожно от пожарной каланчи (она была на соседней с церковью улице) один за другим военные и будто ищут что-то. Присмотрелись – на немцев не похожи и по одежде, и по походке. Неужели наши? Попросила я мальчишек: "Взберитесь на подоконник, кричите "Ура", там наши идут". Мальчишки закричали. Только те услышали, как бросились к нам, гремят замком и ключами. Как распахнули двери, бросились мы друг к другу, тут и рассказать невозможно что было: и слезы, и обмороки, и объятия, и поцелуи... "Сынки наши, дорогие, желанные... " "Мамашеньки, наконец-то вас нашли, уж сколько времени людей живых ищем, нет никого, весь город прошли".

Закончилась семнадцатимесячная оккупация Ржева (немцы захватили Ржев 14 октября 1941 г.). 5 марта в Ржеве и районе после 14 месяцев боев наступила тишина. Ржев после бегства немцев представлял собой страшную картину; сплошные развалины, во многих местах лежали изуродованные трупы горожан. Из 5443 жилых домов уцелело лишь 297 зданий. Были разрушены все 22 школы, 4 техникума, учительский институт, учреждения культуры и здравоохранения, разрушены железнодорожный узел, водопровод, взорван волжский мост. Дорого же стоила установка Сталина – взять Ржев любой ценой! Ржевская битва стала одной из самых бесславных страниц в истории Великой Отечественной войны. Участник этих событий маршал Советского Союза В.Г. Куликов назвал ориентировочную цифру общих потерь Красной Армии на Ржевской дуге – 2 миллиона 60 тысяч человек.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог