Статья 2. Красная Армия в годы Второй мировой войны


"Кто напуган – наполовину побит.
Мы русские, и потому победим".

А. Суворов

Ворошилов К.Е.

В 30-х годах Красная Армия оказалась фактически единственной силой, которая реально могла угрожать диктатуре Сталина, Недрогнувшей рукой "вождь" и нарком обороны отправляют на смерть десятки тысяч ни в чем не виновных людей. Цифры потрясают – 44 тысячи командиров! Около 200 тысяч "членов семей изменников Родины"! Такого история еще не знала. Армия в условиях мира понесла фантастические потери. Армию начали "очищать" от нежелательного элемента ещё во второй половине 20-х годов. Под эту "чистку" подпадали прежде всего офицеры старой армии (в 1921 г. они составляли 34 процента командиров РККА). В середине 30-х ее начали "очищать" от вновь созданных кадров командиров: в 1935 г. уволено 6198 чел., в 1936 г. – 5677 чел., в 1937 г. – 18658 чел., в 1938 г. – 16362 чел.

Народный Комиссар Обороны К. Ворошилов был в первых рядах уничтожителей армии. До суда над группой военных ("дело маршалов") с 1 по 4 июня 1937 г. в Кремле состоялось расширенное заседание Военного совета. Обсуждался доклад Ворошилова "О раскрытом органами НКВД контрреволюционном заговоре в РККА". В нем нарком призвал "проверить и очистить армию буквально до самых последних щелочек". Речи Ворошилова периода 1937–1938 гг. страшно читать. Своих ближайших сослуживцев он называет не иначе как "матерыми шпионами", "военно-фашистской бандой", "изменнической мразью". Лозунг его по отношению к ним один: "Ни сожаления им, ни пощады". Глава военного ведомства был буквально завален письмами от арестованных и от оставшихся на свободе. В 1938 г. на имя наркома было получено 208276 писем; в 1939 г. – 360109; в 1940 (4 мес.) – 166497. Помог ли кому-нибудь из них. К. Ворошилов? Да, единицам! Десятки тысяч были уничтожены.

Репрессии Сталина в РККА в 1930-е гг., обезглавили командную верхушку и отучили оставшихся в живых от принятия самостоятельных решений. А тем временем в двери уже стучалась война, Армия нуждалась в командирах. Были предприняты лихорадочные попытки решить эту проблему, но результаты получились плачевные. Так, проверка, проведенная управлением боевой подготовки в декабре 1940 г., показала, что "из 225 командиров полков, привлеченных на сбор, только 25 человек оказались закончившими военное училище, остальные 200 человек – это люди, окончившие курсы младших лейтенантов и пришедшие из запаса".


Военная Присяга

Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным бойцом, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров, комиссаров и начальников. Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Рабоче-Крестьянскому Правительству.

Я всегда готов по приказу Рабоче-Крестьянского Правительства выступить на защиту моей Родины – Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Рабоче-Крестьянской Красной Армии, я клянусь защищать е мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.

Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.


Чем ближе подступала война, тем бодрее звучали речи наркома Ворошилова. 105-дневная война с маленькой Финляндией наглядно показала уровень боеспособности армии, Противники СССР сделали из этого выводы. Сталин посчитал Ворошилова главным виновником неготовности армии к войне, и в мае 1940 г. снял его с поста Народного Коммисара Обороны, но назначил на более высокий пост – заместителя Председателя СНК. Почему? Это был "свой человек", преданный "вождю". В разговоре с командующими армиями, происходившем 9 января 1941 года, Гитлер заявил, что "русские вооруженные силы представляют собой глиняный колосс без головы. У них нет хороших полководцев, и они плохо оснащены".

В начале войны ключевые посты в Красной Армии за редким исключением занимали неподготовленные люди. А прославившиеся впоследствии полководцы, такие как К. К. Рокоссовский, К. А. Мерецков, А. В. Горбатов и другие, еще до войны были арестованы и, следовательно, лишены возможности находиться в курсе новейших достижений военного искусства. Только по счастливому стечению обстоятельств они избежали гибели. Те же, кто оставался на свободе, испытывали постоянный моральный прессинг, в случае неудач их ожидали страшные репрессии.

Например, маршал И. С. Конев в ходе войны проявил себя одним из самых талантливых советских военачальников, но опыт к нему пришел не сразу. В октябре 1941 года Западный фронт, которым он командовал, был окружен. Сталин намеревался отдать Конева под суд военного трибунала, но этому решению воспротивился Г. К. Жуков, который сказал Сталину, что "такими действиями ничего не исправишь и никого не оживишь. И что это только произведет тяжелое впечатление в армии. Напомнил ему, что вот расстреляли в начале войны командующего Западным фронтом Павлова, а что это дало? Ничего не дало. Было заранее хорошо известно, что из себя представляет Павлов, что у него потолок командира дивизии. Все это знали. Тем не менее он командовал фронтом и не справился с тем, с чем не мог справиться. А Конев – это не Павлов, это человек умный. Он еще пригодится". Лишь заступничество Жукова спасло Конева от неминуемого расстрела. А сколько военных было расстреляно, погибло в лагерях и тюрьмах...

Показателен и второй пример. В начале Великой Отечественной войны Ворошилов занимал ответственные посты – члена Ставки, члена ГКО. 10 июля 1941 г. был назначен главнокомандующим Северо-Западного направления. Однако здесь обнаружилась полная несостоятельность его как руководителя в современной войне. Комиссарские методы времен гражданской войны обернулись трагедией для армии и страны. После такого провала Ворошилова на руководящие командные должности больше не назначали, но и в этот раз Сталин не наказал своего верного сподвижника. Маршал Ворошилов стал заниматься формированием резервов, был главнокомандующим партизанским движением, являлся представителем Ставки на различных фронтах. За годы войны он получил две награды – орден Суворова I степени и орден Красного Знамени.

Главной причиной катастрофы 1941 г. стала не внезапность германского нападения и не неготовность СССР к войне, а преимущество Вермахта в боевой подготовке и большой профессионализм немецкой армии.

Сталин знал, что по всем количественным показателям Красная армия значительно превосходит Вермахт, что по качеству советская военная техника лучше немецкой. Поэтому он был убежден в том, что враг будет остановлен и потерпит поражение на границе. Но страшные поражения войск Красной армии в начале войны показали, что расчеты руководства страны на скорую победу не оправдались. На полях сражений в 1941 г. столкнулись две противоположные системы: качества и количества. Качество неизменно одерживало верх.

Вермахт с небольшими по численности танковыми войсками громил всё на своем пути. Было мало истребителей, но немецкие летчики сбивали столько самолетов противника, чтобы обеспечить господство в воздухе. Несмотря на подавляющий численный перевес противника, по количеству асов Люфтваффе лидировала до конца войны. 104 летчика германских ВВС сбили по 100 и более советских самолетов. Неумение Красной армии воевать – вот в чем заключался подлинный шок и для руководства, и для страны в первые недели войны.


Потери РККА и Вермахта с 22 июня по 10 июля
ПотериРККАВермахт
Личный состав815 70079 058
Орудия и минометы21 5001061
Самолеты4013826
Танки12 249350

Но в ходе войны оценка немцами советского командования кардинально изменилась. Вот, например, что записал Геббельс в своем дневнике в 1945 году: "Генеральный штаб прислал мне книгу с биографиями и фотографиями советских генералов и маршалов. Из этой книги можно вычитать много такого, что мы упустили сделать в прошедшие годы. Маршалы и генералы в среднем чрезвычайно молоды, почти ни одного старше 50 лет... Все они– убежденные коммунисты, весьма энергичные люди, и по лицам их видно, что вырезаны они из хорошего народного дерева. В большинстве случаев речь идет о сыновьях рабочих, сапожников, мелких крестьян и т. п. Короче говоря, приходишь к досадному убеждению, что командная верхушка Советского Союза сформирована из класса получше, чем наша собственная. Я рассказал фюреру о просмотренной мной книге генерального штаба о советских маршалах и генералах и добавил: у меня такое впечатление, что с таким подбором командных кадров мы вообще конкурировать не можем. Фюрер полностью со мной согласился: наш генералитет слишком стар и слишком израсходовался... "

Тяжелейшие условия вооруженной борьбы оказали на немецкое и советское командование диаметрально противоположное воздействие: немецкое не сумело перестроиться, и уровень его стратегического искусства резко понизился, а советское закалилось и неизмеримо выросло в качественном отношении. Для того чтобы человек, чем бы он ни занимался, смог перестроиться, измениться, он должен хотеть и уметь видеть свои ошибки. Однако представители немецкого командования были явно лишены этой способности. Несмотря на преподнесенные Красной Армией уроки и полный разгром вермахта, уцелевший германский генералитет так и не избавился от ощущения своего мнимого прусского превосходства.

Один из лучших полководцев вермахта генерал-фельмаршал Эрих фон Манштейн дал своим мемуарам красноречивое название "Утраченные победы". Но утраченная победа – это всего лишь поражение. Чтобы победу одержать, ее необходимо вырвать у противника, а для этого надо быть умнее, искуснее, смелее, чем он.

Свои поражения гитлеровские генералы объясняли, например, некомпетентностью фюрера, тем, что он вмешивался в решение стратегических вопросов и только мешал им правильно руководить войсками. Действительно, ряд серьезных неудач германских войск подорвал в глазах Гитлера авторитет немецких генералов, и в дальнейшем всю ответственность за принятие решений он взял на себя. Но в начальный период войны за успехи и неудачи операций полностью отвечали профессиональные военные. И именно они, кичившиеся своим высоким профессионализмом, недооценили силы советской армии в ряде важнейших сражений, например в битве под Москвой.

"То, что русские войска могут перейти под Москвой в решительное наступление, считалось маловероятным. Донесения летчиков о сосредоточении крупных сил на флангах и к востоку от Москвы рассматривались немецким верховным главнокомандованием как "бредни" и "бабьи страхи". У немцев никак не укладывалось в уме, чтобы русские могли сосредоточить здесь какие-то новые значительные силы после своего, казалось, окончательного краха". Все это привело к тому, что боевое и тактическое преимущество, которое в начале войны было на стороне немецких войск, оказалось утраченным. Теперь оно все явственней переходило к русским, которые были не только привычны к суровому климату, но и имели также соответствующее зимним условиям снаряжение и вооружение. Русское командование, казалось, только и ждало того момента, когда наступательные возможности немцев иссякнут, а тактическая обстановка и климатические условия позволят им пустить в ход свой последний козырь. Когда это случилось, русские немедленно перешли в контрнаступление на наиболее опасном для них участке фронта – группы армий "Центр", использовав для этого силы, подтянутые из глубины страны. Для немцев настали дни величайших испытаний.

Одним численным превосходством объяснить успехи Красной армии было нельзя. В наших глазах это явление имело объяснение простое и естественное. Испокон века русский человек был смышлен, талантлив и нутром любил свою Родину. Испокон века русский солдат был безмерно вынослив и самоотверженно храбр. Эти свойства человеческие и воинские не смогли заглушить в нем двадцать пять советских лет подавления мысли и совести, колхозного рабства, стахановского изнурения и подмены национального самосознания интернациональной догмой. И, когда стало очевидным для всех, что идет нашествие и завоевание, а не освобождение, что предвидится только замена одного ярма другим – народ, отложив счеты с коммунизмом до более подходящего времени, поднялся за русскую землю так, как поднимались его предки во времена нашествий шведского, польского и наполеоновского... Под знаком интернационала прошла бесславная финская кампания и разгром немцами Красной армии на путях к Москве; под лозунгом защиты Родины произошел разгром немецких армий!




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог