Статья 21. Участие женщин в Великой Отечественной войне


"На ничьей земле пылают танки.
Удалось дожить до темноты...
Умоляю: "Летние портянки
И белье сдавайте на бинты".
Я стираю их в какой-то луже,
Я о камни их со злостью тру,
Потому как понимаю – нужно
Это все мне будет поутру".

Ю.В. Друнина

Девушки-снайперы

Война – дело не женское. Участие женщин в войне за последнее столетие, причём не только в качестве медицинского персонала, но и с оружием в руках, стало реальностью. Особенно массовым это явление имело место в период Второй мировой войны. Они были готовы к подвигу, но не были готовы к армии, и то, с чем им пришлось столкнуться на войне, оказалось для них неожиданностью. Гражданскому человеку всегда трудно перестроиться "на военный лад", женщине – особенно. Армейская дисциплина, солдатская форма на много размеров больше, мужское окружение, тяжёлые физические нагрузки – всё это явилось нелёгким испытанием. Но это была именно та "будничная вещественность войны, о которой они, когда просились на фронт, не подозревали". Потом был и сам фронт – со смертью и кровью, с ежеминутной опасностью и "вечно преследующим, но скрываемым страхом".

Часто и офицеры проявили к молоденьким девушкам-военнослужащим недвусмысленное внимание, приходилось давать отпор. Вспоминая войну, снайпер Ю.К. Жукова рассказывала: "Мы прошли с боями около 100 км. Шли днём и ночью, иногда объявляли привал, и вся пехота валилась прямо в рыхлый снег. Но через 15 минут нас поднимали, и мы снова шли, отупевшие от усталости, недосыпания, недоедания... В какой-то момент у меня отключилось сознание. Очнулась, чувствую под собой что-то твёрдое – труп немецкого солдата. Но сил встать не было. Подошли двое бойцов, взяли под руки, какое-то время так и двигались, втроём".

Потом, спустя годы, те, кто выжил, признаются: "Когда посмотришь на войну нашими, бабьими глазами, так она страшнее страшного". Потом они сами будут удивляться тому, что смогли всё это выдержать. "В Восточной Пруссии за день приходилось отбивать по 6-8 немецких атак. В окопы пришли абсолютно все – и врачи, и медсёстры, раненые, контуженые. Питаться было нечем, ночью под обстрелом на поле удавалось собрать ведро мороженой картошки. Не хватало боеприпасов. Советские войска прорвали оцепление, когда у нас осталось по 2 патрона – один для фрицев, другой для себя", – вспоминала снайпер Ю. Жукова.

И послевоенная психологическая реабилитация у женщин будет проходить сложнее, чем у мужчин: слишком велики для женской психики подобные эмоциональные нагрузки. "Мужчина, он мог вынести, – вспоминает бывший снайпер Т.М. Степанова. – Он всё-таки мужчина. А вот как женщина могла, я сама не знаю. Я теперь, как только вспомню, то меня ужас охватывает, а тогда всё могла: и спать рядом с убитым, и сама стреляла, и кровь видела, очень помню, что на снегу запах крови как-то особенно сильный... Вот я говорю, и мне уже плохо... А тогда ничего, тогда всё могла". Вернувшись с фронта, в кругу своих ровесниц они чувствовали себя намного старше, потому что смотрели на жизнь совсем другими глазами – глазами, видевшими смерть. "Душа моя была уставшая", – скажет об этом состоянии санинструктор О.Я. Омельченко. Домой с фронта девушки возвращались молодыми, казалось – впереди вся жизнь, вот только первые лет 30 почти каждую ночь снились кошмары… Нет, не женское дело – война!

В Красной Армии в большом количестве служили женщины, как добровольно, так и по призыву. Была масса чисто женских частей и подразделений (зенитные, авиационные и т.д.). В период отчаянного положения Государственный комитет обороны принял решение (оставшееся, правда, на бумаге) создать женские стрелковые соединения, в которых мужчинами были бы только заряжающие тяжелых артиллерийских орудий. А у немцев, даже в момент их агонии, женщины не только не служили в армии, но их было очень мало и на производстве. Почему так? Потому что в СССР один мужчина приходился на трех женщин, а в Германии – наоборот? Нет, дело не в этом. Для того чтобы сражаться, нужны не только солдаты, но и оружие с продовольствием. А для их производства тоже нужны мужчины, которых женщинами или подростками заменить нельзя. Поэтому и вынужден был СССР посылать на фронт женщин вместо мужчин. У немцев такой проблемы не было: их обеспечивала оружием и продовольствием вся Европа.

Вот рядовой эпизод войны из воспоминаний сержанта Е.А. Морозовой: "Кем только не приходилось быть во время войны: санинструктором, донором, автоматчиком, несколько раз ходила с группой, разведчиков за "языком" и определением расположения огневых точек противника. Тяжело, особенно девушкам. Ведь шли плечо к плечу мы вместе с мужчинами, утопали в болотах, мерзли в холодных землянках. Помню, шли трудные бои, было много раненых и вдруг слышим гул приближающихся немецких, танков, двигавшихся прямо на горстку автоматчиков. Мы приготовились схватиться с громадными черными танками со свастикой на башне. Я схватила бутылку с горючим, размахнулась и метнула ее под гусеницы танка... Ох, господи, неужели сработало... Танк остановился и загорелся. Бойцы повеселели и с силой и злостью били из автоматов по немецкой пехоте. Когда атака была отбита, я молча сидела на земле окопа. Подходили солдаты, заглядывали мне в глаза, улыбались: "А ты. Катя, молодец!"... А я не пойму, что они говорят. Я не помнила, что делала, я делала все так же как солдаты-мужчины".

Подрывники-разведчицы 1941 г.

Около 800 тысяч женщин воевали с фашистами. Они служили в разных войсках – большинство в госпиталях (61% среднего медперсонала составляли женщины), в подразделениях связи (80%) и дорожных войсках (почти половина состава). Прославился женский авиационный полк ("Ночные ведьмы"). Воевали женщины-снайперы, женщины-разведчики, женщины-зенитчицы... А вот в танковых войсках их было не много.

В годы Великой Отечественной войны Александра Митрофановна Ращупкина повторила поступок легендарной "кавалерист-девицы" Надежды Дуровой, которая в 1806 году под мужским именем поступила на военную службу, а затем сражалась с армией Наполеона. Около года Александра Ращупкина тщетно обивала пороги военкоматов с просьбой отправить её на фронт. В 1942-м, коротко постригшись, в мужской одежде Шура снова пришла в военкомат и, воспользовавшись царившей там неразберихой с документами, всё же записалась на фронт под именем Александра Ращупкина.

В Подмосковье Александра-Александр окончила курсы шоферов, а затем, уже под Сталинградом, двухмесячные курсы механиков-водителей танка. Воевала девушка в составе 62-й армии генерала Чуйкова. Удивительно, но почти три года ни экипаж танка, на котором сражалась Ращупкина, ни остальные однополчане не подозревали, что под обликом "Сашки-сорванца" скрывается женщина. Тайна открылась только в феврале 1945 года, когда танкисты вели бои уже на территории Польши. Во время одного из них танк Ращупкиной наткнулся на засаду, был подбит, загорелся. Александра получила тяжёлое ранение. На выручку бросился механик из соседнего танка, стал перевязывать. Он-то и распознал в Сашке девушку. Потом были госпитали, демобилизация, встреча с мужем, который тоже уцелел в той страшной мясорубке и тоже вернулся с войны покалеченным. Вместе они прожили ещё около 30 лет.

В боях под Курском и Орлом отличились танкистки Е.А. Петлюк, Т.В. Потанина, В.П. Безрукова, О.Д. Паршонок-Сотникова, А. Самусенко и др. Танкистка 231-го танкового полка прорыва Ольга Паршонок по заданию командования, рискуя жизнью, трижды переправляла разведчиков через линию фронта. Один раз на танке, другой – на автомашине, которую при возвращении с задания немцы подбили и сожгли. Третий раз этот опасный рейс был совершен ею на бронемашине. В боях за Киев механик-водитель Екатерина Петлюк трижды водила свой танк в атаку и истребила свыше 400 гитлеровцев. А когда ее танк был подбит, бесстрашная танкистка выскочила из танка и из пистолета застрелила еще троих фашистов. В бою под Барановичами танк Веры Безруковой попал в болото. Гитлеровцы решили захватить его, пригнали тягач. Но как только они вытащили танк, Безрукова завела мотор и тягач оказался на буксире ее машины. С ним и прибыла она в свою часть. За это отважная танкистка была награждена орденом Красного Знамени.

Привожу интересное воспоминание лейтенанта-танкиста Шишкина Г.С.: «Как без женщин на войне? Девчонок убивали, как и нашего брата. Вот у нас была Маруся Маловичка. Маленькая кнопка, а в быту матом строчила, как пулемет. На наших глазах подбили танк. Из него выскочил танкист, а тут немцы. Мы видели, но ничего не могли сделать – стрелять не будешь. Его сразу в блиндаж. Так она что? У нее помощником был парень. Она этому парню отдала свою санитарную сумку, взяла его автомат… Слушай, если бы я не был этому свидетель, не поверил бы – по-пластунски поползла туда.

Расстреляла охрану, ворвалась в блиндаж, расстреляла всех немцев, вывела этого танкиста и привела к нам. Дали ей орден Красного Знамени. К таким женщинам отношение было уважительное. Хотя за спиной, конечно, всякое говорили: «Воздух» или «Рама». Вроде того – женщина появилась, значит, прячься. Мужики вольно себя чувствовали в разговоре, но как только появлялись женщины, старались быть повежливей. Они нас облагораживали. В соседней бригаде решили женщин сажать стрелком-радистом. Просуществовала эта идея недели две – не женское это дело, в экипаже воевать». (Артём Драбкин « Я дрался на Т-34». Книга вторая, М.. «Яуза», «Эксмо», 2008 г., с. 84-85).

Нина Павловна Петрова – снайпер 1-го стрелкового батальона 284-го стрелкового полка 86-й Тартуской стрелковой дивизии, старшина – полный Кавалер Ордена Славы (за годы Великой Отечественной войны только четыре женщины были удостоены этого высочайшего звания). Когда началась война, ленинградке Петровой было уже 48. В таком возрасте на фронт не брали. Но через несколько дней худенькая, невысокого роста женщина с винтовкой в руках стояла в боевом строю дивизии народного ополчения Ленинграда. Готовой к любым испытаниям ее сделали характер и спорт. Нина добровольно вступила в ряды 4-й дивизии народного ополчения Ленинграда, затем проходила службу в медсанбате. С ноября 1941 года, находясь в рядах действующей армии, уничтожала гитлеровцев метким огнём, многократно побеждала в поединках с вражескими снайперами. Изо дня в день выходила на боевую позицию, всю блокаду храбро защищала родной город, за что была награждена медалями "За боевые заслуги" и "За оборону Ленинграда", а также орденом Отечественной войны 2-й степени.

"Мама Нина" – так на фронте тепло звали солдаты снайпера Нину Павловну Петрову. Она была старше большинства из них, безусых мальчишек, годившихся ей в сыновья. Петрова находилась в боевых порядках стрелковых подразделений в районе села Зарудины Ленинградской области. Нина Павловна заняла удобную позицию и затаилась. Рассвело. Противник был осторожным. Удобной ситуации для стрельбы долго не представлялось, хотя с обеих сторон периодически возникала перестрелка. Около 9 часов утра среди пулеметных и автоматных очередей раздался сухой винтовочный выстрел. Разведчики, наблюдавшие за позициями противника, увидели, как фашистский связист, исправлявший телефонную линию, ничком упал на землю. Его сразила меткая пуля Нины Павловны. Через несколько минут эта же участь постигла и второго гитлеровца, который выполз из дзота для того, чтобы поинтересоваться судьбой телефониста. Он появился в поле зрения снайпера всего на несколько секунд. Но этого оказалось достаточно для меткого выстрела. Снайпера заметили. Пулеметные очереди ударили в бруствер окопа, где находилась Нина Павловна, но вреда не причинили. Воспользовавшись тем, что набежавший порыв ветра поднял снежную поземку, Петрова быстро перебежала на запасную позицию и продолжила "охоту". В тот день она уничтожила еще троих. К концу февраля на ее счету было 23 фашиста. 2 марта 1944 года у нее появилась третья боевая награда – орден Славы 3 степени.

В начале августа 1944 года, при освобождении Прибалтики, в боях в районе железнодорожной станции Лепассааре (Пылваский район Эстонии) Петрова находилась в боевых порядках стрелковых подразделений, снайперским огнем уничтожала немецко-фашистских захватчиков, ходила в атаку и в разведку. В эти дни она уничтожила 12 гитлеровцев. 20.8.44 награждена орденом Славы 2 степени. В наградном листе указывалось, что Петровой 52 года. Генерал армии И.И. Федюнинский, подписывая наградные документы, засомневался: "Неужели ей больше пятидесяти? Может, машинистка допустила опечатку?" Нет, ошибки не было. Особенно отличилась Нина Павловна в период боев в составе 2-го Белорусского фронта за Эльбинг (ныне Эльблонг, Польша) в феврале 1945 года. В рядах атакующих шли старшина Петрова и ее ученики снайперы. Когда продвижение батальона задерживали вражеские пулеметы, помогали снайперы. Несколько метких выстрелов и пулеметы замолкали. Наша пехота вновь устремлялась вперед. В этих боях Нина Павловна истребила 32 гитлеровца, доведя свой личный счет до 100 вражеских солдат и офицеров.

Автоматчица гвардии сржант П. Козлова. Новороссийск 1943 г.

Кроме этого, Нина Петрова занималась обучением личного состава полка своему искусству, за все время ею подготовлено 512 снайперов. Ей не суждено было дожить до Победы. Легендарный боец стрелкового полка снайпер Нина Павловна Петрова не вернулась в Ленинград. За Одером, в бою близ города Штеттин (Щецин, Польша), в один из последних дней войны – 1 мая 1945 года – шальная пуля сразила отважную женщину. За несколько дней до гибели она написала своей дочери в Ленинград письмо, которое оказалось последним. «Устала я воевать, детка, – ведь уже четвертый год на фронте, – писала Нина. – Скорее бы закончить эту проклятую войну и вернуться домой. Как хочется обнять вас, поцеловать милую внученьку». За беспримерное мужество и отвагу, героизм и высокое воинское мастерство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года Н.П. Петрова награждена орденом Славы 1 степени. Посмертно.

Немало женщин служило и в стрелковых частях, сражавшихся за Сталинград: автоматчицы, пулеметчицы, минометчицы, разведчицы и т. д. Десятки захватчиков, рвавшихся к Сталинграду, истребила автоматчица Нина Королева. Бесстрашие и мужество девушки-добровольца восхищали даже гвардейцев Сталинградского фронта. Однажды во время боя Нина заметила, что на пути наступавшего взвода действует вражеский пулемет. Девушка бросилась вперед и прикладом своего автомата уничтожила весь расчет огневой точки противника. Смелый подвиг автоматчицы расчистил путь к наступлению взвод. К сожалению, в этом бою Нина Королева была ранена осколком гранаты и вышла из строя.

46-й Гвардейский Таманский авиационный полк им. Суворова был сформирован в октябре 1941 г. по инициативе М.М. Расковой и прошел славный путь: героическая оборона Кавказа, освобождение от гитлеровцев Кубани и Таманского полуострова, участие в боях за Крым и за Белоруссию, освобождение Польши и разгром врага в Германии. В составе полка были и девушки: летчица Людмила Клопкова-Яковлева и механик Османцева Александра Григорьевна из Ставрополя, штурман Любовь Шевченко из Пятигорска, мастер по вооружению Полина Тучина из Буденновска, Мария Федотова из Моздока и Нина Медведева из Новопавловска, а также штурман Александра Попова из Ессентуков.

Наверное, ни одна из них в мирное время не подозревала, какая судьба ее ждет. У каждой были свои желания, которые из-за войны не сбылись. Все мечтали о яркой, интересной жизни, готовились стать учителями, врачами, инженерами. Но вот настал час испытаний. И недавние школьницы, которым было по 18-20 лет, ушли на фронт. Летали девушки на тихоходных учебных самолетах конструкции ПО- 2, которых называли "кукурузниками" или "этажерками". Оборудованы они были простейшими аэронавигационными приборами. Скорость самолета всего 120 км/час, высота – 3 км, нагрузка – 200 кг. Девушки летали ночью в тыл врага, сбрасывали партизанам оружие, боеприпасы и горючее, вывозили на Большую землю раненых, больных и детей. Ни заградительный зенитный огонь, ни патрулирование немецких истребителей не могли остановить их полеты. Девчонок, которые летали на хрупких ПО-2, немцы смертельно боялись. "В воздухе ночные ведьмы!" – пугались они. За каждую сбитую "этажерку" немецкое командование присуждало своим асам высшую награду – "железный крест".

День Победы полк встретил в местечке Брун рядом с логовом фашистов, но, к сожалению, не все девушки-лётчицы дожили до этого светлого дня. В боях за Родину геройски погибли Дуся Носаль, Женя Руднева, Оля Санфирова, Женя Крутова и др. Девяти летчицам присвоено звание Героя Советского Союза. Более 250 девушек награждены медалями.

Никулина Анна Владимировна, майор, прошла боевой путь от Моздока до Берлина. Анна Владимировна со связистом Петренко водрузили Красное Знамя над имперской канцелярией. Сама Анна Владимировна рассказывала об этом сухо. Когда они приблизились к зданию, завязалась перестрелка. Бойцы все плотнее сжимали кольцо вокруг гитлеровцев. Никулина со связистом Петренко пробралась на крышу, достала знамя и прикрепила его куском телефонного провода. Имперская канцелярия взята. Никулина А.В. – кавалер 16 боевых наград – участник парада Победы на Красной площади.

Санинструктор перевязывает раненого

Безгранично количество примеров героической деятельности женщин-медиков, деятельности, полной отваги, мужества и преданности Родине. "Армейский полевой госпиталь – это бесконечный поток окровавленных, корчащихся от боли солдат. Операции одна за другой без перерыва на отдых. Были случаи, когда я не спала по 3 дня. Госпиталь всегда был переполнен ранеными. А условия в нём чудовищные – холод, отсутствие медикаментов и даже простой ваты. Особенно тяжело было на начальном этапе войны. Смотреть на страдания солдат было просто невыносимо", – так вспоминала о военном времени хирургическая медсестра Бочарова Р. И.

А хрупкие, молоденькие девушки-санинструкторы, сколько им пришлось вынести на своих плечах. Непосредственное участие в боях Марии Савельевне Шкарлетовой впервые пришлось принять после окончания курсов санитарных инструкторов, когда ей исполнилось 19 лет. В марте 1944 года наши войска готовились к дальнейшим наступательным боям в западном направлении, освобождая родную землю от гитлеровских захватчиков. Часть, где находилась Шкарлетова, получила задачу – форсировать реку Ингулец, прорвать оборону противника на западном берегу и развивать наступление. Завязались бои за переправу. Противник бросал в бой большие силы пехоты, авиации, вел непрерывный артиллерийский и минометный обстрел. М. Шкарлетова делала перевязки, останавливала кровотечение. 45 тяжело раненых она вынесла с поля боя.

За отважную, смелую работу в этом бою по спасению жизни раненых М. С. Шкарлетова была награждена орденом Красной Звезды. Январским утром 1945 года под покровом тумана началась переправа через Вислу одновременно на нескольких участках. На первой лодке отправились три пулеметчика с пулеметом, с ними Мария Шкарлетова. В пороховом дыму, под пулями, между воронками и рвущимися снарядами, закинув санитарную сумку за спину, она без усталости переползала от одного раненого к другому, делая им перевязки, оттаскивая в воронки и другие укрытия, сохраняя полностью их оружие, а затем переносила раненых к берегу. Отсюда уже ночью отправляла их на другой берег реки. Мария Шкарлетова с честью выполняла свой долг перед товарищами, перед Родиной. Она сама вынесла с поля боя 100 раненых с их оружием, доставила к берегу и эвакуировала в тыл. За этот подвиг Марии Савельевне Шкарлетовой было присвоено звание Героя Советского Союза.

В партизанском отряде генерала С.А. Ковпака на Украине во время Карпатского рейда в 1943 г. был создан "госпиталь на колесах". Хирургические операции производились на импровизированном операционном столе, а нередко и прямо на лесной поляне – на траве под открытом небом. В такой "операционной" было много воздуха и света, но работать приходилось подчас в своих обычных костюмах. Но инструментарий и перевязочный материал, употребляемые в таких случаях, всегда были стерилизованы, хорошо прокипячены.

Большой вклад в борьбу с оккупантами внесли женщины и девушки, работавшие в разведке партизанских формирований. Нелегкой была эта работа, связанная с невероятными трудностями и повседневным риском для жизни. Разведчицы Женя Луговская и Валя Надолбных являлись лучшими разведчицами курских партизан. В сентябре 1942 г., идя на выполнение боевого задания – совершать диверсию на железнодорожной линии, они были схвачены полицаями. Их посадили в амбар, но, к счастью, мины, запрятанные в буханке хлеба, не обнаружили. Ночью девушки выломали пол амбара, пробрались на железнодорожную линию и заминировали ее. Так же смело действовала разведчица Дмитриевского отряда Вера Терещенко. Однажды командование отряда послало ее в разведку. Кроме того, ей было поручено разыскать наших людей и получить от них медикаменты для отряда. В пути девушка попала в руки полиции и была арестована. По дороге в Дерюгино Вера попросила позволения переобуться. Полицай разрешил. Незаметно взяв в горсть песку, она бросила его в глаза полицая. Пока тот протирал глаза, разведчица скрылась. Выполнив задание командования, она вернулась в отряд. В октябре 1942 г. при выполнении очередного задания Вера Терещенко была схвачена и казнена.

2 мая 1945 г., когда война практически завершалась победой Советских Вооруженных Сил, на участке 52-й гвардейской Рижской стрелковой дивизии враг оказывал яростное сопротивление. Обе воюющие стороны несли потери. В штаб дивизии пришел немецкий гражданин, который возмущался бессмысленным кровопролитием и просил послать представителей дивизии, чтобы договориться с немецким командованием "о прекращении безумства". Рискуя, жизнью, переводчица З.П. Степанова добровольно вызвалась, поехать в штаб командования Берлинской группировки войск, чтобы убедить гитлеровцев в необходимости немедленного прекращения бессмысленного сопротивления. Много препятствий встретили советские парламентеры па своем пути. Только благодаря настойчивости и храбрости гвардии старший лейтенант Степанова проникла в подземный немецкий штаб и добилась встречи с эсэсовскими генералами. Вручив одному из них письменное требование командования своей дивизии, Степанова стала горячо убеждать его в необходимости дать указание о прекращении огня, но тот ответил отрицательно. Настойчивость разведчицы и здравый смысл победили. Эсэсовские главари пошли на капитуляцию. Так в результате личной храбрости и огромных усилий отважная разведчица добилась от командования Берлинской группы войск прекращения огня и добровольной сдачи в плен.

Женщины, женщины, женщины... На заводах, в госпиталях, на транспорте, в поле. Уже в первые дни войны они заменили ушедших на фронт мужей и братьев, взяли в свои руки производство военного снаряжения, снабжали фронт не только военной техникой, но и концентратами, хлебом, обмундированием. Советские женщины в тылу стали боевым резервом действующей армии. Рабочий день длился по 10 – 12 часов, о выходных и не вспоминали. Простое русское слово «надо» вдруг приобрело глубокий смысл. С него начинался теперь всякий разговор.

Да, у войны не женское лицо. Но угроза, нависшая над нашей страной и над всем миром в 1941 г., заставила советских женщин по-иному оценить свои возможности, встать в строй наравне с мужчинами, заменить в тылу ушедших на фронт мужей, сыновей, братьев. Победа ковалась и в тылу. Их было очень много – женщин, беззаветно любивших Родину и готовых отдать за нее жизнь. Они стали примером бесстрашия и героизма. Не каждый мужчина способен выдержать трудности войны, а женщины выдерживали. Наверное, в них было заключено то, что фашисты называли "русской силой".

В 16-м истребительном авиаполку

Стрелки-вооруженцы 16-го истребительного авиационного полка. Слева направо: Валентина Арбатская, Софья Буневич, Екатерина Абрамцева, 1943 г., Люберецкий аэродром

На призыв ЦК ВЛКСМ – заменить мужчин в некоторых армейских частях, и прежде всего в частях противовоздушной обороны – откликнулись тысячи советских девушек. Первые эшелоны с ними в войска ПВО города Москвы прибыли в апреле 1942 г. В течение года сюда было направлено более двадцати тысяч девушек. Они в короткий срок овладевали военными специальностями в истребительно-авиационных полках и батальонах аэродромного обслуживания, в зенитной артиллерии и других службах, освобождая мужчин для фронта.

После призыва в Красную Армию в мае 1942 г. девушек также направляли в Школу младших авиаспециалистов (ШМАС) в город Ардатов, в Мордовию. Учились они с большим интересом, стремились поскорее на фронт. Весь день с 6 часов утра был загружен до отказа: занятия, строевая подготовка. Учились разбирать и собирать авиационные пулеметы, пушки, винтовки. Затем был первый выпуск этой школы. Двести девушек были направлены в Истребительные авиаполки стрелками-вооруженцами, чтобы обслуживать самолеты на земле, что их разочаровало. Часть из них стали парашютоукладчиками, а они мечтали летать в экипажах! Почти все были 19-20-летние, окончившие семь классов средней школы и уже работавшие на предприятиях, либо после десятилетки.

Подготовка боекомплекта для самолета. Стрелки-вооруженцы 16-го истребительного авиационного полка. Слева направо: Анна Коляденко, Олимпиада Козина, Полина Ухаботина, 1942 г.

Девушки работали с энтузиазмом, с чувством огромной ответственности за свое дело. Снимали пулеметы с самолетов, прилетавших с боевого задания, опускали в таз с веретенным маслом в каптерке, чистили. Затем набивали в пулеметную ленту патроны, снова смазывали и устанавливали на самолет. И так после каждого самолетовылета. И не было в бою отказов вооружения. На своих слабых руках они переносили пулеметы, пушки, ящики с боеприпасами, производили подвеску реактивных снарядов, доукомплектовку боекомплектов патронами и т. д.

Вечерами разносили по кабинам сигнальные ракеты. Зимой это было нелегко: плоскости самолета были обледенелые, приходилось с разбегу вскакивать на них, а обратно скатывались юзом на землю. Выполняли другие работы: чистили снег в капонирах, где стояли самолеты, дневалили у летчиков в землянке, дежурили на кухне – всю ночь чистили картошку, носили дрова, воду, мыли бачки.

Днем готовили вооружение для самолетов, а ночью несли караульную службу по графику, охраняли командный пункт и «красную линейку» – самолеты эскадрильи. Целый месяц их учили стрельбе из винтовок в полку, и все стреляли на отлично.

Жили в сырой землянке у леса. Спали на нарах. У каждой эскадрильи был вырыт свой колодец, откуда брали воду. Топили печку дровами, которые пилили и кололи сами. Конечно, помогали и ребята, когда были свободны. Все трудности девушки переносили спокойно, не жаловались. Думали только о том, чтобы скорее пришла победа, и гордились тем, что и они помогают бить врага.

В День Победы, 9 мая 1945 г., девушек демобилизовали. Многие из них вышли замуж за однополчан. Так, Варя Вагина стала женой техника 1-й авиаэскадрильи Николая Александрова, Валя Арбатская вышла замуж за моториста 1-й авиаэскадрильи Владимира Маховера, Оля Анисимова – за летчика 3-й авиаэскадрильи Владимира Ендакова…



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог