Статья 27. Дело Ленина продолжает верный ученик


"Поговорим о вечности с тобою:
Конечно, я во многом виноват!
Но кто-то правил и моей судьбою,
Я ощущал тот вездесущий взгляд.
Он не давал ни сна мне, ни покоя,
Он жил во мне и правил свыше мной.
И я, как раб вселенного настроя,
Железной волей управлял страной..."

И. Сталин(?)

В.И. Ленин и И.В. Сталин в Горках 1922 г.

После смерти основателя Советского государства и Коминтерна В.И. Ленина Советский Союз и Коминтерн возглавил его последователь и ученик – Иосиф Виссарионович Сталин. Сын бедного сапожника из местечка Гори в Грузии, сохранивший до конца дней заметный грузинский акцент, был единственным ребёнком в семье. Детство будущего генсека, вождя мирового пролетариата нельзя назвать ни радостным, ни счастливым. Отец, Виссариона Джугашвили, всегда играл в семье лишь роль властелина и почти никогда не проявлял дружеских, тем более нежных чувств. Почти ежедневные незаслуженные побои, которыми отец якобы хотел сломить упрямство сына – вошли у родителя в привычку. Поэтому у Иосифа "непрерывно и однозначно накапливалась ненависть" и чувство бессилия, с которым приходилось сносить несправедливые и незаслуженные наказания, жестокость и грубость. Мать Сталина, Екатерина Геладзе, лишенная других радостей в своей беспросветной жизни, была очень привязана к своему единственному ребенку, причем ее любовь к сыну усиливалась его увечьем – укороченной левой рукой (результат родовой травмы), из-за чего он, по её мнению, нуждался в защите и опеке более, чем другие дети. Великая ее любовь к Coco нашла свое выражение в готовности пойти на любые жертвы во имя того, чтобы избавить его в жизни от нужды.

На последнем году учебы Иосиф Джугашвили был исключенный из Тифлисской духовной семинарии за пропаганду идей марксизма. Семинария давала глубокие знания – этим могли похвастаться немногие учебные заведения конца XIX века, а Сталин был чрезвычайно одаренным учеником, получая отличные оценки по математике, богословию, греческому, русскому... Например, он мог читать Платона в оригинале. Юный Иосиф Джугашвили увлекался поэзией и сам писал неплохие стихи, которые печатались в газете "Иверия" и других изданиях. Как начинающий поэт, Джугашвили сразу же получил признание. Так, его стихотворение "Утро", по рекомендации Ильи Чавчавадзе – классика грузинской литературы, вошло в букварь "Дэда Эна", и многие годы оно оставалось одним из любимейших первых стихотворений грузинской детворы.

Сталин воспринял исключение из семинарии как акт социальной дискриминации и произвола чванного привилегированного общества, однако, став профессиональным революционером, он нашел признание и удовлетворение, столь остро необходимые после унижений, пережитых в отцовском доме и семинарии, для окончательного выбора жизненного пути. Сталин полностью принял идеи Маркса, при этом, основополагающая идея марксизма о том, что классовая борьба неминуемо должна привести к устранению продажного и прогнившего буржуазного общества, предоставляла ему возможность получить выход для накопленной им чудовищной ненависти против всех форм власти и утолить жажду мести. Затем были 16 лет, которые Сталин, будучи профессиональным революционером, провел в подполье, тюрьмах и ссылках. Трудности, пережитые им в этот период, еще более усилили такие черты характера, как эмоциональная холодность, расчетливость и хитрое коварство, но в первую очередь подозрительность к людям вообще.

После захвата власти большевиками, уже к концу октября 1917 года Сталин был членом Политбюро ЦК партии, членом ВЦИК, народным комиссаром по делам национальностей, под его контролем было большинство большевистских газет. Его перу принадлежит не малое число "судьбоносных" документов эпохи, множество статей в СМИ, за ним – десятки докладов на самых разных собраниях. Это могло быть под силу только хорошо образованному человеку.

Придя к власти, Сталин почти всегда сам и почти набело писал свои речи, статьи и дипломатические депеши. Его стиль отличался четкостью и, зачастую, утонченностью. Его библиотека насчитывала 20 000 томов, Сталин каждый день много часов проводил за книгами. Он делал пометки на полях и вел каталог книг. Его вкусы были разнообразны: Мопассан, Уайльд, Гоголь, Гёте, а также Золя, которого он обожал. Сталин был эрудированным человеком, он не только очень много читал, но и обладал прекрасной памятью – цитировал длинные куски из Библии, трудов Бисмарка, произведений Чехова. А железная воля; огромная энергия; большие организаторские, политические и дипломатические способности помогали ему с успехом решать трудные задачи, которые ставила перед ним большевистская партия.

Куда только не отправлялся Сталин в ближайшие годы после революции в качестве чрезвычайного уполномоченного ВЦИК! Сперва – на юг России, организовывать заготовку и вывоз хлеба с Северного Кавказа, а попутно – организовывать оборону Царицына. Сталин привык организовывать, утрясать, согласовывать, искать выходы. И сколько при этом потребуется жертв, его нисколько не интересовало. Потому что он и смолоду-то не слишком ценил человеческую жизнь, а в условиях революции перестал об этом задумываться вовсе. В кратчайшие сроки в Царицыне начинает работать местный реввоенсовет и ЧК, как будто из ниоткуда появляется регулярная армия. Ни местная буржуазия, ни противники большевиков не смели больше поднять голову.

Еще в 1905-1907 гг. Иосиф Джугашвили тесно начал сотрудничал с Лениным, занимаясь не законным методом финансирования ленинской партии – ограблением почтовых дилижансов, казначейств и Государственного банка. В разработке и организации "экспроприаций" принимал участие и старинный приятель Джугашвили – Симон Тер-Петросян – сын солидного армянского купца. В 1922 году Тер-Петросян погиб, попав под автомобиль, предположительно был устранен по приказу Сталина. Для Ленина и Сталина были в равной мере характерны фанатизм и жестокость. Вот одно ленинское распоряжение от 11 августа 1918 г.: "1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 2) Опубликовать их имена. 3) Отнять у них весь хлеб. 4) Назначить заложников – согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц-кулаков. . . . P.S. Найдите людей потверже".

В ноябре 1918 года Иосиф Сталин стал председателем Военного Совета Украинского фронта, потом – заместителем Ленина в Совете рабоче-крестьянской обороны, останавливал наступление Колчака под Пермью и организовывал отпор польскому наступлению под Смоленском, организовывал оборону Петрограда, когда ему угрожали войска Юденича. И частенько, выполняя очередное ленинское задание, Сталин конфликтовал с наркомом по военным делам Львом Троцким. Сталин считал стремление Троцкого к продолжению революции, ее вывода за пределы России, перехода к революции мировой, к доведению революции до ее логического конца, серьёзно опасным.

На VIII съезде партии Сталин был избран членом Политбюро и Оргбюро, по предложению Ленина – назначен народным комиссаром государственного контроля (с 1920 года – нарком рабоче-крестьянской инспекции), а в апреле 1922 года избран генеральным секретарем ЦК партии. Правда, на ту пору должность генсека носила скорее технический характер, но все равно власти давала немало. В частности, именно как генеральный секретарь Сталин возглавлял политическое и хозяйственное руководство страной во время болезни и после смерти Ленина.

Сталин старательно "прикрывал" Ленина, выполняя по возможности его функции в партии, взяв на себя ответственность за обеспечение ухода и лечения вождя. Ученик был действительно благодарен учителю, испытывал к нему теплые чувства, искреннюю привязанность. Но инсульт – болезнь коварная: даже выздоровев, человек не становится таким, как прежде. Коснулись изменения и личности Ильича: он стал еще более подозрительным, чем раньше, раздражительным, нервным. Утратив фактическую власть, он ощущал себя в унизительном положении: одного только морального авторитета в партии ему, всю жизнь стремившемуся наверх, было мало. Но восстановить своё положение, Ленину уже было не суждено…

В конце 1923 года возникла реальная опасность, что Троцкий прибегнет к своим ресурсам и возможностям для захвата власти. Он имел огромное влияние в армии, обладал авторитетом среди части партийцев. Все было готово для государственного переворота, единственное, что остановило Троцкого, – это опасность, что ему ударит в спину Тухачевский. У маршала были давние разногласия с наркомом, начавшиеся с вопроса о правах военспецов и красных командиров.

Прощальная речь Сталина, после смерти вождя, была больше похожа на клятву в верности учителю: "Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам держать высоко и хранить в чистоте великое звание члена партии. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою заповедь!" Все, что будет происходить в стране после смерти Ильича, все, что предпримет Сталин в области политики, экономики и культуры, – лишь продолжение курса, некогда заданного самим Лениным. Сталина не даром в шутку назвали в Закавказье "левой ногой Ленина". Разница лишь в том, что сам Ленин умел приспосабливаться, менять генеральную линию, изворачиваться в зависимости от ситуации. А его ученик был догматиком, преданным своему учителю настолько, что превратил в его мавзолей, в его памятник не только центральную площадь столицы, но и всю страну.

После смерти учителя Сталин принялся за исполнение принесенной клятвы. И первое, что он сделал, – раз и навсегда покончил с самой возможностью раскола в партии. Сначала, объединившись с Зиновьевым и Каменевым, он изгнал в 1927 году из партии, а в 1929 году из страны Троцкого. Изгнал показательно, задействовав всю силу своего убеждения, все свое "волшебное" умение организовывать. Теперь он без труда мог приписать себе ведущую роль главного помощника Ленина в установлении коммунистического правления. Ну а когда главный враг уже не представлял опасности, правда, поливая Сталина грязью из-за рубежа, за что был убит в Мексике агентом НКВД испанцем Р. Меркадером, Сталин принялся за своих былых союзников. Тут уж Каменеву и Зиновьеву припомнили все: и попытки оспаривать решения Ленина, и самый важный грех – раскрытие секретной информации о сроках Октябрьского восстания...

Покончив с левой оппозицией, Сталин заодно уничтожил и правое крыло партии. Преданность покойному учителю и влияние его на Сталина были столь велики, что он не жалел в интересах дела ни друзей, ни близких. Он просто делал свое дело, потому что считал, что оно – свято. Не мало сил Сталин отдал и реализации ленинской идеи построения социализма в отдельно взятой стране – налажен процесс индустриализации, закончилась коллективизация. Сталин, ставший полновластным диктатором, после смерти Ленина, истребил миллионы крестьян в ходе этой самой коллективизации 1932-1933 гг., огромные массы крестьянства хорошо запомнят обиды, нанесенные им советским режимом во время голода и коллективизации.

К 1937 году система власти, о которой Сталин думал как об инструменте для воплощения идей учителя, была выстроена полностью. В руках у Иосифа Сталина был мощнейший репрессивный аппарат – ведомство, объединившее НКВД и ОГПУ, система трудовых лагерей, войска НКВД, тайная полиция, которой позавидовало бы и гестапо, – сильная армия. По всей стране прокатились волны энкавэдешных репрессий, их главной мишенью, в первую очередь, стали старые большевики. Кроме этих людей, так или иначе сталкивавшихся с Лениным и способных усомниться в правильности трактовки идей учителя его преданным учеником, репрессиям подверглись те, кто "слишком много знал". Например, помнил юного Джугашвили по Тбилиси и Баку. И, наконец, массовые репрессии в армии, сильно ударившие по обороноспособности страны.

Формальный повод для проведения партийной чистки, очередного поиска и устранения реальных или потенциальных противников установившегося режима, дало убийство Сергея Мироновича Кирова. Сталин, если верить воспоминаниям окружающих, смерть соратника по партии переживал очень тяжело, как серьезную утрату. В партийных кругах Киров рассматривался в качестве кандидата на пост генерального секретаря ВКП(б) (вместо И.В. Сталина).

В конце концов, от былых союзников, ставших теперь ненужными и даже мешающими – Зиновьева, Каменева и других "левых", от более или менее явных сторонников Троцкого Сталину удалось избавиться именно под эту марку. Все они оказались разбросаны по тюрьмам на разные немалые сроки, хотя, как выяснилось, "судебное следствие не установило фактов, которые бы давали основания квалифицировать преступления зиновьевцев как подстрекательство к убийству С. М. Кирова". Может быть, речь идет не о сталинском умысле, а о чрезмерном усердии Генриха Ягоды? В конце концов, на ту пору в ведомстве Ягоды работали не профессионалы сыска, а "кристально честные большевики", гораздые принимать "в интересах партии" абсолютно шальные, необдуманные решения.

Наибольшее наслаждение доставляла Сталину душевная пытка, при которой он держал жертву как бы подвешенной в отчаянии и страхе между выражениями искренней симпатии и последующим оглашением смертного приговора, а в конце все же уничтожал ее. С чувством глубокого удовлетворения он устраивал высшим функционерам своей партии и правительства испытания на верность и преданность, по произволу арестовывая их жен и даже детей, в то время как мужья и отцы продолжали как ни в чем не бывало исполнять свои обязанности, даже не мысля о том, чтобы попросить об освобождении близких. Рой Медведев пишет, что Сталин посадил в лагерь не только жену столь высокопоставленного функционера, как Молотов, но даже жену президента Советской республики Михаила Калинина, причем заставил ее под пытками подписать показания, компрометирующие ее мужа, на тот случай, когда и его понадобится убрать.

Как и Ленин, Сталин был убежден, что "существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо", а потому "ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен". Ленин произнёс эти слова в 1919 г., а Сталин сослался на них, как на очевидную истину, в 1938 г. Полагая, что война неизбежна, он считал наиболее выгодным вступать в нее не сразу, а во вторую очередь, когда ее участники взаимно истощат друг друга, и Советский Союз сможет оказать решающее воздействие на ход и исход войны. Выступая в 1925 г. на Пленуме Центрального комитета Российской коммунистической партии, Сталин говорил: "Война может стать, конечно, не завтра и не послезавтра, а через несколько лет, неизбежностью... Но если война начнется, то нам не придется сидеть сложа руки, – нам придется выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашу весов".

Советский Союз, как социалистическое государство, относил к числу своих врагов весь "мировой капитализм", то есть все капиталистические страны. Советская Армия до 1943 г. именовалась Рабоче-Крестьянской Красной Армией (РККА) – название, которое подчеркивало ее классовую, антибуржуазную, антикапиталистическую направленность. Однако на практике Советский Союз стремился использовать противоречия между капиталистическими государствами и сближался с теми из них, чья политика, по мнению советского руководства, в наибольшей степени соответствовала интересам СССР.

В 20-е годы Советский Союз выступал против Версальской системы и сотрудничал с Германией. После прихода Гитлера к власти СССР стал сближаться с противниками фашистской Германии – Францией, Англией и США. В сентябре 1934 г. Советский Союз вступил в Лигу Наций, а 2 мая 1935 г. заключил договор о взаимной помощи с Францией. 16 мая советское правительство подписало договор о взаимной помощи с союзницей Франции – Чехословакией. Чтобы не дать Финляндии возможности получить союзника в лице Германии, Сталин заключает с Германией 11 февраля 1940 года торговый договор. Экспорт в Германию возрастает с 61,6 млн. рублей до 736,5 млн. Одновременно СССР решает вопросы своей технологической отсталости. Взамен сырья из Германии импортируется самая передовая военная технология и оборудование для производства военной техники. Впервые после отказа платить по царским долгам в 1922 году СССР получает кредит у Германии. Наконец, соглашается на переговоры Финляндия, которая не капитулировала в войне с СССР, с ней просто договорились.

Советское руководство перестало упоминать о мировой революции, а в 1936 г. Сталин вызвал настоящую сенсацию, отрицая, что СССР когда-либо стремился к ней. Он заявил американскому журналисту Р. Говарду, который спросил, оставил ли Советский Союз планы и намерения произвести мировую революцию: "Таких планов и намерений у нас никогда не было". Поскольку это утверждение противоречило общеизвестным фактам, ему мало кто поверил, хотя в новой Конституции СССР, принятой в декабре 1936 г. и названной сталинской, уже не было ни слова о мировой революции и свержении капитализма. Изменилась и политика Коминтерна, теснейшим образом связанного с советским руководством. VII Всемирный конгресс Коминтерна, состоявшийся в Москве летом 1935 г., поставил перед коммунистами в качестве первоочередной задачи не борьбу за мировую революцию, а борьбу против фашизма и войны. Он призвал к сплочению всех антифашистских сил, к созданию широкого антифашистского Народного фронта.

Вплоть до 1941 г. Сталин не занимал никаких государственных постов, оставаясь лишь Генеральным секретарем правящей коммунистической партии – Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) – ВКП(6), единственной партии, существовавшей в Советском Союзе. Официальным главой правительства – председателем Совета Народных Комиссаров – с 1930 г. (а с мая 1939 г. и Народным комиссаром иностранных дел) был ближайший соратник Сталина В.М. Молотов (Скрябин), но фактически власть Сталина являлась безграничной и бесконтрольной. Советская пропаганда, подчиненная строжайшей цензуре, именовала Сталина "гениальным вождем и учителем", "отцом народов", бесконечно любимым и близким всем людям. Подобно Гитлеру, Сталина безмерно превозносили; каждое его слово считали вершиной мудрости, публиковали восторженные воспоминания людей, которые встречали или хотя бы просто видели вождя.

Мастер политических интриг, жестокий, мстительный, коварный и лицемерный, Сталин был крайне недоверчив, мнителен и подозрителен. "Пропащий я человек. Никому не верю. Сам себе не верю", – сказал он однажды своим сподвижникам – Хрущеву и Микояну. По свидетельству его дочери, у Сталина бывали приступы бешеной злобы, когда он, сохраняя внешнее самообладание, становился совершенно неумолимым, глухим к доводам разума, милосердия или жалости. Склонный к мрачной иронии, грубый и деспотичный, Сталин внушал страх, но мог, как хороший актер, предстать в облике доброго, скромного, великодушного человека. В случае надобности он был способен очаровать собеседника, вызвать у него доверие, уважение и симпатию. "Сталин бывает обаятелен, когда он того хочет", – заметил премьер-министр Англии Черчилль после одной из встреч с вождем СССР. Поразительно, но в его доброту верили даже близкие люди, бывавшие у Сталина дома и на даче. В совершенстве обладая искусством постоянно поддерживать накал психологического террора, он держал свое близкое окружение под таким давлением, что практически никто не мог считать себя застрахованным от его непредсказуемых капризов, каждый из которых мог означать моментальное физическое уничтожение.

В присутствии Иосифа Сталина нельзя было заводить разговоры о смерти. Cтрах перед возможным покушением привёл к тому, что Сталин спал на даче, превращенной в настоящую крепость, за бронированной дверью, открыть которую можно было только изнутри, приведя в действие сложный механизм, в окружении несметного количества бдительных чекистов, которых он, движимый подозрительностью, мог внезапно заменить в самый неподходящий момент. Он всегда носил при себе пистолет, который ночью клал под подушку. Весь короткий путь в Кремль кишел сотнями агентов тайной полиции, и каждый раз он садился в другой из пяти лимузинов, так что даже собственные его телохранители не знали, в какой из машин он сидит за зашторенными серыми окнами. Пищу ему готовили в специальных кухнях, а перед подачей на стол специально обученные токсикологи проверяли блюда на наличие вредных веществ или ядов. На протяжении всей жизни он с кем-то боролся, противостоял врагам – реальным или выдуманным, подозревал, строил интриги и был, казалось, просто непобедим. Ему не давала покоя подозрительность, постоянно мерещились происки врагов, преследовал страх неудач.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог