Статья 43. Соотношение сил, тактика и планы Вермахта
и Красной Армии в 1943 г.


"Солдату надлежит быть здорову, храбру,
тверду, решиму, правдиву, благочестиву."

А. Суворов

Советские солдаты

К весне 1943 г. самым уязвимым участком фронта все еще оставался его южный фланг. Линия фронта группы армий «Юг» в районе Харькова протянулась примерно на 220 км на восток вдоль реки Северский Донец, а затем она резко уходила на юг вдоль реки Миус до самого Таганрога. На южном берегу Северского Донца советские войска удерживали несколько плацдармов, самый важный из которых находился прямо на излучине реки южнее Изюма. Для обороны фронта протяженностью примерно 400 км группа армий «Юг» располагала всего двумя армиями: 1-й танковой и 6-й армией, сформированной за счет армейской группы «Холлидт» и представлявшей собой лишь бледную тень своей предшественницы, – на реке Северский Донец. Если бы русские предприняли наступление на глубину всего 150 км в направлении Харьков – Днепропетровск, обе немецкие армии оказались бы отрезанными, а южный участок Восточного фронта открытым. Группа армий «А» тоже была бы изолирована на Кубани и в Крыму. Однако опыт прошлой зимы показал, что мастерство немцев и недостаточная выучка красноармейцев часто приводили к тому, что поставленные советским командованием задачи выполнялись далеко не полностью.

Отдел "Иностранные армии Востока" ОКХ предположил в мае 1943 г., что советские войска главный удар будут наносить на юге, либо в районе Харькова, либо на участке 6-й армии. При этом русские планируют организовать вспомогательный удар на участке группы армии «Центр» – с тем, чтобы связать боем ее войска и срезать Орловский выступ, представляющий собой потенциальную угрозу для флангов наступающих на южном участке советских войск.
Вполне возможно, что, даже не имея столь очевидных тактических преимуществ, летом 1943 г. Ставка все равно сосредоточила бы основное внимание на южном участке. Потеря этих территорий в результате немецкой агрессии была особенно болезненна для СССР, так как там находились богатые месторождения угля и черных металлов; из этих областей Советский Союз получал большую часть продовольствия, в особенности зерновых и продуктов животноводства. Все это можно было вернуть, но для этого нужно было освободить Украину. Между Сталине и рекой Миус располагалась добрая половина угольных шахт. В большой излучине Днепра находилось Криворожское месторождение, которое обеспечивало до 40% потребностей Советского Союза в железной руде. Несмотря на все усилия, предпринимавшиеся в последние два года для освоения новых земель к востоку от Урала, для того чтобы в обозримом будущем решить продовольственную проблему, было необходимо вернуть черноземные районы Украины.

К лету 1943 г. Германии удалось на некоторое время успешно решить проблему сокращения личного состава войск на Восточном фронте, которая вызывала такое беспокойство прошлой осенью и зимой. По состоянию на 20 июля общая численность немецких войск на Восточном фронте составила без учета союзников и 20-й горной армии 3064 тыс. солдат и офицеров. Это было всего на четверть миллиона меньше максимальной численности немецкой группировки на Востоке в 1941 г. и более, чем на 574 тыс. больше, чем ее численность по состоянию на 1 сентября 1942 г. Остатки 8-я итальянской армии весной были отозваны из России, но румынские и венгерские союзники все еще имели на Восточном фронте от 150 до 200 тыс. солдат и офицеров. На участке группы армий «Север» южнее Ленинграда оборону держала испанская 250-я "голубая дивизия". Восстановление сил Германии на Восточном фронте в значительной мере было достигнуто за счет перевода в армию военнослужащих люфтваффе, использования войск СС, а также за счет переброски с запада и с юга соединений, подчинявшихся ОКВ. Более чем трехмесячное затишье по всему фронту означало, что впервые за последний год число вернувшихся из госпиталей после излечения военнослужащих превысило потери немецких войск. Призыв молодежи 18-летнего возраста, отмена брони для некоторых категорий рабочих позволили Германии накопить достаточное количество людских резервов для того, чтобы возместить зимние потери и даже оставить несколько сот тысяч про запас.

Вопрос о характере действий советских войск (наступать или обороняться) обсуждался на совещании в Ставке 12 апреля 1943 г. Взвесив все доводы в пользу возможных решений, участники совещания – И.В. Сталин, Г.К. Жуков, начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.М. Василевский и его заместитель генерал А.И. Антонов – приняли предварительное решение о переходе к обороне. Несмотря на то, что инициатива находилась в руках советских войск, имевших к тому же численное превосходство над противником и все основания для продолжения наступления, было признано целесообразным первоначально измотать и обескровить врага на заблаговременно подготовленных, плотно занятых войсками оборонительных позициях, истребить максимальное количество танков противника, составляющих его главную ударную силу, а затем немедленно перейти в решительное наступление и полностью осуществить намеченные стратегические планы. Следовательно, временный переход советских войск к обороне весной 1943 г. был не вынужденным, а преднамеренным.

20 июля 1943 г. численность советских вооруженных сил, по оценкам немецкой стороны, достигла 5755 тыс. военнослужащих. За период после сентября 1942 г. в армию было призвано более 1,5 млн. человек, что в три раза превысило количество призывников вермахта за то же время. Русские сосредоточили на советско-германском фронте 7855 танков и 21 050 противотанковых орудий; немцы – 3842 танков и 8063 противотанковых орудий. Обычно такого соотношения 2 : 1 в личном составе, примерно 2 : 1 в танках и более чем 2 : 1 в противотанковых орудиях было достаточным для того, чтобы начать наступление. Но на советско-германском фронте это правило не обязательно действовало. Ведь еще с самого начала войны немцы привыкли действовать против превосходящих их численно советских войск. Поэтому должен был иметь место какой-то другой фактор, помимо численности личного состава и количества боевой техники, который позволил бы советским солдатам победить немцев на поле, где им прежде не было равных, во время летней наступательной кампании.

Еще одним аргументом, в значительной степени повлиявшим на решение Ставки предпринять летнее наступление, было сознание того, что в военном деле Советская Армия переросла уровень "подмастерья". За два года войны советские генералы многому научились. Не удовлетворившись ролью слепых подражателей, они вносили в перенятые у немцев методы принятия решения результаты собственного опыта и способностей. И хотя пока они не достигли уровня мастерства своих немецких оппонентов, советские генералы, по крайней мере, на высшем уровне, приобрели гибкость, которой им явно не хватало ранее, и значительно усовершенствовали тактику наступательных действий. Свои знания они успешно проверили и усовершенствовали в ходе зимнего наступления 1942-1943 гг.

6 января 1943 года Указом Верховного Совета СССР в Красной Армии происходит изменение знаков различия по званиям – вводятся погоны, вводится в обращение наименование "офицер". Одновременно с изменением формы одежды и знаков различия произошло частичное изменение наименования званий. Так звание "красноармеец" – заменено на звание "рядовой". Сама система различения званий посредством погон была заимствована из армии дореволюционной России. Размеры, форма погон полностью повторяли погоны царской армии, однако число, цвета нашивок были иные, и они обозначали иные звания. Вместе с тем на новой системе сказалось влияние погонной системы Вермахта (цветные канты вокруг погона). 4 февраля 1943 года вводятся звания "маршал авиации", "маршал артиллерии" и "маршал бронетанковых войск". В связи с этим вводятся знаки различия для них и изменяются знаки различия маршала Советского Союза.

Немецкие солдаты, лето 1943 г.

Немецкая техника блицкрига требовала от командования умения наносить решающий удар с максимальной точностью, стремительностью и экономией сил. Ее отличительными чертами были глубокий прорыв и умение избежать широкомасштабных лобовых столкновений с противником. С точки зрения офицеров германских штабов, концентрация сил является основой основ военного искусства. В то же время русские отдавали предпочтение более широким фланговым маневрам и придерживались более консервативных взглядов на военную науку. В их понимании прорыв и вклинение были основными тактическими приемами, а решающий успех достигался путем нанесения нескольких последовательных ударов в глубину обороны противника. В отличие от немцев, русские считали, что оборону противника следует прорывать сразу на широком фронте, а не в результате одного или нескольких глубоких вклинений.

Советское командование, как и немецкое, принимало идею концентрации сил, но обычно сосредоточение советских боевых порядков на направлении главного удара носило менее выраженный характер, и почти всегда успех достигался нанесением ряда последовательных ударов по обороне противника. Несмотря на то, что Сталинградская битва представляла собой сражение на окружение войск противника, советское командование, по сравнению с немцами, реже применяло двойной охват боевых порядков противника. Гораздо более часто они довольствовались одним охватывающим ударом или несколькими последовательными ударами в глубину обороны противника, преследуя при этом не столько цель глубоко вклиниться в его тылы, сколько стремление заставить противника отступить на широком фронте. Такая тактика была особенно характерна для операций, проведенных советскими войсками в южной части СССР, где оборона противника строилась на нескольких естественных оборонительных рубежах по берегам рек, которые протекают там параллельно одна другой. Наступление от одного такого рубежа до другого заставляло в результате немцев последовательно отводить свой фронт на всем его протяжении.

Главной целью наступления немецких войск, по крайней мере, в теории, было уничтожение армии противника в кратчайшие сроки. Задачей было не просто завоевание территории или изменение к лучшему занимаемой позиции, а достижение более решительных целей. В свою очередь, советское командование меньше заботилось о скорости продвижения или нанесении противнику решительного поражения; они удовлетворялись тем, что сопротивление врага преодолевалось шаг за шагом. Свои победы командование, главным образом, нацеливало на отвоевание советской территории, а не нанесение противнику ущерба или достижения тактических преимуществ. Конечной целью русских тоже было уничтожение противника, но в результате нескольких наступательных операций, а не одного сражения. Успех достигался скорее массой войск, а не умелой организацией боевых действий.

С точки зрения советского командования, самым быстрым и эффективным средством уничтожения крупных сил противника было окружение. В то же время, очевидно, советские командиры считали двойной охват недостаточно надежным маневром, и все их планирование сводилось к концепции одиночных ударов. Выполнение двойного охвата требовало отлаженного взаимодействия войск и высокой степени выучки на всех уровнях командования. Особенно высокие требования этот маневр предъявляет к командирам среднего и низшего звена, которые должны были проявлять инициативу и умение действовать в меняющейся обстановке без ущерба для общего замысла операции. На основе выводов, сделанных из катастрофы 1941 г., Советская Армия сосредоточила основные усилия на развитии артиллерии и танковых войск. И в том и в другом роде войск основной упор делался на увеличении производства боевой техники и вооружения, а также на их массовом применении.

К середине 1943 г. советская артиллерия значительно выросла количественно и имела на вооружении надежные артиллерийские системы. Может быть, она не всегда была способна выполнять задачи по уничтожению точечных целей противника, но обеспечивала артиллерийскую подготовку наступления. Например, в наступлении на Орловском направлении в июле 1943 г. 11-я гвардейская армия имела примерно 3 тыс. пушек и тяжелых гаубиц. Это почти вдвое превышало те же показатели для армий, действовавших в Сталинградской операции, и втрое превосходило количество артиллерии в армиях, участвовавших в контрнаступлении под Москвой в 1941 г. К концу 1942 г. Красная Армия располагала 17 отдельными бригадами реактивной артиллерии и начала формирование 30 полков самоходной артиллерии. Весной 1943 г. советское командование приступило к созданию отдельных артиллерийских бригад и полков противотанковой артиллерии, а во второй половине года было сформировано 26 артиллерийских дивизий.

Большая часть танковых войск к лету 1943 г. была хорошо обучена и оснащена танками Т-34. Советское командование отказалось от прежней тактики распыления танков поштучно в пехотных подразделениях. Стандартными танковыми частями и соединениями стали танковая бригада и корпус. Танковые армии, которых к концу лета 1943 г. было уже пять, имели в своем составе по два танковых и один механизированный корпус. Эти войсковые объединения были способны решать самостоятельные оперативные задачи. К началу лета 1943 г. советская авиация имела количественное превосходство над противником в соотношении не менее чем 2,5 : 1. Советская авиация продолжала находиться в подчинении армии и выполняла в основном задачи авиационной поддержки войск, ПВО, и тактического бомбометания. К концу 1942 г. действия каждого советского фронта поддерживала одна воздушная армия. В 1943 г. пехота, в особенности гвардейские части, усиленно оснащалась противотанковыми средствами. Туда начали поступать пистолеты-пулеметы Судаева, а также новые пулеметы Горюнова, которые сменяли устаревшие системы Максима.

Однако явное предпочтение, которое отдавалось развитию технических средств войны, привело к постоянной недооценке пехоты. Она получала самый худший призывной контингент, здесь были наименее грамотные офицеры, подготовке войск уделялся минимум времени. В 1943 г. немцы отмечали, что уровень подготовки советской пехоты по сравнению с 1941 г. снизился, и что ее качество продолжает падать. Такая пехота могла эффективно действовать в массированных атаках, но не годилась для выполнения сложных тактических маневров. Советская пехота, в основном из крестьян, проявила чудеса стойкости и в Сталинграде, и в Харькове, и на Курской дуге. Но грамотности, очевидно, не хватало, и это сказывалось в действиях в наступлении. Без мощной поддержки танков и артиллерии она сразу же теряла наступательный порыв и действовала неорганизованно.

Эти недостатки, которые делали нереальным четкое выполнение двойного охвата, значительно снижали эффект и при нанесении одиночных ударов. Зная о своих слабостях, а также о недостатках своих солдат, советские командиры почти всегда были крайне чувствительны к тому, что происходило у них на флангах. После прорыва, успех которого обычно гарантировало применение танков и артиллерии, они демонстрировали нежелание продолжать наступление в глубину обороны противника и зачастую начинали наносить удары во все стороны в попытке уничтожить противника на флангах. В итоге результаты наступления оказывались гораздо скромнее, чем ожидалось. Даже тогда, когда танки могли продолжать стремительное наступление, пехота зачастую отставала от них. Таким образом, удары в глубину обороны противника превращались в танковые рейды, которые часто заканчивались катастрофой, как это случилось в феврале 1943 г. с группой М.М. Попова.

Глубина нанесения удара определялась соображениями сохранения управления войсками и тылового обеспечения. Поскольку наступление само по себе затрудняет планирование всех деталей, за исключением первых нескольких дней боев, по мере его развития проявляются все новые и новые непредвиденные ранее обстоятельства. В результате бремя проявления инициативы начинает все больше и больше ложиться на плечи полевых командиров и самих солдат. Как следствие, по мере продвижения войск в наступлении все дальше в глубину обороны противника, шансы на его полный успех уменьшались по причине тех присущих Красной Армии недостатков, которые рассматривались выше. И, наконец, советская система тылового обеспечения, несмотря на то, что иногда ей удавалось творить чудеса импровизации, не была должным образом организована и оснащена для осуществления планомерного снабжения войск при их продвижении на значительные расстояния.

Во время наступления советские армии были в основном (пусть и не всегда) обеспечены вооружением и топливом. Каждая армия должна иметь на складах запасы, достаточные для ведения боев в течение 10 дней и продвижения на 90-100 км. Когда эти запасы кончались (а иногда и до этого), как правило, начинались проблемы с продолжением мобильной операции по причине нехватки транспорта и общей недооценки проблем тыла. Например, до июльского наступления 1943 г. на Орловском выступе пехотные части недополучали довольствие и боеприпасы, поэтому все это пришлось доставлять в войска уже во время наступления. Как нанесение удара на одном направлении позволяло избежать выполнения более жестких требований, которые предъявляет операция на окружение противника, так и концепция последовательных ударов на широком фронте позволяла избежать проблем, возникающих по мере развития этого одиночного удара.

Широкий фронт позволял расширять полосу наступления, благодаря чему Ставка имела возможность наращивать свои силы на нескольких участках и тем самым избегать риска, связанного с наступлением на одном четко определенном направлении. Наступление можно было относительно просто контролировать, поскольку его успех не зависел от маневров одной или нескольких войсковых групп в движении, а достигался за счет серии ударов, нанесенных более или менее произвольно с удобных исходных рубежей. Проблемы тылового обеспечения войск если и не устранялись полностью, то, по крайней мере, значительно упрощались: снабжение могло осуществляться по нескольким железнодорожным веткам, и ни один из ударов не наносился на такую глубину, чтобы войска отрывались от собственных тыловых баз. Итак, советское наступление на широком фронте являлось в лучшем случае модернизацией линейной тактики ведения боя. Она требовала массовых армий, многочисленных фронтальных ударов, а также предполагала намерения противника (а Гитлер хотел этого) отвечать на такие способы наступления такой же линейной обороной.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог