Статья 44. Военная пропаганда во время Великой Отечественной войны


"Ложь, сказанная сто раз, становится правдой."

И. Геббельс

Немецкий плакат времён ВОВ

Война – это не просто вооруженное противоборство сражающихся сторон. Основной целью боевых действий является выполнение комплекса задач, которые невозможно ограничить просто физическим уничтожением армии противника. Потому стремление повлиять на противника средствами пропаганды, дезинформации, запугивания и т.д. с древнейших времен является неизменным спутником всех войн. Военные теоретики почти единодушно признают, что пропаганда является составной частью военного искусства. Выражая их точку зрения, один из специалистов психологической войны англичанин П.Г. Уорбертон писал следующее: "В современное время основной задачей в войне является не уничтожение вооруженных сил противника, как это было раньше, а подрыв морального состояния населения вражеской страны в целом и до такого уровня, чтобы оно заставило свое правительство пойти на мир. Вооруженное столкновение армий – это лишь одно из средств к достижению этой же цели". Особое значение в противоборстве враждующих сторон является психологическое воздействие на противника, стремление так или иначе поколебать его веру в правоту защищаемых им идей, веру в будущую победу.

Военная пропаганда – это использование информационных каналов в интересах политической поддержки ведущихся военных действий и общих целей, поставленных перед собою воюющими сторонами. Умелая организация работы по воздействию на морально-психологический потенциал противника во время Великой Отечественной войны имела достаточно высокую эффективность. Начав формироваться в качестве средства устрашения, информационно-психологическое воздействие в ходе войны стало неотъемлемой частью военного искусства. Информационно-психологическое воздействие имело цель оказать и деморализующее воздействие, направленное на ослабление психики человека, обострения его чувства самосохранения с целью снижения морально-боевых качеств вплоть до отказа от участия в боевых действиях, а также на формирование положительных установок у противника по отношению к сдаче в плен как единственно разумному и безопасному выходу из сложившейся обстановки.

Основными формами психологического воздействия в ходе Великой Отечественной войны явились печатная и радиопропаганда. В меньших масштабах были представлены устная пропаганда и наглядная агитация. Основными органами, отвечавшими за оказание информационно-психологического воздействия на войска и население противника явились: в СССР – Бюро военно-политической пропаганды, в Германии – Министерство народного просвещения и пропаганды. В министерстве пропаганды Германии, которым руководил Йозеф Пауль Геббельс, были собраны лучшие пропагандистские кадры нацистов. К апрелю 1941 г. в нем было занято 1902 человека, сотрудники были убеждёнными нацистами, многие имели золотой партийный значок. Средний возраст составлял 40 лет, большинство из них принадлежало к верхнему слою среднего класса, половина имела университетские дипломы. Главная заслуга в пропаганде ужасов большевизма принадлежит ближайшему сотруднику Геббельса доктору Тауберту. Параллельно действовала система пропаганды в ведомстве А. Розенберга, имперского министра восточных территорий. При генеральном штабе германской армии работало специальное управление по ведению пропаганды среди войск противника и населения оккупированных территорий.

Немецкий плакат времён ВОВ

С феврале 1941 г. в связи с подготовкой вторжения на территорию СССР отдел пропаганды вермахта начал разрабатывать план пропагандистского обеспечения военной кампании. К моменту вторжения на советскую территорию в немецких войсках, предназначенных к войне на Восточном фронте, было сформировано 19 рот пропаганды и 6 взводов военных корреспондентов СС. В их состав входили военные журналисты, переводчики, персонал по обслуживанию пропагандистских радиоавтомобилей, сотрудники полевых типографий, специалисты по изданию и распространению антисоветской литературы, плакатов, листовок. Несмотря на то, что уже после сражений под Сталинградом и на Курской дуге стало ясно, что Германия проиграла войну, Третий рейх не прекращал пропагандистскую деятельность до последнего дня войны. Внутренняя структура министерства пропаганды постоянно менялась, росло число отделов. Под контролем министерства пропаганды находилось все немецкое радиовещание. В 1943 г. зарубежное вещание велось на 53 языках. Большое внимание в годы Второй мировой войны уделялось "черной пропаганде" с секретных радиостанций, расположенных на территории Германии. Так против СССР работало три радиостанции. Одна из них носила троцкистский характер, вторая – сепаратистский, третья – выдавала себя за "национально-русскую".

Основными целями немецкого пропагандистского воздействия на красноармейцев и командиров РККА, а также гражданское население в прифронтовой полосе являлось: устрашение противника; усиление пораженческих настроений; создание позитивного представления о плене; подрыв авторитета государственного и военно-политического руководства СССР; побуждение к добровольной сдаче в плен и к дезертирству; подрыв авторитета командиров и начальников, неповиновение им; усиление недовольства гражданского населения положением в стране; побуждение населения к лояльному отношению к военнослужащим вермахта; усиление тревоги за судьбу родных. С 1938 г. в вермахте началось формирование специальных рот пропаганды.

Согласно установкам специальной директивы по вопросам пропаганды немецким войскам предписывалось всячески подчеркивать, что противником Германии являются не народы Советского Союза. Более того, что германские вооруженные силы пришли в страну не как враги, а, напротив, как "освободители", стремящиеся "избавить людей от советской тирании". Кроме того, немецкая пропаганда должна была способствовать распаду Советского Союза на отдельные государства. Ожесточенное сопротивление Красной армии уже через два месяца после начала войны потребовало от отдела пропаганды вермахта внести коррективы в свою работу. К этому времени немцы уже изготовили и распространили 200 миллионов листовок. Это были главным образом краткие призывы переходить на сторону немцев, уничтожать командиров и комиссаров (в некоторых листовках за сдачу комиссара обещали 100 рублей) или просто маленькие книжечки с пропусками для целого подразделения в виде отрывных талонов. Они получили название "Для тебя и твоих друзей".

Немецкий фронтовая листовка, предназначенная для красноармейцев

Были и более сложные материалы, например, многостраничные фотоколлажи, иллюстрировавшие прелести немецкого плена. Такой фотоальбом, отпечатанный тиражом около 2 миллионов экземпляров, был распространен за линией фронта в течение первых недель войны. В "Предложениях по составлению листовок для войск противника" Геббельс напоминал своим подчиненным, что для пропагандиста в его работе все средства хороши, если они способствуют достижению цели: "Пропаганда разложения – грязное дело, не имеющее ничего общего с верой или мировоззрением. В этом деле решающим является только сам результат. Если нам удастся завоевать доверие противника… и если нам удастся проникнуть в души солдат противника, заронить в них разлагающие их лозунги, – совершенно безразлично, будут ли это марксистские, еврейские или интеллигентские лозунги, лишь бы они были действенны!" И ещё: "Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем. Поэтому пропаганда, по существу, всегда должна быть простой и без конца повторяющейся. В конечном счете, самых существенных результатов во влиянии на общественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим выражениям и у кого хватит смелости постоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения интеллектуалов".

В конце 1941 г. немцами было выпущено огромного количества пропагандистских материалов, превозносивших достижения национал-социалистической Германии. Например, какие товары можно купить в немецких магазинах, как устроены немецкие школы и т.п. В отличие от пропагандистских плакатов, адресованных населению оккупированных территорий, "окопные" листовки, предназначенные для распространения в зоне боевых действий советских войск, отличались небольшим форматом – размером с почтовую открытку. Такие листовки было удобнее разбрасывать с самолетов над позициями противника, а диверсантам – переносить на себе за линию фронта для распространения в тылу Красной Армии. Наконец, такую листовку любому красноармейцу было проще поднять с земли и незаметно от глаз политкомиссаров положить в карман.

Особые усилия немецкой пропаганды были сосредоточены на фигуре И. Сталина. В одной из листовок привычная аббревиатура СССР расшифровывалась как "Смерть Сталина Спасет Россию". Тут же карикатура: пролетарский молот ударяет Сталина по голове, а крестьянский серп приставлен к его шее. В другой листовке карикатурный Сталин с хищническим оскалом строгает гробы, на гробах – номера погибших дивизий и армий. Подпись под рисунком: "Батюшка Сталин заботится о своих дивизиях…" Ассортимент антисемитских листовок был, пожалуй, самым обильным в арсенале пропагандистов рейха. Здесь использовались различные приемы и средства идеологического разложения советских солдат – от примитивных лозунгов типа "Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!" до пламенных воззваний начать новую, на этот раз – антибольшевистскую-антиеврейскую революцию: "Бойцы, командиры и политработники! Ваш святой долг начать вторую революцию за счастье Родины, Ваших семей. Знайте, что победа за Вами, так как оружие в Ваших руках. Спасайте Отечество от жидовского хама! Долой предателей России – жидовских пособников! Смерть жидовскому большевизму! Вперед, за свободу, за счастье и жизнь!"

Плакат, посвящённый победе под Сталинградом. Кукрыниксы. Гитлер: Потеряла я колечко...

Зная, что основную массу красноармейцев составляли выходцы из крестьян – самого обездоленного и обиженного Советской властью сословия, немецкие пропагандисты сделали одним из главных пунктов своей программы обещание ликвидировать колхозы и вернуть крестьянам единоличные хозяйства. Пропагандисты третьего рейха твердили о том, что германский солдат несет в Россию землю и волю. Надо признать, пропагандистский натиск приносил свои результаты: нередко в советских деревнях немцев встречали хлебом-солью, как освободителей от колхозов, налогов и репрессий. Однако суть "нового аграрного порядка" крестьяне оккупированных территорий поняли довольно быстро: колхозы так и не были ликвидированы, немецкие власти их просто переименовали в общинные хозяйства. Крестьяне не получили индивидуальных земельных наделов и обязаны были обрабатывать общинные земли под строгим надзором управляющего, назначаемого оккупационными властями. Уклонистов от общих работ ожидало суровое наказание военного суда. Весь урожай поступал в распоряжение немецких властей, а крестьяне за свою работу получали плату. Размеры и формы оплаты устанавливались по усмотрению местных начальников. В общем, ничего нового по сравнению с большевистской властью немецкий "новый порядок" крестьянам не дал: те же принудительные общественные работы, изъятие излишков, репрессии, голод и нищета. Вековая мечта земледельца о владении личным куском земли так и не осуществилась.

Таким образом, вся нацистская пропаганда была построена на лживых тезисах, многократно повторенных для промывки мозгов. Центральный тезис нацизма – расовое превосходство немцев. Данный тезис является абсолютной ложью, но ложью неопровергаемой, и ложью, в которую самим немцам хотелось верить. Вторым тезисом являлось наличие угрозы Европе от евреев и коммунистов, причем, между первыми и вторыми ставился знак тождества. Данный подход, опять таки, исходит из ложных предпосылок. Для подтверждения лжи используют факты, которые в принципе могут подтверждать исходные тезисы. Например, в пропагандистских брошюрах о расовом превосходстве немцев публиковали фотографии исключительно красивых мужчин и женщин, символизирующих здоровье и силу. А когда говорили о заговоре евреев, приводили фамилии банкиров. Действительно, некоторые банкиры являются евреями. С коммунистами поступали также – приводили фамилии коммунистов-евреев. Из этого делались нелогичные выводы о тождестве коммунизма и еврейства, а также о наличии соответствующего заговора. Использование лжи в немецкой пропаганде соседствует с методом упрощения.

Плакат, иллюстрирующий слова И. Сталина, сказанные 6 ноября 1941 г. Авторы: Б. Ефимов, Н. Долгоруков

"25 июня было создано советское бюро военно-политической пропаганды во главе с Л.З. Мехлисом и заместителем Д.З. Мануильским. В функции бюро входило ведение пропаганды и контрпропаганды среди войск и населения противника. Немецкая контрразведка признавала, что советская сторона владела всем арсеналом методов идеологической борьбы. Так, в ноябре 1942 г. штаб 2-й немецкой армии отмечал систематичность, продуманность и целеустремленность работы советской пропаганды на немецких солдат и население. Пропагандисты не спекулировали коммунистической риторикой, щадили церковь, не затрагивали крестьянство и среднее сословие Германии.

Основной удар направлялся против фюрера и НСДАП с целью оторвать их от народа, для чего использовались утверждения о привилегиях членам нацистской партии. И. Эренбург точно сформулировал задачу пропагандистов: "Мы должны неустанно видеть перед собой облик гитлеровца: это та мишень, в которую нужно стрелять без промаху, это – олицетворение ненавистного нам фашизма. Наш долг – разжигать ненависть к злу и укреплять жажду прекрасного, доброго, справедливого". Термин "фашист" стал синонимом "нелюдя", человека-оборотня, порожденного темными силами капитализма, нечеловеческим экономическим политическим строем и идеологией фашистской Германии. Фашисты изображались бездушными автоматами, методичными убийцами, эксплуататорами, насильниками, варварами. Главари рейха представлялись профессиональными неудачниками в мирной жизни, половыми извращенцами, убийцами и эксплуататорами, современными рабовладельцами.

Советская пропаганда рисовала облик советских воинов: простые и скромные люди, очень незлобивые в мирное время, настоящие друзья. Речь шла об "исключительном искусстве нового человека, нашего воина-рыцаря с новыми психотехническими качествами". Это был былинный герой, освобождающий Человечество от Всемирного зла". ( Из кники А Фатеева «Образ врага в советской пропаганде» М., ИРИ РАН, 1999, с. 14-17). Плакаты военного времени были мощнейшим средством информационно-психологического воздействия. Они выполняли две важных функции – информировать и создавать четкий негативный образ врага у населения, а потому способствовали настрою на уничтожение противника и помощь всеми силами своему государству. Одними из самых знаменитых плакатов Великой Отечественной войны были «Окна ТАСС». Плакаты этой серии состояли из нескольких взаимосвязанных рисунков с соответствующими текстами. Тиражировались они вручную при помощи трафарета, а наиболее удачные переиздавались печатным способом. Широкую популярность получили периодические серии: «Слава героям Великой Отечественной Войны», «Боевые эпизоды», «Герои и подвиги», и др. Малой формой плаката явились фронтовые и партизанские листовки.

"В содержание пропаганды входило изображение превосходства союзных сил, обширность русской территории и несправедливый характер войны со стороны Германии". (Там же). Радио также использовалось для целей пропаганды. По радио передавались не только фронтовые новости, но и активно создавались героические образы собственной армии и образ ненавистного врага. С 1941 по 1945 год множество различных листовок создавалось для воздействия на поведение, как собственного населения, военных, партизан, так и войск противника, населения Германии и освобождаемых стран. Листовки были различные по функциям: информирующие и дезинформирующие, призывающие к действиям и вызывающие депрессивное настроение, создающие смысл и лишающие смысла.

В первые месяцы войны командование Красной Армии оказалось не готовым к активной работе против пропаганды нацистов. Более того, некоторые советские политработники вообще не считали нужным этого делать, полагая, что "в провокационном и авантюристическом характере, в лживости вражеской пропаганды – ее главная слабость… Поэтому-то в нашей пропаганде нет необходимости даже опровергать содержание вражеских листовок, ибо их опровергают сами фашисты своими делами: убийствами, грабежами, насилием". Явная недооценка опасности немецкой "пропаганды разложения" позволила сотрудникам Геббельса на начальном этапе войны захватить инициативу. Первые ошеломляющие успехи вермахта подорвали у многих бойцов и командиров Красной Армии веру в возможность победы над Германией.

Однако уже с зимы 1942 г., после разгрома фашистов под Москвой, советская контрпропаганда приняла активный наступательный характер. Командование РККА выпустило ряд директив, предписывающих командирам и политработникам всех уровней всеми способами разоблачать немецкую пропаганду. По мере того, как среди красноармейцев стала распространяться информация об истинном положении советских военнопленных в немецком плену, действенность нацистской "пропаганды разложения" значительно поубавилась, а после 1943 г., с завершением коренного перелома в войне и массовым отступлением частей германской армии по всему фронту, и вовсе стала ничтожной. После операции «Цитадель» немецкие специалисты по психологической войне ушли в глухую оборону. Советская пропаганда навсегда перехватила инициативу. Русским удалось воспользоваться тем, что в течение двух лет немцы вели себя на оккупированных советских землях жестоко и несправедливо. Кроме того, в пропагандистских целях была использована страстная вера части советского народа в то, что после возвращения Красной Армии жить станет гораздо лучше. Кроме того, народу обещалось, что война вот-вот будет закончена.

Операция «Цитадель» и последовавшие за ней события помогли вооружить советскую пропаганду новыми серьезными доводами для тех, кто продолжал бороться с русскими солдатами по другую сторону линии фронта. В конце лета в Советском Союзе был создан комитет "Свободная Германия" и при нем Лига германских офицеров. В комитет "Свободная Германия" входили в основном коммунисты-эмигранты. Лига германских офицеров была провозглашена добровольной некоммунистической организацией. Она объявила своей целью свержение Гитлера и восстановление в Германии традиционного общественно-политического строя. Лигу возглавил генерал В. Зейдлиц-Курцбах; сразу же после ее основания в нее вошли еще три немецких генерала и более 100 офицеров, попавших в плен после Сталинградской битвы. Она издавала свою газету, которую разбрасывали над позициями немецких войск.

Находясь в лагере военнопленных, В. Зейдлиц-Курцбах принял решение пойти на сотрудничество с советскими властями с целью содействия свержения Гитлера, которого он считал виновным в гибели 6-й армии. Полагал, что воинская присяга была принесена им и другими военнослужащими на верность Германии, а не Гитлеру, а сам фюрер нарушил её, предав своих солдат под Сталинградом. В 1943 такие взгляды разделяли лишь несколько немецких генералов, оказавшихся в советском плену – Эдлер Александр фон Даниэльс, Отто Корфес, Мартин Латтман. Генерал В. Зейдлиц время от времени обращался с письмами к командующим немецкими армиями и группами армий, в которых призывал их присоединится к комитету "Свободная Германия". Например, из Корсунь-Шевченковского котла вышли 55 тыс. солдат и офицеров с листовками, призывавшими к сдаче в плен, написанными генералами Зейдлицом и Корфесом.

Неоднократно Зейдлиц обращался к немецким военачальникам с призывом выступить против Гитлера или сложить оружие (в зависимости от ситуации на конкретном участке фронта содержание призывов менялось). Примером такой деятельности Зейдлиц-Курцбаха может служить его письмо командующему 9-й армией генералу Вальтеру Моделю, в котором, в частности, говорилось: "Господин генерал-полковник, действуйте в соответствии с вашим пониманием вещей. Как и все мы, командующие соединениями и частями германского вермахта, вы несёте всю тяжесть ответственности за судьбу Германии. Заставьте Адольфа Гитлера уйти в отставку! Покиньте русскую землю и отведите Восточную армию назад на германские границы! Таким решением вы создали бы политические предпосылки для почётного мира…" Однако деятельность Зейдлиц-Курцбаха и его соратников не имела большого успеха – ни один немецкий военачальник не последовал их призывам.

Из лагерей для советских военнопленных с пропагандистскими целями по приказу Гитлера было выпущено около 800 тысяч человек, главным образом выходцев с Западной Украины, из Западной Белоруссии и Прибалтики. По замыслам германского руководства, выпущенные на свободу военнопленные должны были стать проводниками "миролюбивой" политики Третьего рейха. На первом этапе войны такая пропаганда имела некоторый успех. С целью склонения немецких военнослужащих к сдаче в плен в советской пропагандисткой войне также получил дальнейшее развитие способ информационно-психологического воздействия на противника – обратный отпуск военнопленных. В случае безысходного положения частей противника и низкого боевого духа его войск использование этого способа было весьма эффективным. Так, если в январе 1943 года из состава 96-й немецкой дивизии в район окружения под Сталинградом было заслано 34 пленных, из которых смогли вернуться только пятеро, приведя с собой 312 немецких военнослужащих, то в мае 1945 года все 54 засланных военнопленных вернулись из окруженного гарнизона г. Бреслау, приведя с собой около 1500 солдат и офицеров противника.

Задачей грандиозной немецкой пропагандистской операции – было заставить народы Советского Союза проливать пот и кровь ради победы германского рейха. Именно эту цель преследовала начатая службой пропаганды вермахта акция, ключевой фигурой в которой стал генерал-лейтенант А.А. Власов, взятый в плен в июле 1942 года и давший согласие на предложение капитана службы пропаганды вермахта В. Штрик-Штрикфельдта создать и возглавить армию для борьбы против сталинской диктатуры. Правда миллионам жертв красного террора от времен Гражданской войны до процессов 30-х годов, раскулаченным крестьянам и многим другим не за что было благодарить коммунистический режим и защищать советскую власть, и в пропаганде они не нуждались. Так 22 августа 1941 года 436-й пехотный полк майора Ивана Кононова в полном составе перешел на сторону вермахта. Кононов потерял в результате репрессий отца и трех братьев и считал виновником своих бед главу советского государства И. Сталина. У начальника штаба армии Власова генерала Федора Трухина отец арестовывался в качестве заложника, брата репрессировали.

Однако нарушение воинской присяги и переход на сторону врага справедливо расценивалось советским государством как самое серьезное преступление – предательство. Коллаборационисты, сражаясь со Сталиным, защищали Гитлера, искореняя одни преступления (ГУЛАГ), невольно потворствовали другим (Холокост). Справедливо обвиняя коммунистов в кровавом расстреле польских военнопленных в Катыни, они одновременно врали, что сдавшимся красноармейцам будет хорошо в немецком плену. Рассуждая о порочности колхозной системы, они скрывали, что оккупационной администрации выгодно ее сохранение. В итоге с листовок смотрел кровавый тиран Сталин, а с портретов "Гитлер-освободитель".

Во время оперативной паузы (апрель-май 1943 г.) активность немецких войск на фронте, за исключением рядовых перестрелок на отдельных участках, ограничилась проведением операции "Серебряная полоса", самой крупной немецкой пропагандистской кампанией за все время войны. Эта операция явилась отражением намерения командования немецкой армии сделать русский народ своим союзником в борьбе с советским режимом. В апреле в ОКХ был подготовлен Основной приказ № 13 о политике по отношению к дезертирам из армии противника. Их следовало отделять от остальных пленных и размещать в лучших бараках. После перехода через линию фронта им рекомендовали предоставить "обильный" паек, а затем отправлять в тыл на грузовых автомобилях, не заставляя идти пешком. Офицерам следовало назначать ординарцев. Военнопленные, добровольно перешедшие на немецкую службу, сводились в подразделения в составе одного офицера и двадцати четырех солдат; такие подразделения следовало ввести в состав каждой немецкой дивизии. Их задачей становилось ведение по радио пропагандистских передач для солдат противника; кроме того, они должны были обеспечивать прием новых дезертиров из советских войск.

Операция "Серебряная полоса" проводилась в мае, июне и июле с целью довести Основной приказ № 13 до русских солдат. Результаты были удручающими. В мае и июне в группе армий «Север» было распространено 49 млн. пропагандистских листовок. За это время на сторону немцев перешли 622 советских военнослужащих; при этом только половина из них сделала это в результате пропагандистской кампании в рамках операции "Серебряная полоса". Офицеры отделов пропаганды считали, что данная кампания могла бы быть более успешной, если бы ее проведение, как это первоначально планировалось, было увязано с операцией «Цитадель», то есть если бы она не велась во время затишья на фронте, когда совершить дезертирство гораздо сложнее. В области психологической войны операция «Цитадель» дала Советскому Союзу явную и окончательную победу. Эффективность психологической войны и пропаганды с немецкой стороны, которой к тому же мешали расовая теория Гитлера и его экстремистские цели, начала неуклонно падать еще после зимы 1941-1942 гг. Однако весной 1943 г. "Смоленский манифест" создал для советских властей некоторую почву для беспокойства, а проведение операции "Серебряная полоса", несмотря на то, что она не дала конкретных практических результатов, пробудило у немецкой стороны некоторые надежды.

Война слагается из четырёх основных сфер: вооружённой борьбы, политического, экономического и идеологического противостояния воюющих сторон. Основой идеологической борьбы является пропаганда, которая сыграла свою роль в войне между Германией и Советским Союзом. Пропаганда обеих противоборствующих сторон служила для достижения победы каждой из стран.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог