Статья 47. Причины поражения Германии в Великой Отечественной войне


"А когда-то, в дни былые,
Клялся фюрер, что война,
Как родимая стихия,
Немцам истинным нужна."

С. Маршак

Советские бойцы расписываются на стенах рейхстага

Самой отличительной чертой германо-советского конфликта во время Второй мировой войны являются его огромные масштабы. На Восточном фронте беспрерывные бои шли в течение 3 лет 10 месяцев и 16 дней. С осени 1941 до осени 1943 г. протяженность советско-германского фронта никогда не была менее чем 3800 км, а в конце 1942 г. она достигала почти 5 тыс. км. Боями была охвачена территория Восточной и Центральной Европы от Волги до Эльбы, от Кавказа до Альп. Немецкие армии прошли по территории Советского Союза почти 2 тыс. км. В ответ советские войска преодолели на пути к Берлину почти 2,5 тыс. км. Общая численность постоянно участвовавших в боевых действиях военнослужащих составляла от 8 до 9 млн. человек.

Можно выделить следующие основные стратегические ошибки германского командования, допущенные уже в ходе самой войны на Восточном фронте, не считая самого нападение на СССР, которое явилось крупнейшей и неисправимой ошибкой:
1. В организации наступления на Москву в ноябре 1941 г. была допущена катастрофическая ошибка, которая привела к потере немецко-фашистскими войсками оперативно-стратегической инициативы. Им, безусловно, следовало еще в ноябре 1941 г. временно перейти к обороне. Однако в первый период войны германские войска превосходили советские и в количественном, и в качественном отношении, а также из-за того, что в первый период войны в целом инициативой владело гитлеровское командование, последствия оказались крайне тяжелыми для Советского Союза. Москва тогда уже имела не только военно-стратегическое значение, но ещё и политическое значение. Ни для кого не секрет, что возьми немцы Москву, так, как минимум, Япония и Турция сразу объявили бы СССР войну и, возможно, Великой Победы бы уже никогда не было бы, и мир бы сейчас был совершенно другим.
2. Ошибка немецкого командования в определении направления главного удара советских войск в зимней кампании 1942 г. Кроме этого, осенью 1942 г. генеральное наступление Красной Армии предполагалось на центральном направлении – у Великих Лук и Смоленска, в то время как в действительности оно последовало под Сталинградом. С известными последствиями.
3. Германское командование летом 1942 г. направило свои главные усилия на Кавказ, а не на Сталинград, так была допущена грубая недооценка силы сопротивления советских войск под Сталинградом. На Сталинград наступала крупная, но второстепенная группировка германских войск, причем почти лишённая танковых дивизий. Когда обнаружился этот просчет, войска, наступавшие на Сталинград, стали непрерывно усиливаться за счет группы армий, наступавшей на Кавказ. Это делалось ввиду того, что сталинградская группировка советских войск угрожала тылам германских войск, наступавших на Кавказ, и без разгрома этой группировки и взятия Сталинграда нельзя было продолжать наступление через Кавказ. Однако усиление сталинградской группировки было запоздавшим и город гитлеровцам взять не удалось. В результате обе группы армий намертво завязли: одна под Сталинградом, другая, ослабленная – на Кавказе.
4. Германскому командованию, конечно, следовало с самого начала направить главные силы на Сталинград. Из анализа хода боевых действий ясно, что в этом случае город был бы взят. После этого, прочно обеспечив за собой излучину Дона и низовья Волги и отрезав тем самым Кавказ от «Большой земли», немецко-фашистским войскам следовало наступать через Кавказ на Баку. Это поставило бы СССР в катастрофическое положение, и, возможно, решило бы исход войны в пользу Германии, так как в районе Баку и на Северном Кавказе добывалась почти вся нефть в СССР, а организовать производство синтетического горючего в ходе войны было почти невозможно. К тому же, в этом случае было бы весьма вероятным вступление в войну Турции на стороне Германии.
5. Совершенно нелепая переброска в июле 1942 г. 11-й немецкой армии из Крыма под Ленинград, где группа армий «Север» и без нее имела достаточно прочные позиции. Кроме этого, абсолютно не продуманный план летней кампании 1943 г., сорванный советскими войсками в самом начале.
6. Ошибка в определении направления главного удара Советских Вооруженных сил в летнюю кампанию 1944 г. Гитлеровское командование ожидало главный удар Красной Армии на Украине, а советское генеральное наступление летом 1944 г. началось совсем в другом месте – в Белоруссии.
7. В августе-сентябре 1944 г. гитлеровское командование не вывело группу армий «Север» из Прибалтики, и эта группа армий была отрезана Красной Армией от главных сил Германии. Эту немецкую группировку, безусловно, следовало своевременно вывести для усиления германской обороны на главных направлениях.
8. Ошибка в определении направления главного удара Советских Вооруженных сил в зимнюю кампанию 1944-1945 г. Зимой 1945 г. гитлеровцы ожидали вторжения Красной Армии в Германию через Венгрию и Чехию, то есть с юго-востока, а на самом деле оно произошло прямо с востока – через Польшу.

Самой большой ошибкой со стороны немцев было то, что они не могли предположить, что встретят со стороны советских людей подлинный героизм, самопожертвование и самоотверженный труд. Советская административная система доказала свою способность мобилизовывать человеческие ресурсы, промышленность и сельское хозяйство на военные нужды даже в условиях жесточайшего пресса первых месяцев войны, когда было потеряно почти две трети промышленных и половина сельскохозяйственных мощностей. Главным достижением были эвакуация и ввод в эксплуатацию имевшихся промышленных предприятий, строительство новых заводов и фабрик, освоение новых сельскохозяйственных площадей. Кроме того, далеко не последним фактором стал беспрецедентный, не имевший аналогов перевод экономики на военные рельсы. В самом деле, абсолютные показатели роста советской экономики были не так важны, как массовое сосредоточение предприятий на выпуске средств ведения войны, таких как стрелковое оружие, артиллерия, боеприпасы, танки, истребители и штурмовики. На военные рельсы немцы перевели свою промышленность только в 44-м году, именно с 44-го по 45-й годы они произвели основную массу оружия.

Советский Союз, по сравнению с другими участниками военных действий, имел еще одно преимущество. Он вел боевые действия на одном фронте. За исключением Дальнего Востока, где угроза была не столь значительной. Советскому количественному превосходству в живой силе и технике Германия могла противопоставить общее качественное превосходство, особенно более высокий уровень подготовки командных кадров. На параде Красной Армии в Москве 7 ноября 1941 г. Сталин откровенно заявил бойцам: "Наши людские резервы неисчерпаемы"... Однако такое соотношение не было постоянным и постепенно смещалось в пользу советской стороны. По мере продолжения боевых действий качественное превосходство становилось все менее ощутимым и, наконец, совсем потеряло значение. В свою очередь, количественное превосходство советских войск становилось все более явным.

Превосходства немцев оказалось недостаточно для того, чтобы добиться победы в 1941 или 1942 гг., а к концу 1942 г. количественный фактор стал решающим. Немцам пришлось принять навязанные им условия, несмотря на то, что они шли в прямое противоречие с провозглашенными Германией принципами ведения войны. Немецкое Верховное командование не предприняло попытки вновь сформулировать стратегические цели на основе превосходства своих офицерских кадров и тактики. По ходу войны немецкая сторона все еще сохраняла преимущество в подготовке командных кадров среднего и низшего звена, где оно было значительным, но не решающим. Одновременно высшее командование в советских войсках перешло в руки талантливых генералов, таких как Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, А.М. Василевский, И.С. Конев и многие другие. Кроме того, были созданы эффективные объединения войск, как, например, танковые армии, которые хотя и уступали немецким аналогам начального периода войны, но позволяли так же эффективно добиваться поставленных целей. Эти достижения, а также количественное превосходство более чем компенсировали прочие сохранявшиеся недостатки советских вооруженных сил.

При любой оценке заката Германии и ее поражения нельзя не учитывать и роли Гитлера, методов его руководства и той ответственности, которую он несет за постигшую его страну катастрофу. Будучи единоличным национальным лидером, он все же является выдающейся фигурой Второй мировой войны. Тенденция к слиянию военного и политического руководства во время войны не является чем-то новым. Необычным было то, что мнение народа склонялось к тому, чтобы доверить право принятия военных решений не военным, а политическим руководителям. Ф. Рузвельт старался не вмешиваться в ведение военных операций. У. Черчилль по мере своих возможностей пытался влиять на события на фронте и, возможно, хотел бы усиления такого влияния, если бы над ним не довлели мнение британского штаба и объединенного штаба союзников, а также пример американского коллеги. И.В. Сталин оставил свой след в советской стратегии, однако после болезненных уроков, полученных в начале войны, Сталин сумел извлечь из отрицательного опыта в военном руководстве правильные выводы. Как и во всем остальном, он быстро учился и играл решающую роль в принятии Ставкой планов и решений, прежде внимательно выслушав информацию подчиненных военачальников.

В то же время Гитлер с самого начала и до конца войны принимал решения по всем стратегическим вопросам, а после декабря 1941 г. принял на себя непосредственное командование сухопутными войсками Германии. Гитлер несет основную ответственность за ошибки немецкой стороны, точно так же, как ему принадлежит значительная роль в достижении первоначальных военных успехов немцев. Несомненно, его вина гораздо очевиднее, чем его заслуги. Как личность, осуществлявшая руководство немецкой армией на самом высоком уровне, он несет ответственность за поражение своей страны. Если рассмотреть проблему еще глубже, Гитлера следует обвинить и в самых главных причинах поражения: попытке достичь неограниченных целей ограниченными средствами, а также создании политического режима, враждебного большинству стран мира.

Но Гитлер не был дилетантом, который по воле случая сумел подняться на самый верх пирамиды управления, откуда он саботировал деятельность профессионалов в военной области. Его манера ведения войны подчинялась убийственной логике, которая даже в самые страшные дни позволяла ему найти среди немецкого генералитета, по крайней мере, столько же преданных сторонников, сколько и противников. Фюрер пользовался доверием народа и сам, больше чем кто-либо еще, олицетворял собой волю нации. Он дал немцам тот тип руководителя, которого они хотели. Но ему оказалось не по силам добиться тех результатов, достичь которых он обещал. Некоторые поняли это раньше, другие позже, но все равно было уже слишком поздно.

С точки зрения статистики, а именно по количеству задействованных войск, ширине фронта, пройденным войсками расстояниям и числу крупных сражений Восточный фронт являлся главным в войне против Германии. Кроме этого, военные действия на Востоке велись практически только на суше и на одном театре; Советский Союз не так много сделал для развертывания стратегического воздушного наступления на Германию; вклад советской стороны в войну на море оставался незначительным до 1944 г., Балтийское море оставалось "немецким озером" и базой для подготовки кадров германского военного флота. Наконец, Советский Союз был избавлен от угрозы открытия второго фронта на Дальнем Востоке. После провала немецкой операции «Цитадель» Советский Союз окончательно захватил стратегическую инициативу на Восточном фронте. Конечно, нельзя и не учитывать значительно возросшее советское военное искусство и опыт проведения ряда успешных операций на окружение противника.

На Западе союзники также продемонстрировали владение стратегической инициативой, высадившись на Сицилии. Угроза с запада расценивалась Гитлером как достаточно серьёзная, так как отсюда было гораздо ближе до основных жизненных, центров Германии. Однако, на Восточном фронте даже на 1 июня 1944 г. находилось 163,5 дивизии немцев (не считая румын, венгров и др.) против 54 дивизий на Западе и 27,5 дивизий в Италии; еще 12 были в Норвегии, 3 в Дании и 25 на Балканах. Эти цифры говорят о многом. Задачей советской стороны было отвоёвывать территории, которые все еще удерживали немцы, огромные территории, требовавшие миллионы жертв, и выйти на расстояние нанесения удара непосредственно по рейху. Советские войска освободили территорию Украины и Северной России и были развернуты по центру оси Варшава – Берлин. Они неуклонно шли к своей цели и заплатили за нее огромную цену кровью и материальными потерями. Со своей стороны западные союзники внесли в победу не столь впечатляющий на первый взгляд вклад.

Но с технической и экономической точки зрения им пришлось провести грандиозные подготовительные мероприятия, а их операции против Германии в воздухе и на море достигли апогея. Высадка в Нормандии и на юге Франции прошла успешно. К концу лета союзные армии достигли границ Германии. В то же время советские войска вышли на Вислу и на границу с Восточной Пруссией. В декабре по приказу Гитлера было осуществлено последнее стратегическое наступление на западе. К тому моменту советские войска прорвались к Одеру. С середины февраля до середины апреля 1945 г. советские армии оставались на Одере, а западные союзники прошли две трети территории Германии к Эльбе. Теперь война поддерживалась лишь страхом, ненавистью и волей одного человека.

С самого начала германо-советский конфликт был лицемерно провозглашен в Германии как начало крестового похода против большевизма. Однако советская сторона решила не подвергать популярность своей системы прямому испытанию и предпочла назвать эту войну борьбой за выживание народа. Советский народ предпочел выбрать своих собственных диктаторов. Возможно, это было самым важным с точки зрения длительной перспективы решением, принятым во время Второй мировой войны. Впрочем, возможность выбора была очень узкой. Немцы смогли предложить советским людям лишь набор иллюзорных приманок, и такое положение оставалось до тех пор, пока не померк последний слабый отблеск возможных перемен. Война явилась войной идеологий лишь в той мере, в которой советский режим сумел продемонстрировать свои величайшие возможности адаптации, слившись с русским патриотизмом.

Месть русских по отношению к немецкому гражданскому населению была скорой, беспощадной и в большинстве случаев очень жестокой. Было бы бесполезно дискутировать здесь на тему о том, послужили ли горе и разрушение, которые принесли с собой немцы на половину европейской территории России, выполняя нацистскую оккупационную политику, оправданием тех массовых случаев изнасилований, поджогов, грабежей и бессмысленных убийств, которыми сопровождался приход советских солдат в Восточную Германию. Несомненно, миллионы и миллионы как русских, так и немцев жестоко пострадали. При этом большинство из них пострадало без всякой вины. Такой дикой массовой жестокости, какая была в ходе боевых действий на Восточном фронте во время Второй мировой войны, в войнах новейшей истории в Европе не было. Нельзя даже сравнивать масштабы геноцида, учиненного немцами и их подручными (латышами, эстонцами, бандеровцами, румынами, венграми, русскими предателями и др.), и проявления мстительной ярости наступающих советских войск. Немцы и их слуги на оккупированных советских территориях преднамеренно истребили свыше 7 млн. 420 тыс. человек. Кроме того, на принудительных работах в Германии погибло 2 млн. 163 тыс., а от голода, эпидемий и отсутствия медпомощи – еще 4 млн. 100 тыс. на оккупированных территориях. Итого более 13 млн. 684 тыс. человек (Всероссийская книга памяти 1941-1945 гг. М., 1995, с. 406-407).



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог