Статья 48. Генералы в период Великой Отечественной войны


"Нет большей победы, чем победа над собой!
Главное – не пасть на колени перед врагом."

Д. Карбышев

Карбышев Д.М.

В начале войны ключевые посты в Красной Армии за редким исключением занимали неподготовленные люди. Армия под их руководством оказалась не готова к неизбежной войне. Достаточно вспомнить судьбу сталинского любимца и выдвиженца маршала Кулика. С 1937 г. Кулик Г.И. – начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) и заместитель наркома обороны. Угроза германского нападения нарастала, а начальник ГАУ не раз говорил своим ближайшим помощникам: "Где нам, русским лаптям, воевать с немцами, они все равно нам всыпят". Нападение фашистов ошеломило Кулика. Уезжая на фронт, он сказал сотрудникам ГАУ: "Я не собирался воевать в 1941 году. Я готовился к войне в 1942 году". В первые дни Великой Отечественной войны, Кулик был отправлен на помощь командованию Западного фронта, 23 июня вылетел в Белосток, чтобы руководить действиями 3-й и 10-й армий и организовать контрудар силами конно-механизированной группы. Не сумев ничем помочь, маршал Кулик Г.И. выехал на передовую и вместе с войсками 10-й армии попал в окружение под Смоленском, из которого выбирался почти две недели, переодевшись в крестьянскую одежду.

Война – жестокое испытание. Она не щадит даже генералов и маршалов. Генерал в армии – это очень большая власть, а вместе с ней и очень большая тайна. У каждого военачальника бывают взлёты и падения, кроме этого, существует и несправедливое отношение властей. Однако примеры Жукова, Баграмяна, Малиновского, Толбухина лишний раз доказывают, что далеко не всегда им удавалось сохранять высшие командные должности, но, лишившись своих постов, они продолжали самоотверженно и честно выполнять воинский долг, думая, прежде всего, об интересах дела, приближая нашу Победу. Прославившиеся впоследствии полководцы, такие как Рокоссовский К.К., Мерецков К.А., Горбатов А.В. и другие, еще до войны были арестованы и находились в заключении. Те же, кто оставался на свободе, испытывали постоянный моральный прессинг, в случае неудач их ожидали страшные репрессии.

Мерецков, который был смещен с поста начальника Генерального штаба и заменен Жуковым из-за плохо проведенных военных игр в январе 1941 г., был арестован почти одновременно с Павловым. Мерецкову предъявили обвинение в сговоре с его коллегами-генералами, и он был жестоко избит. Он сознался во всех обвинениях, выдвинутых против него, и продолжал обвинять Павлова в том, что он пытался защищать некоторых военных, подвергнутых чистке в 1937 г. Позже Мерецкову была устроена личная ставка с Лактионовым, бывшим командующим ВВС, который будто бы являлся соучастником заговора. Лактионов появился в крови и снова был избит в присутствии Мерецкова. Сначала он тоже признавал, что был связан с Уборевичем, но отказался подписать признание, несмотря на настойчивые советы Мерецкова. В отличие от большинства его коллег Лактионова, хотя он и давал показания, до конца сломить не могли.

Спустя некоторое время Сталин, вспомнив о существовании Мерецкова, сказал: «Он уже достаточно долго прохлаждается», и его выпустили. Через два дня Мерецков ехал на встречу с Булганиным и Мехлисом в Военный совет Северо-Западного фронта. А вскоре он и сам судил своих военных коллег. 11 сентября 1941 г. он и Мехлис приговорили командующего артиллерией 34-й армии генерала Гончарова к смерти за трусость. Гончарова расстреляли вечером в деревне Заборье в присутствии двадцати трех командиров, входивших в состав его штаба.

56 генералов Красной Армии были репрессированы во время войны. Маршал Конев И.С. в ходе войны проявил себя одним из самых талантливых советских военачальников, но опыт к нему пришел не сразу. В октябре 1941 г. Западный фронт, которым он командовал, потерпел ряд серьёзных поражений. Сталин намеревался отдать Конева под суд военного трибунала. Лишь заступничество Жукова спасло Конева от неминуемого расстрела.

Командующий войсками Западного фронта Павлов Д.Г., после разгрома фронта в Белостокско-Минском "котле", 30 июня 1941 г. был отстранен от командования и 4 июля арестован, обвинён в государственной измене. "В заговорщических целях не готовил к военным действиям вверенный ему командный состав, ослабляя мобилизационную готовность войск округа, и из жажды мести за разгром заговора открыл фронт врагу". 22 июля 1941 г. по решению суда Павлов, а также начальник штаба Западного фронта генерал-майор Климовских В.Е.; начальник связи того же фронта генерал-майор Григорьев А.Т.; командующий 4-й армией генерал-майор Коробков А.А.; начальник артиллерии фронта генерал-лейтенант Клич Н.А.; командир 14-го мехкорпуса генерал-майор Оборин С.И. были расстреляны. Говорят, что они просили, чтобы их направили на фронт рядовыми солдатами, чтобы кровью искупить поражение армий... Командарм 2-го ранга Локтионов А.Д. и группа советских генералов 28 октября 1941 г. были расстреляны без суда по докладной записке Берии Л.П., утвержденной Сталиным И.В.

11 советских генералов во время Великой Отечественной войны покончили жизнь самоубийством. Генерал-майор авиации Копец И.И., Герой Советского Союза, воевавший в Испании, лётчик-истребитель, командующий Военно-воздушными силами Западного Особого военного Округа, застрелился 23 июня 1941 г. Огромные потери ВВС СССР в первые часы войны только на аэродромах, при бомбардировке, не оставили генералу другого выхода.

В годы Великой Отечественной войны погибли в бою 162 генерала Красной Армии. Вот некоторые примеры героической гибели высших командиров. Среди высокопоставленных генералов в начале войны погиб командующий Юго-Западным фронтом Герой Советского Союза генерал-полковник М. Кирпонос. Войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои на Правобережной Украине. Оборонительные действия на важных оперативно-стратегических рубежах и направлениях сочетались с контрударами. В ходе Киевской операции, вопреки тому, что Кирпонос, Василевский, Шапошников и Буденный настаивали на немедленном отводе войск из Киева, разрешение на отступление из оперативного мешка вокруг Киева Ставкой дано не было. К 14 сентября в окружение попали 4 советские армии. Кирпонос М.П. погиб при выходе из окружения. Солдатской смертью окончилась жизнь генералов армии командующего войсками 1-го Украинского фронта Ватутина Н.Ф. и командующего войсками 3-го Белорусского фронта Черняховского И.Д., двух молодых талантливых полководцев.

В начале 1942 г. Жуков Г.К. начал наступать на Вязьму силами кавкорпуса Белова П.А. и 33-й армией генерал-лейтенанта Ефремова М.Г. Наступление должным образом не было подготовлено, в чем вины Ефремова М.Г. нет, только командующего фронтом Жукова. 4 февраля 1942 г. "… противник, ударив под основание прорыва, отсек группу и восстановил оборону по реке Угре" – писал Жуков. До июля месяца, имея в распоряжении девять армий, Жуков не смог соединиться с этой частью своего фронта, сражавшейся в окружении под Вязьмой. А ведь согласно директиве Ставки – это был главный удар, который должен был нанести Западный фронт. Два с половиной месяца, без танков и артиллерии части 33-й армии генерал-лейтенанта Ефремова сражались в кольце, дольше, чем армия Паулюса в Сталинградском котле. Ефремов М.Г. неоднократно обращался к командованию Западного фронта и даже дважды к Сталину с просьбой разрешить прорваться своими силами. В апреле 1942 г. под Вязьму лично за генералом Ефремовым Сталин послал самолёт, сесть в который генерал отказался: "Я с солдатами сюда пришёл, с солдатами и уйду".

Ставка, наконец, дала разрешение на выход из окружения, которое запоздало – личный состав обессилел, съев все свои разваренные поясные ремни и подошвы найденных сапог. Боеприпасы иссякли. Уже таял снег. Солдаты были в валенках. Во время прорыва генерал Ефремов был тяжело ранен (получил три ранения), потерял способность двигаться и, не желая попасть в плен, застрелился. Тело Ефремова первыми нашли немцы, испытывая глубокое уважение к мужественному генералу, они похоронили его с воинскими почестями. Вооруженные Силы потеряли отважного воина и талантливого полководца. Из 12 тыс. человек из окружения вышли 889 бойцов. 18 июля части корпуса Белова окольными путями прорвались из окружения.

25 июля 1942 г. боях под Воронежем погиб командующий 5-й танковой армией генерал-майор Лизюков А.И., выполняя приказ: прорваться к окружённой 148-й танковой бригаде. Чтобы воодушевить танкистов, генерал Лизюков А.И. сам сел в танк КВ и повёл части в атаку, намереваясь пробить брешь в обороне противника и вывести бригаду из окружения. Ворвавшись в расположение противника, КВ командарма был подбит, а сам генерал Лизюков А.И. сгорел в танке. 11 февраля 1945 г. гвардии генерал-майор авиации Полбин И.С. погиб в воздушном бою под Бреслау, совершая свой 157-й боевой вылет. 8 экипажей Пе-2 под командованием командира корпуса гвардии генерал-майора Полбина с высоты 1500-600 метров с пикирования с замкнутого круга бомбардировали и штурмовали войска и технику в юго-западной части Бреслау. На четвертом заходе на цель, прямым попаданием снаряда, самолёт Полбина был подожжён, упал на восточной окраине Бреслау и взорвался.

316-я стрелковая дивизия (с 17 ноября 1941 г. – 8-я гвардейская), под командованием гвардии генерал-майора Панфилова И.В., Героя Советского Союза, защищая Москву, вела тяжёлые оборонительные бои на Волоколамском направлении. Генерал Панфилов впервые широко применил систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, создал, и умело использовал в бою подвижные отряды заграждения. Генерал-майор Панфилов погиб 18 ноября 1941 г. от осколков немецкой миномётной мины, во время отражения танковой атаки. Бойцы дивизии Панфилова сражались героически, но в действительности бой 16 ноября 1941 г., в котором отличились 28 панфиловцев, уничтоживших 18 вражеских танков, не имел места, это красивая легенда.

26 генералов во время Великой Отечественной войны погибли в плену. Большинство советских генералов, которые попали в руки немцев, были либо ранены, либо находились в бессознательном состоянии. Погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Большинство советских генералов держалось в плену мужественно, отказываясь от любого сотрудничества с оккупантами, которое в 1941 г. им предлагалось в виде выдачи военных секретов. Многие из них, как например, генерал Карбышев Д.М., генерал Алавердов Х.Н., генерал Романов М.Т., генерал Никитин Н.С., генерал Тхор Г.И. были зверски убиты в немецком плену.

В начале июня 1941 г. генерал-лейтенант инженерных войск, доктор военных наук и профессор Военной академии Генерального штаба, Карбышев Д.М. был командирован в Западный Особый военный округ. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно. Через 2 дня он перебрался в штаб 10-й армии. 27 июня штаб армии оказался в окружении. В августе 1941 г. при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою в районе Днепра, у деревни Добрейка Могилёвской области Белоруссии. В бессознательном состоянии был захвачен в плен. Три с половиной года провел Карбышев в фашистских застенках, неоднократно отказывался сотрудничать с немцами.

Власов А.А. долго уговаривал Карбышева вступить в свою так называемую Русскую освободительную армию, в которую вступили многие предатели Родины. Но тот выбрал смерть, а не измену. За три месяца до вступления нашей армии в Берлин 65-летнего Карбышева перевели в лагерь Маутхаузен (Австрия), где он и погиб. В ночь на 18 февраля 1945 г. в числе других заключённых (около 500 человек), был облит водой на морозе и погиб. Тело Карбышева сожгли в крематории лагеря. 16 августа 1946 г. генерал-лейтенанту Дмитрию Карбышеву "за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне" было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Герой Советского Союза генерал-майор Шепетов И.М. – командир 14-й гвардейской стрелковой дивизии в составе 57-й армии Южного фронта, которая вела бои под Харьковом, 26 мая 1942 г. при выходе из окружения был ранен и попал в плен. За антифашистскую агитацию в лагере военнопленных Хаммельбург Шепетов И.М., выданный предателем (генерал-майором Наумовым), был схвачен гестапо и брошен в концлагерь Флоссенбург (Германия). Здесь за попытку побега мужественный генерал был казнён 21 мая 1943 г. Генерал-лейтенант Ершаков Ф.А., бывший командующий войсками 20-й армии, наотрез отказался сотрудничать с гитлеровцами и умер при этапировании со "спецобъекта" от разрыва сердца. Генерал-майор Огурцов С.Я., бывший командир 49-го стрелкового корпуса, бежал с этапа и вступил в польский партизанский отряд, храбро воевал и погиб в бою с гитлеровцами.

Всего за годы Второй мировой войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной Армии. Оставшиеся в живых, 57 генералов после Победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы (7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 г. "О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий") и за "неправильное" поведение в плену 8 генералов приговорены к различным срокам заключения. Последних 25 человек после более чем полугодовой проверки оправдали, но затем постепенно уволили в запас.

Попасть в плен во время войны могли и самые смелые и решительные командиры. При выводе войск из окружения, кроме профессиональных навыков командира, большое значение имеет и удача, обстоятельства. Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Болдин И.В. попал в окружение под Белостоком, организовал из оставшихся в тылу противника частей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Болдин вывел из окружения 1654 красноармейца и командира, из них 103 раненых. Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов В.И. и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков В.И. с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и организовали выход из окружения 108-й и 64-й стрелковых дивизий. Другим командующим повезло куда меньше…

Судьбы советских генералов, выживших в немецком плену, складывались по-разному. Генерал-лейтенант Музыченко И.Н. в начале войны командовал 6-й армией Юго-Западного фронта. 25 июля 6-я армия была переброшена на Южный фронт и уничтожена в Уманском котле, генерал Музыченко оказался в плену. Он прошел через плен, но не был восстановлен в должности. Отношение Сталина к генералам, сражавшимся на Южном фронте и попавшим там в плен, было более жестким, чем к генералам, плененным на других фронтах.

В октябре 1941 г. под Вязьмой были окружены соединения 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий. Генерал-лейтенант Лукин М.Ф., командующий 19-й армией, возглавлял вывод советских частей из окружения. 14 октября 1941 г. командарм Лукин М.Ф. был тяжело ранен и без сознания попал в плен, где достойно держал себя в тяжелейших условиях. Немцы ампутировали ему ногу. Зная о довольно негативном отношение Лукина к Сталину и к советскому строю, гитлеровцы предложили ему сотрудничество. Но он отказался, и до конца войны сидел в концлагере. Сталин знал о мужественном поведении Лукина М.Ф. в плену, и, после освобождения, несмотря на увечья, принял решение оставить его служить в Красной Армии.

Судьбы генерал-майоров Понеделина П.Г., командующего 12-й армией, и Кириллова Н.К., командира 13-го стрелкового корпуса, сражавшихся на Южном фронте и захваченных в плен, трагичны, несмотря на то, что генералы не сотрудничали с немцами. Причем о Понеделине действительно можно сказать, что он был идеологическим противником советской власти. Так, во время пленения немцы изъяли у него дневник, в котором он излагал свои антисоветские взгляды по вопросам политики ВКП(б) и советского правительства. К примеру, он резко критиковал коллективизацию, писал о том, что обнищавшее колхозное крестьянство к советскому правительству относится недоброжелательно и поддерживать его в войне с немцами не будет. О репрессиях 1937-1938 гг. в дневнике было написано также не мало. Генералы Понеделин П.Г. и Кириллов Н.К. отказались вступить в РОА Власова. Их силой заставляли фотографироваться с солдатами вермахта, после чего сфабрикованные фотоснимки распространялись на позициях советских войск. Именно такая дезинформация убедила Сталина в предательстве генералов.

В то время, когда генерал-майор Понеделин был в плену, члены его семьи были арестованы. Его жена Нина Михайловна десять лет находилась в тюремном заключении. Отца генерала Понеделина, Григория Васильевича, как отца "изменника Родины" арестовали, допрашивали и поместили в камеру к уголовникам, которые над ним издевались и, в конце концов, обрушили на него двухъярусные нары, вследствие чего он скончался. В 1945 г. американцы освободили Понеделина, после чего тот сразу же связался с советской военной миссией в Париже. 30 декабря 1945 г. Понеделин и Кириллов были арестованы. После пяти лет пребывания в Лефортово против них были выдвинуты серьезные обвинения по так называемому "ленинградскому делу". Военным трибуналом они были приговорены к смертной казни и расстреляны 25 августа 1950 г.

Генерал-майор танковых войск Потапов М.И. в сентябре 1941 г. в ходе ожесточенных сражений под Полтавой был захвачен в плен. С фашистами советский генерал сотрудничать наотрез отказался. После освобождения Потапов был награжден орденом Ленина, а позднее – даже повышен в звании до генерал-полковника. Карьера генерала не пострадала. И еще одна генеральская судьба. Генерал-майор Мельников И.И. командир 246-й стрелковой дивизии 29-й армии, дважды раненный, во второй раз – разрывной пулей в грудь, отдал приказ: пробиваться из окружения под Ржевом мелкими группами. На следующий день немцы обнаружили группу, с которой выходили из окружения комдив и комиссар дивизии. После боя немногие оставшиеся в живых офицеры и красноармейцы, выносившие раненого генерала, были захвачены в плен. Полковой комиссар Долженков был расстрелян на месте.

1 марта раненый Мельников попал в плен. После госпиталя начался путь пленного генерала по лагерям на территории Германии: Летцен, Хаммельбург, Нюрнберг, Вюльтцбург, Моосбург. Сотрудничать с немцами отказался. Освободили Мельникова американцы. 3 мая 1945 года он был направлен в распоряжение советской военной миссии в Париже, а уже с 26 мая почти до конца года находился в распоряжении Главного управления контрразведки «Смерш», где проходил проверку. Судьба узника ГУЛага его миновала. После проверки Мельников был восстановлен в звании и продолжил службу. Но уже не в строевых частях.

Генерал-майор Рихтер Б.С., начальник штаба 6-го стрелкового корпуса 6-й армии, 28 июня 1941 г. попал в плен, добровольно согласился сотрудничать с гитлеровцами. Возглавлял школу Абвера в Варшаве. 21 июня 1943 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР заочно приговорила Рихтера к расстрелу с конфискацией имущества. В августе 1945 г. был расстрелян за измену Родине.

Ближайшие сподвижники Власова, также как и сам генерал-лейтенант Власов, были высокопрофессиональными военачальниками, которые в разное время отмечались высокими наградами советского правительства за свою профессиональную деятельность. Так, генерал-майоры Малышкин В.Ф., Трухин Ф.И. и генерал-майор береговой службы Благовещенский И.А. были награждены орденом Красного Знамени и медалью «XX лет РККА». Трудно представить, что все они были трусами, перешедшими на службу к немцам ради спасения собственной жизни. Причины здесь были другие, однако какими бы они не были, оправдать деятельность коллаборационистов не могут. На суде Власов заявил: "Изменником не был, и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном. А муки наши даром не пропадут. Придет время, и народ добрым словом нас помянет". Навряд ли, да, Сталин был тираном, а с Родиной так за что?

Генерал-майор Закутный Д.Е., был профессором Академии Генштаба, последняя должность – командир 21-го стрелкового корпуса, в боях под Гомелем 26 июля 1941 г. был взят в плен. На первом же допросе заявил о желании бороться с большевиками, сотрудничал с Абвером. В феврале 1943 г. официально освобожден из плена и поступил на службу в отдел восточной пропаганды германского министерства пропаганды «Винета» при министерстве по делам восточных территорий, где стал редактором пропагандистской литературы – брошюр, листовок, воззваний и плакатов. В августе 1944 г. Закутный был откомандирован в распоряжение Власова и включился в работу по созданию «Комитета освобождения народов России» и подготовке «Манифеста КОНР».

Генерал-майор Трухин Ф.И., был профессором Академии Генштаба, затем – начальником оперативного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западный фронт), 27 июня 1941 г. был ранен и в Литве взят в плен. Выразил желание сотрудничать с немецкими властями, с октября 1944 г. – начальник штаба вооружённых сил "власовского" Комитета освобождения народов России (КОНР). Под его руководством были сформированы две дивизии РОА, и началось формирование третьей. В апреле-мае 1945 г. командовал Южной группой вооружённых сил КОНР, находившейся на территории Австрии. Со сталинским режимом у Трухина, имевшего дворянское происхождение, были свои счёты. В 1938 г. от репрессий пострадали его брат и отец.

Генерал-майор Малышкин В.Ф., начальник штаба 19-й армии, попал в плен в 1942 г. в районе Вязьмы. Малышкин был решительным противником сталинского режима, который обманул все его надежды. В 1938 г. генерал-майор Малышкин В.Ф. был арестован, подвергался пыткам и допросам, но впоследствии он был реабилитирован. Власов высоко ценил его военные способности, Малышкин был назначен помощником Власова и стал главой администрации КОНР.

Генерал-майор береговой службы Благовещенский И.А. перед войной был начальником Военно-морского училища ПВО в Либаве. В июне 1941 г. участвовал в обороне Лиепаи, при попытке выхода из окружения в июле 1941 г. был взят в плен членами латышской военизированной организации «Айзсарг» и передан немецким властям. Сотрудничал с немцами. С декабря 1942 г. – редактор газеты «Заря», издававшейся отделом пропаганды вермахта для советских военнопленных. С февраля 1943 г. – начальник пропагандистских курсов в Дабендорфе. С ноября 1944 г. – начальник идеологической группы Главного управления пропаганды КОНР.

Во время Великой Отечественной войны 16 советских генералов пропали без вести, могилы их до сих пор не известны. Великий полководец Александр Васильевич Суворов говорил, что война не считается законченной, пока с почестями не захоронен последний солдат… Для славы мертвых нет, но есть огромная разница между словами "убит" и "пропал без вести". Поначалу эта разница позволяла очень многим и очень долго надеяться на чудо. Но со временем, когда надежды уже не остается, становится ясно, что в словах "пропал без вести" очень много несправедливости. Да, слава находит мертвых, но не находит безымянных. Смелые и честные генералы Великой Отечественной войны, настоящие русские офицеры, те, кто не прятались за спины своих солдат, а шли вместе с ними в бой, вечная вам память!



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог