Статья 5. Наши соотечественники на службе у фашистской Германии


"Si vis pacem, para bellum – хочешь мира, готовься к войне".

Генерал А. Власов

По разным оценкам, в 1941 – 1945 гг. на стороне Германии воевало от 800 до 1200 тысяч людей, считавшихся по состоянию на июнь 1941 г. гражданами СССР. Большинство кадровых советских офицеров из числа перешедших к немцам оказалось в формированиях Власова (правильное название которых – Вооруженные силы Комитета освобождения народов России). Установлено, что в период с осени 1944-го по весну 1945 года в них служили 1 генерал-лейтенант Красной Армии, 6 генерал-майоров, 1 бригадный комиссар, 1 комбриг, 42 полковника, 1 капитан 1-го ранга, 21 подполковник, 2 батальонных комиссара, 49 майоров и т.д.

Одной из основных стратегий в восточной кампании нацисты избрали расчленение многонационального государства. Для более успешного осуществления политики по колонизации захваченных территорий СССР немцы планировали создать целый ряд марионеточных правительств, полностью подконтрольных Германии. Гиммлер так говорил: "Славянские народы никогда сами не могли справиться со своими проблемами...". Чиновники германского министерства по делам оккупированных восточных территорий не упускали случая прозрачно намекнуть лидерам местных националистов, что в будущем возможно восстановление их государства в качестве – "независимого" государства, по примеру Хорватии и Словакии.

Еще до начала войны с Советским Союзом на территории Третьего рейха и оккупированных государств Европы началось формирование многочисленных организаций, представляющих интересы "закабаленных большевизмом народов". Например, в 1939 году в Риме состоялся съезд представителей грузинских националистических организаций Берлина, Праги и Варшавы, на котором было принято решение об организации "Грузинского национального комитета", главной задачей которого было создании общекавказской фашистской партии на будущей "освобожденной" территории Грузии.

Показателен и второй пример. Ещё перед началом Великой Отечественной войны, под руководством главы украинских националистов – Степана Бандеры, были созданы 3 походные группы (ок. 40 тыс. чел.), которые должны были сформировать украинскую администрацию на оккупированных территориях. 30 июня 1941 года с помощью этих групп Бандера пытался провозгласить независимость Украины, но немцам, конечно, не понравилась такая инициатива. Создание Украинской державы не состоялось, а С. Бандера призвал "украинский народ помогать всюду немецкой армии разбивать Москву и большевизм". Отношение немецкого руководства к бандеровцам было противоречивым: служба Канариса (абвер – военная разведка) считала необходимым сотрудничество с украинскими националистами, нацистское партийное руководство во главе с Борманом отвергало любое сотрудничество с ними. По данным КГБ УССР, опубликованным в 1990 г., за 1944–1953 гг., "в западных областях Украины жертвами террора бандеровцев стали не только свыше 20 тыс. военнослужащих Советской Армии, сотрудников милиции и госбезопасности, но и 30 тыс. мирных жителей".

Солдаты одного из Восточных легионов

С началом войны руководство Германии приняло решение сформировать из числа советских военнопленных и числа прогермански настроенных эмигрантов ряд легионов, которые бы сражались против Красной Армии наравне с частями вермахта. Первым легионом, созданным на Восточном фронте из нерусских граждан СССР, был легион "Туркестан" (ноябрь 1941 года). В это формирование зачисляли не только жителей среднеазиатских республик и Казахстана, но также татар, башкир и азербайджанцев. Впоследствии были созданы легионы "Идель-Урал" (татары, башкиры и чуваши), "Азербайджан" и "Северный Кавказ". 30 декабря 1941 были сформированы также легионы "Армения" и "Грузия".

Помимо эмигрантов легионы пополнялись завербованными военнопленными и перебежчиками из Красной Армии. Среди личного состава легионов была развернута масштабная пропагандистская работа, издавались даже газеты. Легионеры обмундировывались в германскую военную форму, но со специально разработанными знаками различия; погонами и петлицами. Погоны были, как правило, серого цвета с алой выпушкой и белыми или серебряными галунами. Начиная с обер-лейтенанта, легионеры носили погоны в виде узкого серебряного жгута с золотыми лычками. Петлицы были алого цвета с белыми галунами. На рукаве мундира каждый легионер носил специальный шеврон в виде геральдического щитка с национальной символикой и названием легиона.

Устав вермахта запрещал легионерам-неарийцам носить специфический нагрудный знак в виде орла со свастикой, который каждый солдат-немец обязан был иметь на правой стороне мундира чуть выше нагрудного кармана. Однако легионеры в организованном порядке игнорировали запрет и демонстративно носили на груди "знак превосходства", а со временем этот запрет был негласно отменен.

Часть прогермански настроенных эмигрантов состояла на службе в Русской освободительной армии (РОА) генерала А. Власова и различных украинских формированиях (в том числе дивизии СС "Галичина", сформированной в 1943 году из украинцев, недовольных советской властью, и фольксдойче из Галиции. ).

Охотно принимались эмигранты и на службу в абвер. Здесь они проходили обучение методам разведки и приемам диверсионной борьбы. В самом начале войны с Советским Союзом, например, из грузин, окончивших специальную разведывательную школу абвера, была создана организация "Тамара", на которую возлагалась задача поднятия восстания на территории Грузинской ССР. В ноябре 1941 года диверсанты "Тамары" вошли в состав батальона специального назначения "Бергманн" ("Горец"). 1-я, 4-я и 5-я роты батальона были сформированы из грузин, 2-я – из представителей северокавказских народов, 3-я – из азербайджанцев. Батальон "Бергманн" был направлен на Восточный фронт в конце августа 1942 года, Его личный состав забрасывался в советский тыл и выполнял различные разведывательно-диверсионные задачи.

Шеврон и жетон грузинского легионера

Боевое крещение "восточные батальоны" получили в период битвы за Кавказ. Летом 1942 года здесь в составе немецких войск действовало семь "восточных батальонов", в которых служили грузины, азербайджанцы, армяне и представители северокавказских народов. В конце 1942 – начале 1943 года на Северный Кавказ прибыли также 806-й азербайджанский и 810-й армянский, 842-й северокавказский батальоны, а также два азербайджанских и один грузинский батальоны, включенные в штат пехотных дивизий.

Невзирая на все утверждения германского командования о равном статусе легионеров, на деле легионы использовались в качестве "пушечного мяса". Легионеров бросали на самые трудные участки фронта, а во время отступления оставляли прикрывать отход линейных частей и ваффен-СС. Если "восточные батальоны" попадали в окружение, немецкое командование не особенно трудилось вызволять их.

В итоге среди личного состава "восточных легионов" стали проявляться пораженческие настроения и дезертирство. Были случаи и перехода в полном составе легионов на сторону Красной Армии. Так переход 750 легионеров с оружием и обозом был детально спланирован и согласован с командованием 37-й армии Северной группы войск Закавказского фронта. Легионеры заявляли, что не желают воевать против своих братьев и будут рады повернуть недавно выданное им оружие против самих немцев. Оценивая случившееся, один пленный германский унтер-офицер заявил: "Немецкие солдаты на эти части не надеются и считают их неустойчивыми. В своем большинстве солдаты оценивают мобилизацию этих людей в германскую армию как показатель нашей слабости".

Как результат, к концу 1943 года Гитлер принял решение разоружить все части и подразделения, сформированные из представителей народов СССР, а личный состав использовать в качестве рабочей силы. Представителям верховного командования вермахта удалось убедить фюрера в том, что подобный шаг может иметь катастрофические последствия, ведь "восточные войска" к тому моменту насчитывали 427 тысяч добровольцев, равных по численности 30 германским дивизиям. Поэтому было решено не расформировывать "восточные легионы", а перевести их на второстепенные театры боевых действий – во Францию, Италию, на Балканы и т.д.

В отечественной литературе и кинематографе власовцы и иные перебежчики обычно предстают сборищем подонков, пьяниц и насильников. Мало кто когда-либо пытался проанализировать, что на самом деле представляли собой люди, составлявшие хотя бы командную верхушку «восточных» формирований. Начальником штаба власовцев стал бывший профессор Академии Генштаба, а затем замначштаба Северо-Западного фронта генерал-майор Ф. Трухин. По общему признанию, талантливый военный специалист. Истребительной эскадрильей власовцев командовал старший лейтенант Красной Армии, кавалер ордена Ленина и Герой Советского Союза Б. Антилевский, ночной бомбардировочной – капитан, также кавалер ордена Ленина и Герой Советского Союза С. Бычков.

Начальником оперативного отдела штаба власовцев стал полковник А. Нерянин, которого начальник советского Генерального штаба Б. Шапошников когда-то называл «самым блестящим офицером Красной Армии». Неудивительно: Нерянин единственный из всего выпуска в 1940 года окончил Академию Генштаба на «отлично» по всем показателям. Командир 1-й пехотной дивизии Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (в Красной Армии – полковник) С. Буняченко, сын крестьянина, в октябре 1942 году принял 59-ю стрелковую бригаду, от которой осталось 35 процентов личного состава. Без поддержки танков и авиации он четверо суток отбивал атаки немецких танков и мотопехоты в районе Урух-Лескен. Почти вся бригада погибла, а самого Буняченко захватила румынская разведгруппа. Позднее в концлагерь, куда он попал, пришли власовские пропагандисты...

Майор И. Кононов, ставший впоследствии командиром 102-го казачьего полка вермахта, а затем и командиром казачьих дивизии и корпуса, получил в финскую войну орден Красной Звезды за бои в окружении. Летом 1941 г. находился на самом сложном участке в арьергарде, прикрывая отступление своей дивизии. 22 августа с большей частью полка, со знаменем, с группой командиров и комиссаром перешел на сторону немцев, заявив, что «желает бороться против ненавистного сталинского режима».

Здесь, кстати, можно вспомнить еще об одном стереотипе. У нас как-то принято считать, что в плен сдавались в основном попавшие в окружение, деморализованные, часто раненые красноармейцы. Частично это верно. Но нельзя не учитывать и тот факт, что целые группы бойцов и командиров уходили к врагу организованно, с оружием в руках, иногда под звуки музыки (особенно в первый период войны, когда они еще не представляли, какой «порядок» установят немцы на оккупированных территориях).

Зная обо всем этом, можно, вопреки общепринятым взглядам, предположить, что значительная часть перебежчиков ушла к врагу не просто в попытках спасти жизнь или заполучить относительный комфорт в условиях военного времени. Тот же Трухин, по его собственным словам не мог простить Сталину уничтожение военных кадров в 30-х годах, Кононов потерял трех братьев в результате «расказачивания» на Дону.

Боеспособность «восточных» батальонов вермахта была неоднородной. Тем не менее, в истории остались, например, свидетельства отчаянной смелости, проявленной власовцами в боях против англо-американских частей после открытия второго фронта – в том числе в районе Лемана или у крепости Лорьян. Адъютант командующего добровольческими частями во Франции обер-лейтенант Гансен в июне 1944 года сделал в своем дневнике следующую запись: «Наши восточные батальоны в боях на побережье проявили такую храбрость, что решено поместить их дела в специальной сводке вермахта».

Летом 1944 года западные союзники осуществили массированную высадку на севере Франции, в Нормандии, а советские войска вышли к границам Польши и Венгрии. Началась агония Третьего рейха. В ходе Ялтинской конференции среди прочих соглашений между СССР и союзниками была достигнута договоренность о выдаче Советскому Союзу всех бывших граждан СССР, находящихся на подконтрольной союзникам территории Европы. Практически все легионеры (включая перешедших на сторону союзников ) впоследствии были выданы СССР.

Большинство старших офицеров Вооруженных сил Комитета освобождения народов России оказались в конечном итоге выданы англо-американскими оккупационными властями советской стороне. В 1945 – 1946 годах они были казнены «за измену Родине». Признаем же, как минимум одно: политика сталинского руководства привела к тому, что на сторону Германии в 1941-м и последующих годах перешло множество способных и хорошо подготовленных кадров Красной Армии.

Личность генерала А. Власова, прошедшего весь путь – от рядового до генерала, в советской армии – легендарная. В начале войны Власов командовал механизированным корпусом, а потом одной из армий Юго-Западного фронта. Летом 1941 г. его армия вместе с другими попала в окружение под Киевом и погибла. Сам Власов в одиночку вышел из окружения, переодевшись пастухом. Такого в истории РККА еще не было, обладая всего 15 танками, части генерала Власова остановили танковую армию Вальтера Моделя в пригороде Москвы – Солнечегорске, отбросив немцев на 100 километров, освободили при этом три города, за это А. Власов получил прозвище "спаситель Москвы".

После битвы под Москвой, генерал был назначен командующим Второй Ударной Армией, воевавшей под Ленинградом, но положение армии было очень сложным, из-за ряда стратегических ошибок армия была обречена, и никакое чудо её не могло спасти. Генерал Власов попал в руки немцев в начале лета 1942 года. Его армия была почти полностью уничтожена при попытке отбить нацистское наступление на Ленинградском направлении. Второй раз оказавшись в окружении, Власов после нескольких дней блуждания по лесам, попал в плен и, возможно желая избежать судьбы расстрелянного генерала Павлова, перешел на сторону Германии.

Находясь в Винницком военном лагере для пленных высших офицеров, Власов согласился сотрудничать с нацистами и возглавил "Комитет освобождения народов России" (КОНР) и "Русскую освободительную армию" (РОА). В Дабендорфе, предместье Берлина, был создан Главный Штаб РОА. Под руководством генерала Трухина здесь была открыта школа политической подготовки, через которую прошло до конца войны около 4000 курсантов, главным образом, офицеров. В феврале 1943 г. немецкая пропаганда распространила обращение Власова к русскому народу, сделанное им в оккупированном Смоленске. В этом и в последующих своих обращениях Власов уверял, что "Германия не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально-политическую свободу», ведет войну не против русского народа, а только против большевизма; призывал бойцов Красной Армии переходить на сторону Германии, а всех "русских людей" бороться за "свержение Сталина и его клики, уничтожение большевизма", "создание в содружестве с Германией и другими народами Европы Новой России, без большевиков и капиталистов". Фактически Власов и примкнувшие к нему или насильственно завербованные в РОА солдаты и офицеры из лагерей советских военнопленных были лишь орудием в руках Германии, правители которой не доверяли Власову и презирали его.

Выступая перед партийными и государственными руководителями Германии 6 октября 1943 г., Гиммлер так отозвался о Власове: "Этот человек выдал все свои дивизии, весь свой план наступления и вообще все, что знал. Цена за эту измену? На третий лень мы сказали этому генералу примерно следующее: то, что назад вам пути нет, вам, верно, ясно. Но вы – человек значительный, и мы гарантируем вам, что, когда война кончится, вы получите пенсию генерал-лейтенанта, а на ближайшее время – вот вам шнапс, сигареты и бабы. Вот как дешево можно купить такого генерала! Очень дешево". Упомянув, что Власов как-то сказал, будто Советский Союз может быть побежден не Германией, а русскими (то есть силами РОА), Гиммлер воскликнул: "И вот эта русская свинья г-н Власов предлагает для сего свои услуги. Кое-какие старики у нас хотели дать этому человеку миллионную армию. Этому ненадежному типу они хотели дать в руки оружие и оснащение, чтобы он двинулся с этим оружием против России, а может, однажды, что очень вероятно, чего доброго, и против нас самих!"

В публичных выступлениях и на дабендорфских политических курсах власовские ораторы всегда подчеркивали, что принцип независимости и целостности России является основным принципом их движения. Они объясняли, что сотрудничество с немцами продиктовано лишь необходимостью, что оно временно и не означает ни территориальных, ни политических уступок.

В конце июня Власов через печать в занятых немцами областях обратился с воззванием ко всем "русским патриотам", объявляя о начале освободительной борьбы. "…Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в Красной армии выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа… Система комиссаров разлагала Красную армию. Безответственность, слежка, шпионаж делали командира игрушкой в руках партийных чиновников в гражданском костюме или военной форме… Я окончательно пришел к выводу, что мой долг заключается в том, чтобы призывать Русский народ к борьбе за свержение власти большевиков, к борьбе за мир для Русского народа за прекращение кровопролитной, ненужной Русскому народу войны…" – писал А. Власов.

Около 800.000 человек в разное время носили знаки отличия РОА – нарукавный знак с буквами РОА на фашистском мундире. Формирование РОА шло медленно, потому что большинство военнопленных не хотело в нее вступать и потому что Гитлер опасался перехода "власовцев" на сторону СССР. В конце концов, в 1944 г. были набраны две дивизии РОА. Они участвовали в боях на советско-германском фронте, воевали против англо-американских войск во Франции и против партизан в СССР, Югославии, Словении, Италии и Франции. В общей сложности на стороне Германии действовало 180 национальных "легионов" (численностью в 196 тыс. человек) и восемь дивизий коллаборационистов, в том числе две дивизии власовской армии, две казачьих и три прибалтийских дивизии.

14 ноября 1944 г. в Праге был подписан "Пражский манифест", излагающий программу Русского освободительного движения. Его принятие происходило по церемониалу, который использовался только при встречах глав правительств. Суть манифеста – свержение большевизма и создание будущей России, как правового государства, граждане которого могут свободно жить и трудиться. Один из его 14 пунктов гласил: б) Прекращение войны и заключение почётного мира с Германией.

Власов добился равноправия между будущей Россией и Германией. Если немцы не доверяли Власову, то и Власов не доверял немцам. Власов прекрасно понимал, что лишь фактически проигранная война заставила немцев пойти на уступки. В разговорах с добровольцами, Власов всегда повторял: "В Россию – с немцами, в России – сами". Власов и его окружение были уверены, что с немцами справиться будет намного проще и легче, чем с коммунистами, так как немцы были бы врагом явным, в то время как коммунисты были врагом внутренним, "своим".

В начале 1944 года основная масса Русских Освободительных войск, около 800 батальонов, была переброшена на , западный фронт и размещена вдоль Атлантической линии укреплений от Голландии до испанской границы. Это разочарование для власовцев было самым тяжелым. Они поступили в армию, чтобы бороться против Красной армии. При всяком удобном случае они подчеркивали, что им не за что бороться против англо-американцев. Теперь же, при приближении победы Союзников, их нарочно поставили заграждать дорогу англо-американцам.

В конце концов, власовцам дали возможность провести пробную операцию. При приближении Красной армии к Одеру, туда были направлены части РОА под командой полковника Сахарова. Они удачно провели бой, в течение которого части Красной армии добровольно перешли на их сторону. Переходя фронт, красноармейцы говорили, что они это делают лишь потому, что против них – Власовские войска.

Генерал Власов был взят в плен в Праге, 12-го мая 1945 года, и передан Красной Армии американцами. В течение 15 месяцев о нем ничего не было слышно. Тайна была развеяна сообщением московского радио 1-го августа 1946 года, согласно которому десять изменников, среди ни и А. Власов, были казнены после тайного следствия. О характере их измены не было сказано ни слова. Многое в истории генерала Власова до конца не известно, есть сомнительные моменты в официальной версии, а также несколько, неподтверждённых документально, дополнительных версий.

А.Г. Шкуро

Планируя "восточный поход", руководство Третьего рейха и командование вермахта не обошли своим вниманием и вопрос о возможности привлечения к вооруженной борьбе против СССР белоэмигрантов, в первую очередь – казаков. Уже первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что эти планы вполне реальны.

К марту 1943 года в составе вермахта насчитывалось 20 казачьих кавалерийских и пластунских полков общей численностью 25 тысяч сабель и штыков. Сражались они не только против регулярных частей Красной Армии, но и с особым успехом применялись против белорусских и югославских партизан, вооруженных отрядов Сопротивления на территории Польши и Франции.

Возглавил управление по делам казаков восточного министерства Третьего рейха, атаман Всевеликого Войска Донского Петр Николаевич Краснов, ответственным за подготовку резервов для казачьих частей стал генерал Белой армии Андрей Григорьевич Шкуро, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер произвел Шкуро в группенфюреры своего "черного ордена", что равнялось чину армейского генерал-лейтенанта.

Война между тем приближалась к своему завершению, а гитлеровская Германия – к краху. Остатки казачьих частей сосредоточивались на побережье Адриатического моря. Откуда бесславным маршем перебрались в Австрию, где к ним присоединился атаман Краснов со своими штабными офицерами и генералами, в числе которых был и Шкуро.

26 мая 1945 года казачьи части были разоружены 78-й британской дивизией генерала Арбутнота, а через несколько дней атаман и его ближайшиие сподвижники были переданы представителям советского командования… 17 января 1947 года на последних полосах газет «Правда» и «Известия» было опубликовано короткое сообщение Военной коллегии Верховного суда СССР, которая "приговорила агентов германской разведки, бывших главарей вооруженных белогвардейских частей в период Гражданской войны атамана Краснова П.Н., генералов Белой армии Шкуро А.Г., князя Султан Килыч-Гирея и других к смертной казни через повешение. Приговор приведен в исполнение".




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог