Статья 55. Ягода Г.Г. и Ежов Н.И. – первые наркомы внутренних дел СССР


"Ты не больно хорохорься,
Коммунист без года!
Скоро спесь с тебя собьет
Геничка Ягода!"

из сатирического куплета

Ягода Г.Г.

Ещё в конце 20-х гг. началось постепенное перерождение органов чрезвычайной защиты революции – ВЧК – ОГПУ в орудие установления режима личной власти Сталина И.В. в партии и государстве. В ходе борьбы с "объединенной левой оппозицией" сотрудники ОГПУ уже весьма активно использовали такие методы, как провокации, фальсификация, устройство подложных типографий, пытались связать деятельность оппозиционеров с контрреволюционными антисоветскими организациями. Именно эти методы были привнесены в деятельность ОГПУ из печальной памяти охранного отделения, а его сотрудники, включая генерала Джунковского, выступали консультантами руководства ОГПУ.

Итогом политической борьбы стало отсечение большой группы профессиональных революционеров от политического руководства и прогрессирующий раскол в рядах партии. Уже в 1927-1928 гг. видные оппозиционеры были арестованы и по решению внесудебных органов направлены в ссылку. Все это сопровождалось ужесточением режима внутри страны. Все проявления недовольства и возмущения складывающимся режимом подавлялись. Столкнувшись с определенными трудностями в организации хлебозаготовок, сталинское руководство решило перейти к чрезвычайным мерам для их обеспечения. Опорой советских и партийных органов в этом стали органы ОГПУ. К 1929 г. органы государственной безопасности окончательно превратились в орудие тотального подавления не только сопротивления, но и инакомыслия. Кровавое колесо террора в Стране Советов крутила страшная троица – Ягода, Ежов, Берия, но каждого из них оно же и раздавило. Кровавые палачи своего народа в конечном итоге сами явились жертвами созданной ими системы.

В конце 20-х – начале 30-х годов при непосредственном участии Ягоды Г.Г. были организованы показательные судебные процессы в отношении представителей научно-технической интеллигенции, т.н. вредителей. Поиск вредителей позволял именно на них списывать все просчеты политического руководства. С другой стороны, эти процессы призваны были сыграть и определенную устрашительную роль. В результате проведения агентурно-оперативной разработки «Весна» в 1930 г. были арестованы и отправлены в места заключения бывшие офицеры и генералы царской армии, находившиеся в кадрах РККА.

15 мая 1930 г. Ягода и председатель ВСНХ Куйбышев подписали Циркуляр № 139 "Об использовании специалистов, осужденных за вредительство", предназначенный для трудового перевоспитания осуждённых, контрреволюционеров и вредителей. В ОГПУ создается Управление лагерей – УЛАГ, позднее преобразованное в Главное управление лагерей – ГУЛАГ. Так появились особые места заключения, которые в более поздний период, уже при Берии Л.П., получили название "шарашка". Именно здесь в конце 30-х годов оказался цвет советского машиностроения и практически все представители оборонной промышленности СССР. Здесь создавались опытные образцы оружия, рождались космические корабли и создавались новые технологии.

Итогом форсированной индустриализации и коллективизации стало резкое ухудшение материального положения абсолютного большинства населения СССР. Голод в деревне сопровождался карточным снабжением жителей города. Информационные сводки ОГПУ сообщали о массовом недовольстве рабочих, крестьян, интеллигенции. В Москве наиболее популярным стал анекдот: "Что останется после 1-й пятилетки? Сталина портрет, партбилет и рабочего скелет".

В 1934 г. произошло окончательное утверждение режима личной власти Сталина в партии и государстве. Попытка старой партийной гвардии на XVII съезде ВКП(б) выразить ему недоверие при избрании в состав ЦК провалилась, столкнувшись с беспрецедентной в истории ВКП(б) провокацией. В ходе работы съезда были реорганизованы контрольные органы партии, в результате чего практически утратили свою, и без того, весьма относительную, независимость. А летом 1934 г. произошла реорганизация ОГПУ. Постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был образован общесоюзный Наркомат внутренних дел – НКВД СССР. В его состав входило Главное управление государственной безопасности (ГУГБ), которое и выполняло прежние функции ОГПУ. Первым наркомом внутренних дел СССР стал бывший председатель ОГПУ Ягода Г.Г. Убийство Кирова С.М. послужили своеобразным прологом "большого террора". Маховик репрессий начал разворачиваться, захватывая в свою орбиту все больше и больше людей.

В 1935 Ягоде первому было присвоено звание "Генеральный комиссар госбезопасности" (соответствует званию маршала). В 1935 г. основное внимание органов НКВД сосредоточилось на поиске террористов. В стране возросло число осужденных за контрреволюционную агитацию. Всего за "контрреволюционные преступления" в 1935 г. были осуждены 30174 человека. За работой карательно-административных органов осуществляется жесткий контроль аппарата ЦК ВКП(б) под непосредственным руководством секретаря ЦК Ежова Н.И. Послушно выполняя все указания Генерального секретаря Ягода всё же "оказался не на высоте" относительно применения высшей меры к Каменеву и Зиновьеву. Очевидно, эти колебания решили его дальнейшую судьбу… В сентябре 1936 г. Ягода Г.Г. был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. 29 января 1937 г. ЦИК СССР принял решение о переводе генерального комиссара государственной безопасности Ягоды в запас.

В апреле 1937 г. Г. Ягода был отстранен от исполнения обязанностей наркома связи, исключён из ВКП(б), обвинен в должностных преступлениях и арестован. В ходе предварительного следствия, а затем на судебном процессе Ягода Г.Г. был признан виновным в том, что готовил свержение Советской власти и реставрацию капитализма, а также был соучастником убийства Кирова С.М., Менжинского В.Р., Куйбышева В.В., Горького А.М., Пешкова М.А. и покушался на жизнь Ежова Н.И. Суд приговорил Ягоду и ещё 16 человек к расстрелу, 15 марта 1938 г. приговор был приведен в исполнение. Так сложилась судьба первого наркома внутренних дел СССР.

Ежов Н.И. и Сталин И.В.

Представитель старой большевистской гвардии, он в равной степени был предан социалистической идее и вождю Сталину И.В. Ягода Г.Г. стоял в ряду тех представителей старой партийной элиты, которые считали, что в достижении великой цели оправданы все средства. Поэтому он не колебался, когда стоял вопрос о применении самых решительных мер по отношению к "контрреволюционерам" и инакомыслящим. Он много знал и этим был опасен для Сталина. Переход к тотальному террору потребовал новой фигуры, которая не была бы обременена связями со старыми партийными кадрами. Этим человеком стал Ежов Н.И. 29 сентября 1936 г. новый нарком внутренних дел, Ежов Н.И., занял кабинет на Лубянке.

Второй нарком внутренних дел СССР Ежов Н.И. был личностью бесцветной и довольно-таки посредственной, не имел даже неполного среднего образования, хотя в 1927 г. закончил курсы марксизма, Впрочем, все с лихвой компенсировалось беззаветной любовью, верой и огромной личной преданностью вождю. XVII съезд ВКП(б) стал звездным часом Ежова Н.И., который продемонстрировал вождю свои организаторские способности и личную преданность, начав поиск голосовавших против Сталина при выборах в состав ЦК. Ежов вошел в ЦК ВКП(б) и Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б). Он был избран членом Оргбюро ЦК ВКП(б), заместителем председателя Комиссии партийного контроля и одновременно утвержден заведующим промышленным отделом Центрального Комитета партии.

Ему предстояло выполнить ряд ответственных поручений Сталина. Прежде всего, надо было уничтожить "государство в государстве", т. е. провести реорганизацию органов безопасности, получивших к этому времени некоторую независимость. Предстояло провести чистку кадрового состава. Руками реорганизованного НКВД предполагалось покончить не только с реальной, но и потенциальной оппозицией режиму. К этому времени у Сталина стала вызывать опасение Красная Армия. Представители высшего комсостава все чаще поднимали вопрос о замене наркома обороны. Поручить чистку армии Ворошилову К.Е., "парадному маршалу", как его называли, Сталин не рискнул, очевидно, потому, что хорошо знал его способности. С такой ответственной задачей мог справиться лишь Ежов. Наконец, новый нарком внутренних дел должен был обеспечить выборы в Верховный Совет СССР и местные органы Советской власти по новой избирательной системе. Согласно Конституции "победившего социализма", или сталинской Конституции, в стране вводилось закрытое тайное голосование при выборах депутатов ВС СССР.

Выступление председателя СНК СССР Молотова В.М. на пленуме ЦК ВКП(б) о наличии скрытого вредительства в Красной Армии руководством НКВД и наркомата обороны в лице Ежова Н.И. и Ворошилова К.Е. было воспринято как прямой директивный наказ партии и правительства по тщательной чистке армии и флота от замаскировавшихся "врагов народа", а также, от лиц, не внушающих политического доверия. Следователи НКВД смогли добиться от арестованных военачальников и бывших сотрудников НКВД показаний о существовании "антисоветской троцкистской военной организации в Красной Армии" (Тухачевский, Якир, Уборевич и др.). В июне 1937 г. состоялся суд над группой высших офицеров РККА, включая М. Тухачевского. Обвиняемым вменялась подготовка военного переворота, назначенного на 15 мая 1937 г. Впоследствии НКВД провело масштабные репрессии в отношении значительной части командного состава РККА. Ежов возглавил самую масштабную чистку высшего комсостава Красной Армии (погибли 3 маршала, 3 командарма 1-го ранга, 2 флагмана флота 1-го ранга, 1 армейский комиссар 1-го ранга, 10 командармов 2-го ранга, 2 флагмана флота 2-го ранга, 14 армейских комиссаров 2-го ранга и т.д.).

Ревностно выполняя указания Сталина, Ежов во многом способствовал не только формированию версии о существовании в стране глубоко законспирированного контрреволюционного заговора, но и осуществлению практических мероприятий по его "разоблачению" и ликвидации. Ежов нес большую личную ответственность за нарушения законности, фальсификацию следственных дел. По его указанию ответственные работники НКВД "готовили" арестованных к очным ставкам, применяя физическое воздействие. "Систематически избивали арестованных резиновыми жгутами, палками, ножками от стола, ставили коленями на ребро линейки, обливали в зимнее время холодной водой и выводили раздетыми на мороз, держали на допросах стоя целыми сутками", – сообщалось в докладной записке Прокуратуры СССР на имя Молотова.

Нарком Ежов осуществил в 1936-1938 гг. тотальную чистку органов государственной безопасности. Чистке подвергся и центральный аппарат ГУГБ НКВД. Весной 1937 г. были арестованы практически все начальники отделов, заместители наркома. Бокий Г.И. был обвинен в принадлежности к масонской организации. Артузов А.X. – в сотрудничестве с французской, немецкой и польской разведками. Многие из тех, кто работал в аппарате еще при Дзержинском, также были арестованы. "Своего апогея ежовщина достигла к лету 1937 г. Уже в мае общее число репрессированных достигло 350000". («История России в портретах т. 2, «Русич» Смоленск, с. 329). Советская пропаганда начала шумную кампанию прославления Ежова, которого называли "железным наркомом", в это же время получила распространение фраза о "ежовых рукавицах", в которые НКВД зажмет противников советской власти.

Пиком "большого террора" стал процесс по делу «право-троцкистского объединенного блока» в марте 1938 г. На скамье подсудимых оказались видные партийные и государственные деятели, включая бывшего секретаря ЦК ВКП(б) Бухарина Н.И., бывшего Председателя Совнаркома СССР Рыкова А.И., первого наркома внутренних дел Ягоды Г.Г. и др. Но заканчивалось и время Ежова… 9 декабря 1938 г. в газетах «Правда» и «Известия» было опубликовано следующее сообщение: "Тов. Ежов Н.И. освобождён, согласно его просьбе, от обязанностей наркома внутренних дел с оставлением его народным комиссаром водного транспорта".

10 апреля 1939 г. Ежов был арестован и препровожден в созданную им же сухановскую тюрьму. Арестованы были люди из его ближайшего окружения: Ваковский Л.М., Фриновский М. П., Леплевский Г. М. и др. Их обвиняли в "левом загибе". Однако этого было мало. Следователи искали заговор НКВД против партии и правительства. Показания давали бывшие наркомы союзных республик, начальники краевых и областных управлений НКВД, работники центрального аппарата. Так, бывший нарком внутренних дел Белоруссии Наседкин А.А. 16 июня 1939 г. дал такие показания; "Участие Ежова в заговоре подтверждается всей его деятельностью, которую нельзя было назвать иначе, как только антисоветской... Ежов безусловно был заговорщиком" (Там же с. 336).

3 февраля 1940 г. Ежова приговорили к расстрелу. 4 февраля приговор был приведен в исполнение. По некоторым свидетельствам, он умер со словами "Да здравствует Сталин!". Это весьма правдоподобно. Ибо на самом деле Ежов оставался до конца жизни лично преданным Сталину. А вождь и учитель всех времен и народов предал своего верного слугу, списав на него издержки "большого террора".

Ещё 22 августа 1938 г. первым заместителем Ежова был утвержден Берия Л.П. 11 сентября ему было присвоено звание комиссара государственной безопасности 1-го ранга, а 29 сентября 1938 г. Берия был назначен начальником ГУГБ НКВД. В декабре 1938 г. партийного кадровика Ежова сменил профессионал-чекист Берия.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог