Статья 59. Политика и стратегия Германии к 1945 г.


"Сегодня Гитлер был не в духе:
Фон Геринг доложил ему,
Что пол-Германии за слухи
Вчера отправлено в тюрьму."

С. Маршак

Вторая половина 1944 г. характеризовалась дальнейшим укреплением военного сотрудничества стран антигитлеровской коалиции, расширением стратегического взаимодействия между Советскими Вооруженными Силами и американо-английскими войсками в Европе. Главной особенностью вооруженной борьбы вне советско-германского фронта в этот период явилось открытие США и Англией второго фронта в Европе и усиление их боевых действий на Тихом океане и в Азии.

Американо-английское командование осуществило крупную десантную операцию в Нормандии. К концу 1944 г. фашистские войска были полностью изгнаны из Франции, Бельгии, Люксембурга, а также части территории Италии и из многих районов Голландии. Общая площадь освобожденной союзниками и местными силами Сопротивления территории составила 600 тыс. кв. км с населением около 76 млн. человек. В итоге наступления союзные войска на 660-километровом участке фронта заняли выгодные позиции для непосредственного вторжения в Германию. Они уничтожили 35 дивизий противника. В ходе боев на территории Франции и Италии с июня до конца 1944 г. безвозвратные потери немецко-фашистских войск составили 520 тыс. человек. («История Второй мировой войны 1939-1945», т. 9., М., 1978 г., с. 533).

Осенью 1944 г. начался отсчет шестого, последнего года Второй мировой войны. Развивая успех летних операций, Красная Армия к этому времени освободила почти всю Советскую Прибалтику, Румынию, Болгарию, большую часть Югославии, восточную часть Венгрии, Чехословакии, перешагнула германскую границу в Восточной Пруссии, разгромила врага на Крайнем Севере, вступила в пределы Норвегии. В ходе летне-осенней кампании подверглись разгрому все основные стратегические группировки врага – группы армий «Север», «Центр», «Северная Украина», «Южная Украина» («Юг»). На советско-германском фронте враг потерял более 450 дивизий – три четверти всех сил фашистского блока. («Правда истории», М., 1991 г., с. 78).

К тому времени Красная Армия продвинулась на запад на 600-900 км. В результате Германия лишилась источников сырья и продовольствия в ранее оккупированных районах. Из войны практически были выведены все ее союзники. Лишь на оккупированной вермахтом части венгерской территории с ней сотрудничало марионеточное правительство салашистов. "После пятилетней тяжелейшей борьбы, вследствие отхода всех наших европейских союзников, враг на некоторых фронтах стоит вблизи или на самой немецкой границе. Он напрягает все силы для того, чтобы разбить нашу империю, а немецкий народ и его социальный порядок уничтожить. Его конечная цель – искоренение немецкого человека…", – из Указа Гитлера от 29 сентября 1944 г. о создании фольксштурма.

Политика и стратегия руководства Германии, как свидетельствуют выступления ряда ее лидеров, осенью 1944 г. исходила из фактического признания того, что война проиграна. Вопрос состоял лишь в том, как найти путь к наиболее приемлемому выходу Германии из войны. Правящая политическая верхушка видела его в дальнейшем затягивании вооруженной борьбы, надеясь на раскол антифашистской коалиции. Гитлер, зная о существовании противоречий по отдельным проблемам между СССР, с одной стороны, США и Англией – с другой, всеми способами стремился разжечь их. Он был убежден, что имеющиеся противоречия приведут к распаду союза между ними. В конце августа 1944 г. утверждал: "Настанет время, когда напряженность в отношениях между союзниками достигнет такой степени, что разрыв будет неминуем. История показывает, что все коалиции рано или поздно непременно распадались".

Исходя из таких политических предпосылок, командование вермахта строило свой стратегический план на 1945 г. Он заключался в том, чтобы, сосредоточив основные силы на советско-германском фронте и опираясь на заблаговременно подготовленную глубоко эшелонированную оборону, не допустить продвижения советских войск в глубь территории Германии. 28 декабря 1944 г. при обсуждении плана наступления на Эльзас Гитлер заявил: "Если мы хотим привести обстановку в соответствие с намеченной нами перспективой, нам необходимо понять следующее: мы должны нанести решительное поражение какой-либо одной из мировых держав, противостоящих нам, – России, Англии или Америке".

Поскольку в районе Арденн не удалось достигнуть намеченной цели одним ударом, Верховное Главнокомандование намеревалось осуществить свой план несколькими операциями, в ходе которых предполагалось уничтожить по частям американские дивизии, находившиеся южнее района проникновения в Арденнах. Первая такая операция намечалась в Эльзасе и на Верхнем Рейне главным образом против ослабленной 7-й американской армии. После этого предполагалось возобновить наступление на Маас. Германское руководство стремилось наступательными действиями расстроить планы американо-английского командования, выиграть время и получить возможность перегруппировки части сил для отражения ожидаемого советского наступления. В то же время оно хорошо понимало, что выполнение намеченных замыслов зависело, прежде всего, от того, как будут развиваться события на советско-германском фронте, которому уделялось первостепенное внимание.

Сокрушительные удары Красной Армии в начале 1945 г. по врагу в Польше, Восточной Пруссии, Венгрии и на других участках советско-германского фронта заставили гитлеровское руководство забыть о своих наступательных планах на Западном фронте. В штабе ОКВ было принято решение срочно перебросить на Восток из Германии, Норвегии, Италии, Балкан и с Западного фронта 42 дивизии. Мотивы этого решения довольно четко изложены в книге немецкого генерала К. Типпельскирха «История Второй мировой войны». "Если вообще стоило продолжать войну, – говорится в ней, – то разве лишь для того, чтобы остановить красный поток на востоке и по возможности отбросить его назад. Была надежда, что все же удастся найти какую-то общую политическую линию с западными державами, пока на востоке еще не прорваны последние заслоны". (Типпельскирх К. «История Второй мировой войны», с. 516).

До 12 февраля 1945 г. в расположение немецких групп армий, оборонявшихся на берлинском направлении и в Венгрии, прибыло 33 дивизии, в том числе 15 дивизий (8 пехотных, 6 танковых и 1 моторизованная) с Западного фронта. Также были значительно увеличены силы 6-го воздушного флота, несмотря на большие потери, они возросли с 12 января по 3 февраля с 800 до 1838 самолетов. К тому времени против Красной Армии использовалось две трети наиболее боеспособных соединений немецких ВВС. Кроме того, немецко-фашистское командование направило на Восток из Германии и с Западного фронта в феврале 1945 г. более 430 батарей зенитной артиллерии, в том числе 123 тяжелые батареи. Фашистское руководство решило собрать и бросить на Одер все наличные силы.

"Руководство вермахта прилагало максимум усилий, чтобы продлить сопротивление на Востоке, любой ценой затормозить продвижение Красной Армии на запад. За счет формируемых резервов и переброски сил с других фронтов оно сумело в значительной мере восполнить свои потери лета и осени 1944 г. на советско-германском фронте, сосредоточив там две трети всех действующих вооруженных сил. К началу 1945 г. здесь находилось 169 дивизий (из них 22 танковые и 9 моторизованных) и 20 бригад вермахта. Совместно с немецкими войсками действовали 16 дивизий и одна бригада венгерской армии. С учетом венгерских формирований Германия на Восточном фронте имела 3,7 млн. человек, более 56 тыс. орудий, 8,1 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 4 тыс. самолетов. Плотность немецкой обороны, несмотря на громадные потери вермахта, оставалась высокой. Это объяснялось тем, что линия советско-германского фронта в ходе летне-осеннего наступления советских войск сократилась вдвое – до 2200 км". (Р. Португальский В. Рунов «Котлы 45-го», М., 2010 г., с. 23-24).

Еще с 13 февраля 1945 г. на всей территории, подвластной гитлеровцам, начали свирепствовать чрезвычайные военно-полевые суды, созданные в соответствии со специальным указом Гитлера. Они состояли из военного судьи и двух офицеров. Их приговор обычно гласил: расстрел или повешение – и приводился в исполнение немедленно. Жертвами этих судилищ пали 7 тыс. человек. В обращении к вермахту 11 марта Гитлер приказал "фанатически уничтожать всех, кто пытается нам противоречить". В стране свирепствовал террор, усилившийся после 20 июля 1944 г., когда было совершено неудачное покушение на Гитлера. Нацисты, подавив путч, беспощадно расправились с заговорщиками и их сторонниками.

Еще более ужесточилось преследование участников народного антифашистского движения, активистов коммунистической и социал-демократической партий. Так называемые особые операции следовали одна за другой. В тюрьмы и концлагеря были брошены новые десятки тыс. человек. Подверглись разгрому многочисленные подпольные группы, ядро антифашистского движения «Свободная Германия». Проводились массовые расстрелы. 18 августа 1944 г. в Бухенвальде был убит вождь германского рабочего класса председатель ЦК КПГ Эрнст Тельман, находившийся в фашистских застенках 11 лет. Кровавыми расправами, оголтелой шовинистической демагогией гитлеровцы удерживали население в повиновении.

Как свидетельствуют документы, рассматривалось два варианта достижения "почетного для Германии мира". Первый (маловероятный) – пойти на мирные переговоры с Советским Союзом. Второй (основной) вариант – склонить США и Англию к сепаратному миру. Исходным положением для обоих этих вариантов была надежда Гитлера на разрыв союзных отношений между Советским Союзом, США и Англией как основными странами антигитлеровской коалиции.

Немцы, напрягая свои последние усилия в войне, пыталась заполучить в лице англоамериканского командования союзника, который оказал бы ей помощь в приостановке победоносного наступления Красной Армии. Так, начальник штаба ОКВ генерал-фельдмаршал В. Кейтель, рассчитывая на общность классовых интересов, обратился к командованию союзных войск в Европе с телеграммой, в которой от имени командующих всеми тремя видами германских вооруженных сил просил о перемирии на Западном фронте на 100 дней, чтобы за это время сосредоточить все силы против Красной Армии и нанести ей "решительный удар" между Одером и Вислой.

Однако гитлеровцы прорабатывали и первый вариант. Ещё в июле 1944 г. министр иностранных дел Германии И. Риббентроп, действуя через послание в Швецию под видом "частного лица" штандартенфюрера СС П. Клейста, безуспешно пытался тайно прозондировать возможность установления контактов с советскими дипломатическими работниками. Такая же попытка была предпринята и в октябре. Однако и она не дала никаких результатов. Советский Союз всегда исключал возможность сепаратных переговоров с гитлеровской Германией, последовательно держал курс на полный и окончательный её разгром.

Дипломатические контакты для достижения сепаратного мира с США и Англией осуществлялись в глубочайшей тайне. Лишь после войны скудные сведения о них стали достоянием общественности. Документы, раскрывающие конкретное содержание переговоров того периода, или уничтожены, или до сего времени скрыты за семью печатями в сейфах соответствующих ведомств США и Англии. В 1942-1943 гг. Гиммлер и Риббентроп через различных лиц неоднократно по разным каналам устанавливали связь с западными представителями, в том числе с главой американской разведки в Европе А. Даллесом. Однако все их попытки внести разлад в антигитлеровскую коалицию не дали тогда практических результатов. Было совершенно очевидно, что Германия во главе с фашистским правительством представляла реальную угрозу безопасности США и Англии.

К лету 1944 г., когда западные союзники открыли второй фронт, гитлеровцы окончательно осознали, что война ими уже проиграна. Фельдмаршалы Рундштедт и Роммель, командовавшие немецкими войсками на Западе, 29 июня советовали Гитлеру "сделать политические выводы" из военного положения и, заключив мир с США и Англией, бросить все силы на "удержание обороны на Востоке".

Гитлер, однако, считал, что для успеха переговоров с американцами и англичанами пока нет необходимых предпосылок. Он все еще надеялся запугать США и Англию мощью Германии и на этой основе вступить с ними в переговоры. Фашистское командование возлагало большие надежды на использование только что созданного нового оружия – реактивных беспилотных самолетов-снарядов Фау-1 и ракет Фау-2. Прежде всего, применением этого оружия Гитлер стремился достичь той же цели, которой ему не удалось добиться осенью 1940 г.: устрашающими ударами с воздуха склонить Англию к заключению мира.

Обстрел английских городов начался в ночь на 13 июня 1944 г. В августе 1944 г. в гитлеровской Ставке обсуждался вопрос о нанесении бомбовых ударов по Нью-Йорку. Однако это намерение оказалось невозможным из-за отсутствия сверхдальних бомбардировщиков. Не оправдались надежды и на "чудо-оружие". Против Фау-1, имевших ограниченную скорость (650 км/час), успешно боролась английская противовоздушная оборона. Практически неуязвимы были Фау-2, но их производилось мало.

Гитлер видел выход в использовании антисоветских тенденций в политике западных держав в интересах фашизма. Он полагал, что в последний момент они не допустят, чтобы СССР разгромил оплот антикоммунизма в Европе. Для того чтобы склонить западных союзников к переговорам, гитлеровцы всемерно стремились добиться улучшения стратегического положения Германии, и, прежде всего, стабилизации Восточного фронта. Пассивность же войск союзников у западных границ Германии осенью 1944 г., отсутствие у них стремления воспользоваться благоприятной обстановкой, скованностью основных сил Вермахта на советско-германском фронте для проведения крупных стратегических операций, а также усиливавшиеся к концу войны противоречия в антигитлеровской коалиции – все это давало повод гитлеровской клике для иллюзий на возможность демонстрацией силы склонить США и Англию к сепаратному миру.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог