Статья 66. Пушки конструктора Грабина В.Г.


"Он бил налево и направо,
Был воздух холоден и мглист.
Он победил. Хвала и слава
Тебе, герой-артиллерист!"

М. Дудин

76 мм дивизионная пушка Ф-22УСВ

Тоталитарный режим в СССР сформировал милитаристское государство с казарменной экономикой, все ресурсы которого были направлены на поддержание военной машины. А оружие является неотъемлемой частью любой армии. По мере развития науки и техники данная составляющая военной машины становилась все более разнообразной и сложной и, следовательно, требовала увеличения расходов на новые его разработки. В ходе проведённой в Советском Союзе в 30-х годах форсированной индустриализации, методом скоростного строительства было создано множество новых промышленных предприятий, большая часть из которых образовала в крупных городах страны настоящие центры оборонной промышленности. Кроме собственно военных предприятий, было построено и большое количество вспомогательных заводов, производящих для них сырье и комплектующие. При этом большая часть ресурсов страны, в т.ч. рабочей силы, стала использоваться в интересах военной промышленности. Одним из крупнейших советских предприятий по выпуску артиллерийских орудий стал машиностроительный завод №92 в г. Горьком. В январе 1934 г. на завод №92 переехало конструкторское бюро во главе с Грабиным В.Г., это событие стало ключевым моментом в истории советской артиллерии.

Василий Гаврилович Грабин, известный конструктор противотанковых артиллерийских систем периода Великой Отечественной войны, в том числе знаменитых дивизионных пушек ЗИС-2, ЗИС-3, пушек для танков КВ и Т-34, генерал-полковник технических войск. Грабин В.Г. являлся конструктором широкого профиля, за тридцать лет своей конструкторской работы он создал много образцов орудий. Пушки, созданные под руководством Грабина, участвовали в боях с первого до последнего дня Великой Отечественной войны. Их можно было увидеть в стрелковых цепях, истребительно-противотанковых полках, на танках и самоходно-артиллерийских установках, на бронекатерах, подводных лодках и кораблях речных флотилий.

Родился Грабин В.Г. 9 января 1900 г. на Кубани, в станице Старо-Нижестеблиевской под Екатеринодаром (ныне Краснодар) в семье бывшего фейерверкера царской артиллерии, который, чтобы прокормить одиннадцать душ, вынужден был за гроши работать в различных мастерских. Детство у Василия было голодным и нерадостным.

В школе Вася Грабин учился всего три года – необходимо было помогать семье, где нужда заставляла считать каждую копейку. Тяжелое положение вынудило мальчика рано пойти работать учеником клепальщика, а затем рабочим котельных мастерских. Одиннадцатилетний подросток работал по двенадцать часов в день с оплатой 3 копейки за час. Вскоре после начала Первой мировой войны мастерские были закрыты. Затем Василий работал чернорабочим на мельнице, сортировщиком писем в почтово-телеграфной конторе. Пушка ЗИС-3, прозванная в армии - Зося

В начале 1920 г. В. Грабин вступил в Красную Армию, а в июле того же года его зачислили курсантом Краснодарских объединенных командирских курсов. В их составе Васлий Грабин воевал против врангелевцев, а после их разгрома в 1921 г. был направлен в 3-ю Петроградскую командную школу полевой тяжелой артиллерии. После окончания школы в 1923 г. Грабин – командир взвода в тяжелом артиллерийском дивизионе, начальник связи дивизиона, командир курса 2-й Ленинградской артиллерийской школы. В 1925 г., успешно сдав экзамены, Грабин В.Г. был зачислен слушателем Военно-технической академии РККА (впоследствии Артиллерийская академия имени Ф. Дзержинского). В качестве дипломного проекта Василий Грабин разработал проект 152-мм мортиры, который был рекомендован для использования не только в академии, но и в конструкторских бюро.

После окончания академии В. Грабин на артиллерийском полигоне занимался испытательской работой, а с ноября 1930 г. начал работать в конструкторском бюро завода «Красный путиловец», затем в КБ-2 орудийно-арсенального объединения Наркомтяжпрома, где вместе с советскими инженерами и конструкторами работала по договору группа немецких специалистов фирмы «Рейнметалл». От такого сотрудничества у советских конструкторов повысилась культура проектирования, разработки чертежей, а самое главное, немцы научили наших инженеров составлять проекты с большим учетом требований технологии и возможностей производства. В начале 1933 г. конструкторское бюро получило новое помещение и отлично оборудованное опытное производство. КБ стало называться «Главное конструкторское бюро 38 (ГКБ-38) Наркомтяжпрома».

Надо сказать, что в те годы конструкторы, поддержанные маршалом Тухачевским М.Н., пытались универсализировать артиллерию, т.е. занимались созданием таких орудий, которые могли бы выполнять различные задачи, например, уничтожение наземных, воздушных, бронированных целей, путём комбинированного сочетания в конструкции зенитного, противотанкового и полевого орудия. Это приводило к усложнению конструкции и увеличению её массы.

88-мм танковая пушка ЗИС-С-53

20 марта 1934 г. СТО СНК СССР принял постановление «О системе артиллерийского вооружения на вторую пятилетку», в котором предусматривалось комплексное перевооружение артиллерии новыми образцами орудий и боеприпасов. Группа Грабина, как раз, и занималась разработкой 76-мм полууниверсальной дивизионной пушки (А-51), которая могла бы поражать наземные цели и вести заградительный огонь против авиации. Но работы не были завершены, так как КБ неожиданно расформировали. Василий Гаврилович получил назначение на должность главного конструктора завода №92 – «Новое Сормово», в г. Горьком. На новом месте Грабину было поручено доработать пушку А-51 и изготовить ее опытный образец.

Параллельно Грабин В.Г. взялся за создание новой дивизионной пушки, предназначенной для поражения только наземных целей: надежной, легкой и простой в производстве. Но руководители Главного артиллерийского управления (ГАУ) к этому проекту отнеслись весьма холодно. Однако благодаря помощи наркома тяжелой промышленности СССР С. Орджоникидзе к лету 1935 г. опытный образец новой пушки был готов и получил индекс Ф-22. Было принято решение создавать отдельно пушки для дивизионной артиллерии и для зенитной стрельбы.

После боевых стрельб в июне 1935 г. комиссия приняла решение отказаться от универсализации орудий, а Грабину В.Г. предложили доработать сконструированную им 76-мм дивизионную пушку. Сварка тогда еще не была внедрена, и детали скреплялись заклепками. Изготовление стволов осложнялось тем, что Главное артиллерийское управление РККА поставило задачу: обеспечивать живучесть пушки в 10 тыс. выстрелов. Из-за этого в конструкцию ствола ввели сменную трубу – лейнер, но, как показал опыт Великой Отечественной войны, замена лейнеров не проводилась, поскольку дивизионные пушки просто достигали такого числа выстрелов за всю войну. В дальнейшем перешли к стволам-моноблокам, что значительно удешевило и упростило производство орудий.

Кроме этого, по рекомендациям ГАУ РККА Грабину пришлось отказаться от дульного тормоза и вернуться к старой гильзе от 76-мм пушки обр. 1902 г. В результате доработки масса пушки увеличилась на 150 кг, а длина – на 2 м, но орудие успешно выдержало новые испытания и было принято на вооружение под наименованием «76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр. 1936 г.» Скорострельность пушки составила 15-20 выстрелов в минуту. Однако вес Ф-22 превышал вес пушки образца 1902/1930 гг. на 300 кг. Что не замедлило сказаться в боях против японцев на озере Хасан и на реке Халхин-Гол. В полевых условиях расчёту было трудно пушку перевозить.

"За создание пушки Ф-22 Грабин и директор завода «Новое Сормово» Радкевич были награждены орденами Ленина и премированы личными автомашинами. Конструктор также получил денежную премию в 5000 рублей, а директор завода и начальник опытной мастерской Горшков – по 2000 рублей… Но переход к серийному производству пушки по-прежнему представлял значительные трудности. На заводе не были достаточно освоены штамповка и тонкое литье. Заготовки с огромными припусками осложняли работу механических цехов. Имели место задержки в передаче деталей из одного цеха в другой. Чтобы ускорить производственный процесс, в механических цехах были проведены перестановка оборудования и разбивка его на самостоятельные участки, построенные по поточному принципу…

Приехавший в октябре на «Новое Сормово» нарком Серго Орджоникидзе подверг завод жесткой критике за срыв поставок Ф-22. Результаты не заставили себя долго ждать. Приказом Наркомата тяжелой промышленности от 5 ноября 1936 г. Леонард Радкевич был снят с должности директора завода №92, переведен на второстепенный завод № 173, а позднее арестован как вредитель и приговорен к 18 годам лишения свободы". (Зефиров М.В., Дёгтев Д.М. «Всё для фронта? Как на самом деле ковалась победа», «АСТ Москва», 2009 г., с. 33-41). В январе 1937 г. новым директором завода №92 был назначен Г. Дунаев.

В условиях плановой экономики 30-х годов при нехватке оборудования, площадей, низкой квалификации малограмотных рабочих, несмотря на все трудовые подвиги, к началу 1938 г. заводу так и не удалось организовать серийное производство орудия Ф-22. Надо сказать, что импортные станки, покупавшиеся за золото и валюту в Германии и США, содержались в неудовлетворительном состоянии, кроме того, они имели сложные электрические схемы и систему управления, поэтому их освоение советскими рабочими создавало большие трудности. Ощущалась сильная нехватка ИТР, особенно технологов и литейщиков. По мере развития стахановского движения стал расти брак в заготовительных цехах. После сборки большие трудности возникали со сдачей. Половина орудий возились на полигон для контрольных стрельб по два-три и более раз. Кроме того, в цехах нередко самовольно изменяли чертежи и технологический процесс, в результате этого нарушалась серийность, возникали непредусмотренные дополнительные работы, осложнялся ремонт орудий. Не удалось преодолеть отсутствие ритмичности, сбалансированности в работе цехов и отделений. Уровень качества готовой продукции остался на довольно низком уровне, а её себестоимость была очень высокой. Всё это наглядно показывает, в каком хаосе работала советская военная промышленность в предвоенные годы.

В итоге, в январе директор Дунаев так же был снят с занимаемой должности, а позднее репрессирован, оказавшись «вредителем». В освоение орудия было вложено уже столько средств, что завод №92 должен был с удвоенной силой браться за дело. Очередным новым директором был назначен Мирзаханов И.А. "На заседании производственного актива 10 марта 1938 г. были озвучены данные о том, что общая себестоимость Ф-22 в 1938 г. увеличилась на 30 млн. рублей. Одна пушка стоила уже в пятнадцать раз дороже легкового автомобиля ГАЗ М-1". (Там же с. 54). В приказе директора от 28 декабря 1938 г. говорилось: "Можно констатировать, что производство Ф-22 заводом в целом освоено». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 февраля 1939 г. завод №92 был награжден орденом Ленина «за создание и освоение новых образцов вооружения». Но надо учитывать, что приказ о принятии пушки на вооружение был подписан еще в 1935 г. «И вот к началу 1939 г. удалось поставить всего 1429 орудий, и это с двух крупнейших заводов страны! Да и качество пушек оставляло желать лучшего, многие приходилось потом переделывать по гарантии. Всего же до 1940 г. Красная Армия получит менее трех тысяч Ф-22". (Там же с. 55).

Надо отметить, что руководство ГАУ РККА и в частности его начальник – командармом 2-го ранга Кулик Г.И., дважды пытались добиться снятии с производства Ф-22 и заменой её новым 76-мм орудием, разработанным на Кировском заводе конструктором Махановым. При личном вмешательстве Сталина грабинское КБ и завод №92 получили разрешение на проектирование и постройку «новой» пушки на конкурсной основе с Кировским заводом. Рассчитывая на то, что кировцам на устранение недостатков потребуется около десяти месяцев, Грабин решил спроектировать и изготовить свой образец пушки, максимально использовав те узлы и механизмы пушки Ф-22, которые уже хорошо себя зарекомендовали и производство которых было налажено.

В мае 1938 г. началось проектирование орудия Ф-22УСВ. Для ускорения работ конструкторы и технологи с первого же дня работали вместе, сразу же создавался и технологический проект. Впервые была даже пропущена фаза эскизного проекта. Рабочие и конструкторские чертежи были выполнены всего за четыре месяца (при создании пушки Ф-22 – за 8 месяцев). А в ноябре цеха получили уже первые задания по изготовлению деталей для опытных образцов. При этом степень унификации Ф-22УСВ с Ф-22 достигала 50%, что должно было упростить внедрение орудия в производство. Основное отличие модели УСВ от прежней, состояло в существенном уменьшении её веса, но при этом незначительно ухудшились остальные характеристики.

"Военный историк Виктор Мальгинов дал очень точную характеристику конструктору: «Грабин ставил себе в заслугу так называемый «скоростной метод проектирования», широко применявшийся в его КБ. На деле это означало, что при проектировании не производилась проверка всех выполняемых расчетов, альтернативные варианты конструкторских решений не рассматривались, конструкция не оптимизировалась. Опытный экземпляр пушки делался очень быстро (о чем соответственно громко рапортовали), а затем начинался долгий и мучительный процесс доводки. Сэкономленный во время проектирования день оборачивался лишним месяцем доводки". (Там же с.27). Однако после полигонных испытаний, в присутствии главного инспектора артиллерии Воронова, и не без личной поддержки Сталина, орудие Ф-22УСВ, показавшее большую скорострельность, чем кировское, было принято на вооружение РККА вместо Ф-22. Правда, 4 марта 1940 г. вышло распоряжение о прекращении изготовления Ф-22УСВ и изъятии чертежей. Всего успели выпустить 1150 орудий.

В январе 1940 г. Горьковский машиностроительный завод «Новое Сормово» начал освоение технологии производства гаубицы М-30, автором которой был конструктор Петров Ф.Ф. 122-мм гаубица Грабина – Ф-25 в производство не пошла, как, впрочем, и 95-мм пушка Ф-28. Василий Гаврилович вынужден был заниматься доводкой орудия конструктора Петрова, к которому относился весьма пренебрежительно. Но как важна для пользы дела здоровая конкуренция! Грабин В.Г. имел волевой и твёрдый характер, был очень амбициозным и авантюрным по натуре. Личностью он был весьма противоречивой.

Руководство Наркомата вооружений несколько раз пыталось убрать Грабина В.Г. из КБ завода «Новое Сормово» и перевести его на другой завод. Но Грабин отправлялся в Москву и добивался почти всегда решения конфликтов в свою пользу. Надо сказать, что отношения Грабина со всеми директорами завода №92 складывались непросто. В борьбе с руководством ГАУ РККА и, особенно, с Наркоматом вооружений, Грабин В.Г. обращался лично к Сталину И.В, который высоко ценил хорошие качества его пушек и малые сроки их разработки. Вождь лично покровительствовал конструктору и часто принимал его сторону. Волна репрессий, прокатившаяся по руководству завода №92, Грабина никак не коснулась, хотя, например, пушка Ф-22 оказалась совершенно не той, что ожидалось. Уж больно нравился Грабин товарищу Сталину.

21 февраля 1941 г. на заводе был изготовлен опытный образец 57-мм противотанкового орудия Ф-31, позднее переименованного в ЗИС-2. Это орудие планировали выпускать одновременно на трех артиллерийских заводах, и уже в мае 1941 г. пушка пошла в серийное производство. В начале Великой Отечественной войны 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 успешно использовалась для борьбы против немецких танков. В июле 1941 г. было решено установить 57-мм орудия на шасси гусеничного артиллерийского тягача «Комсомолец», а уже в сентябре первые советские серийные САУ ЗИС-30 использовались в боях на Западном фронте, затем в битве под Москвой. Всего было построено около 100 таких самоходок. В конце 1941 г. решением ГКО выпуск 57-мм пушки был прекращен.

Путем наложения 76-мм ствола на лафет 57-мм противотанковой пушки, Грабин сделал новую дивизионную пушку ЗИС-3 «Зося», преимуществом которой явилась относительная простота и малая стоимость в производстве, по сравнению с Ф-22УСВ. Скорострельность новой пушки удалось довести до 25-30 выстрелов в минуту. По приказу НKB от 7 июня 1941 г. завод №92 начал осваивать валовой выпуск орудия ЗИС-6 – 107-мм пушки для тяжелого танка.

1 июня 1940 г. произошла очередная смена директора на заводе № 92. Руководить заводом был назначен Амо Елян – родственник главы НКВД Л. Берии. С 27 июля 1940 г. завод №92, как и другие предприятия военной промышленности, перешел на круглосуточную работу. Во многом благодаря этому завод смог за короткие сроки выпустить 500 гаубиц М-30, сдав последнюю из них 31 декабря 1941 г. Всего с 1934 по 1942 год были разработаны танковые пушки: 76-мм Ф-34 для Т-34 (во всех источниках боевые качества данного орудия оцениваются исключительно положительно), 76-мм ЗИС-5 для КВ-1, 107-мм для нового танка, не принятого на вооружение (между началом проектирования и первым отстрелом опытного образца прошло всего 42 дня), 57-мм ЗИС-4 для САУ ЗИС-30 «Комсомолец», а также 76-мм пушки для долговременных огневых точек, кораблей и подводных лодок.

В конце 1942 г. Грабин В.Г. возглавил в подмосковном Калининграде (ныне г. Королев) Центральное артиллерийско-конструкторское бюро (ЦАКБ), которым он руководил до 1946 г. ЦАКБ спроектировало 12 артиллерийских систем, три из которых были приняты на вооружение.

В 1942-1944 гг. артиллерийский завод №92, являвшийся основным производителем дивизионной артиллерии для РККА, сумел во много раз увеличить выпуск пушек по сравнению с довоенным. "В 1941 г. в армию отправились только 50 «Зось», в 1942 г. – 10 139, в следующие два года – соответственно 12 268 и 13 215, и с 1 января по 1 июня 1945 г. – еще 6150. Итого завод выпустил в общей сложности 41 822 орудия. Еще 6504 ЗИС-3 сдал армии артиллерийский завод №235". ( Там же с. 80). В Курской битве ЗИС-3, наряду с 45-мм противотанковыми пушками и 122-мм гаубицами М-30 составляла основу советской артиллерии.

Появление в конце 1942 г. на вооружении вермахта тяжёлого танка «Тигр» быстро изменило баланс сил в пользу немцев. ЗИС-3 на близких дистанциях (до 300 м) ещё могла пробить бортовую броню «Тигра», а лобовую не могла пробить ни с какой дистанции. Поэтому в июне 1943 г. пушка ЗИС-2 была вновь принята на вооружение с новым официальным названием «57-мм противотанковая пушка образца 1943 года». Всего в 1943-1945 гг. было изготовлено 9645 57-мм противотанковых пушек.

Одновременно конструктор Грабин предложил разработать новое, более мощное 100-мм орудие для борьбы с новыми танками противника. Весной 1943 г. коллектив конструкторов ЦАКБ начал работы по созданию 100-мм противотанкового орудия. Для уменьшения массы противотанкового орудия было решено применить эффективный дульный тормоз. Высокую скорострельность – до 10 выстрелов в минуту – обеспечивал клиновой полуавтоматический затвор. Созданная в ЦАКБ 100-мм полевая пушка имела хорошие тактико-технические характеристики: дальность стрельбы – 20650 м, дальность прямого выстрела – 1080 м, бронебойный снаряд благодаря высокой начальной скорости (895 м/с) на дистанции 500 м пробивал броню толщиной до 160 мм, а на 2000 м до 125 мм. В мае 1944 г. пушка была принята на вооружение под наименованием «100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 года». В Красной Армии новую пушку прозвали «Зверобоем», так как её снаряды пробивали броню всех тяжелых и сверхтяжелых немецких танков – «тигров» и «пантер». Использовалась БС-3 и для поражения дальних целей, борьбы с дальнобойной артиллерией, уничтожения огневых средств и живой силы противника.

В 1946-1960 гг. Грабин В.Г. – начальник и главный конструктор Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИ-58). После выхода в отставку в 1968 г. Василий Гаврилович еще много лет преподавал на кафедре спецтехнологии в МВТУ им. Баумана. Создание и совершенствование пушек для Советских Вооруженных сил стало главным делом его жизни. Его вклад в дело защиты Родины отмечен званием Героя Социалистического Труда, четырьмя Государственными премиями СССР и многочисленными орденами и медалями. Умер конструктор Грабин В.Г. 18 апреля 1980 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог