Статья 82. Создание подводных лодок в СССР
перед Великой Отечественной войной


"Нигде нет и не может быть такого равенства
перед лицом смерти, как среди экипажа подводной лодки,
где все вместе либо побеждают, либо все погибают."

М. Гаджиев
командир дивизиона подводных лодок Северного флота
Герой Советского Союза


Боевая рубка подводной лодки Щ-308

Аксиома – что любая война, будь она захватническая или освободительная, – это убийство. Прежде всего, война – это смерть, которая всегда неразборчива и безлика. Но именно война является, в своем роде, чистилищем, выявляющим в человеке не только ранее скрытые низменные черты его сущности – эгоизм, трусость, способность предать, именно война может оказать на него и благотворное воздействие, открывая в человеке лучшие черты характера и души: самоотверженность, честность, отвагу, преданность в дружбе, доведенную до высшей стадии – способности за друга отдать свою жизнь.

Примеров проявления этих двух сторон человеческой сущности во время Второй мировой войны не счесть. И нигде так отчетливо это не проявилось, как среди подводников и летчиков. Только если смалодушничал во время воздушного боя летчик, то он поставил под удар, как правило, одного своего товарища (ведомого или ведущего) или нескольких, если велся групповой бой (атака или ее отражение), на подводной лодке ошибка, растерянность или трусость одного могут погубить весь экипаж… В СССР в боевых действиях участвовало 130 подводных лодок, из которых 108 было потеряно по разным причинам. От воздействия противника погибло 98 подводных лодок. Советские подводники потопили 463 судна и корабля противника общим водоизмещением около 1 500 000 т.

Из общего числа 1170 немецких подводных лодок, находившихся в строю за время войны, 1150 были укомплектованы экипажами, из которых 863 участвовали в боевых действиях. Погибло 779 подводных лодок, попали в плен – 2, 186 лодок капитулировали в конце войны по приказу Деница. 215 были взорваны или затоплены своими экипажами. Из числа капитулировавших лодок по 10 единиц получили СССР, США и Англия, остальные были затоплены по условиям перемирия. По количеству потопленных судов и их суммарному водоизмещению, безусловно, на первом месте стоят подводники «Кригсмарине» (немецкие ВМС). На счету немецких подводников 2759 потопленных судов общим водоизмещением 14 119 413 тонн.

Как же шла работа по строительству подводных лодок в Советском Союзе? Рассмотрим этот вопрос на примере работы одного из горьковских заводов. Работа завода №112 «Красное Сормово», который, являлся одним из старейших крупных русских предприятий, основанный ещё в 1849 г., наглядно демонстрирует состояние предвоенной судостроительной промышленности СССР. Надо отметить, что завод стоит вдали от морей и океанов, однако в 1929 г. он получил задание на постройку подводных лодок. Приказ есть приказ, и 23 февраля 1930 г., в день 12-й годовщины Красной Армии, на берегах Волги была заложена Щ-304 – первая сормовская подводная лодка. Деньги на ее постройку были собраны в ходе знаменитой акции «Подводная лодка от комсомола», то есть из «добровольных» взносов членов ВЛКСМ. Поэтому и название будущей лодки было выбрано не случайно – «Комсомолец».

Вообще же первой лодкой X серии стала Щ-301 «Щука», и затем по традиции все субмарины этого типа называли именами рыб: «Окунь», «Леш», «Семга» и тому подобное. Щ-304 первоначально должна была называться «Язь», и уже затем, в связи с акцией комсомола по сбору средств, ее название было изменено на «Комсомолец». Как и большая часть советской военной техники, подводные лодки не являлись творением советских инженеров и изобретателей. «Щуки» представляли собой копию поднятой и обследованной английской субмарины L-55, с октября 1929 г. находившейся на восстановительном ремонте в Кронштадте.

Строительство первой субмарины растянулось более чем на четыре года. Несмотря на нехватку средств, практическое отсутствие квалифицированных кадров, неподготовленность завода к строительству подводных лодок, в ноябре 1932 г. была заложена уже вторая подводная лодка – Щ-308 «Семга». Затем постановлением правительства от 11 июля 1933 г. на «Красное Сормово» было возложено обязательство, помимо уже изготовляемых, построить в течение пяти лет еще 26 средних подлодок типа «Щука». Но это ещё не всё!

Подводная лодка Щ-311

"Этим же постановлением «Красное Сормово» становилось дублером по производству торпедного вооружения (торпедных аппаратов, толкачей, компрессоров) для подлодок, мониторов и канонерских лодок с заданием произвести во второй пятилетке 900 единиц. Помимо этого, завод должен был организовать производство немецких дизелей специально типа мощностью 3000-4000 л.с… При этом надо учесть, что, кроме основного производства, на «Красном Сормове» по-прежнему производились железнодорожные вагоны и трамваи, а также коленчатые валы… Только для производства механизмов подводных лодок требовались минимум 340 станков, а в наличии имелись лишь 70, не говоря уже о нехватке рабочей силы". (Зефиров М.В. Дёгтев Д.М. «Всё для фронта? Как на самом деле ковалась победа», «АСТ Москва», 2009 г., с. 112-114).

В связи с переходом «Красного Сормова» на производство спецсудов – так в целях секретности именовали подлодки, которое должно было стать его основным профилем, с 1933 г. стал сокращаться выпуск железнодорожных вагонов и платформ, а также трамваев. Наконец, в 1934 г. было принято окончательное решение придать заводу «Красное Сормово» судостроительный профиль и постепенно сворачивать не соответствующие ему производства.

Несмотря на загруженность цехов, к маю 1933 г. лодка «Комсомолец» была подготовлена к отправке для достройки на Балтийский завод. После начала достроечных работ выявилось огромное количество дефектов. Начались командировки на Балтийский завод рабочего и технического персонала завода №112 с последующей сдачей экзамена. Пять дней в неделю они работали на предприятиях Ленинграда, а один день проводились теоретические занятия. Основными темами занятий были общее устройство подлодок, технологические процессы и монтаж. Наконец 15 августа 1934 г. после многочисленных переделок и устранения производственных дефектов первая сормовская лодка Щ-304 «Комсомолец» была сдана Балтийскому флоту.

Завод «Красное Сормово» обратился с предложением к наркомату построить на Неве достроечную базу для спецсудов при Балтийском заводе. Для этого было необходимо соорудить пристань с краном на рельсах, мастерскую и общежитие для сормовских рабочих, которые будут приезжать сюда в командировку. Сооружение базы началось в 1935 г.
В 1937 г. началось создание достроечных баз при других основных военных портах. На них производились доделочные работы на лодках, устранялись выявленные дефекты, вносились изменения. Это несколько облегчило сдачу флоту, но зато привело к тому, что рабочие с «Красного Сормова» стали массово выезжать на достроечные базы и задерживаться там на длительное время, что в условиях нехватки рабочей силы негативно отразилось на производстве на самом заводе. Фактически он разделился на несколько частей, разбросанных по стране.

Строительство подводных лодок на заводе №112 с самого начала сталкивалось с большими трудностями. В первую очередь это было связано с общей неосвоенностью данного производства, отсутствием четкого взаимодействия между различными структурами, ответственными за выполнение государственного заказа, несвоевременной поставкой чертежей и комплектующих, перебоями с поставками металла и т.п. Были и вполне объективные причины, такие как нехватка рабочих, низкий уровень квалификации и общей культуры труда, нехватка производственных площадей. В то же время графики сдачи судов, спускаемые заводу по линии наркомата, составлялись без всякого учета производственных возможностей, наличия рабочей силы и условий снабжения предприятия.

Освоение заводом «Красное Сормово» спецсудостроения потребовало срочной его реконструкции. Но эти работы затягивались из-за недостаточного финансирования и отсутствия до 1936 г. утвержденного плана реконструкции, что весьма характерно для социалистического государства – сначала стройте, а потом получите план. В результате к концу 1937 г. программа капитального строительства на предприятии была выполнена всего на треть.

Кроме этого, значительные трудности вызвала транспортировка первых лодок в Ленинград. Кто, собственно, вообще думал, как из центра европейской части страны довольно большие по размеру субмарины будут добираться до флотов, в которых им предстояло служить. Трудно даже представить, чтобы немцы строили подводные лодки, скажем, во Франкфурте-на-Майне, а потом с огромными трудностями сплавляли бы их в Северное море. Перед войной отправка построенных субмарин в военно-морские базы СССР по-прежнему оставалась серьезной проблемой. Этому способствовала очень большая удаленность от них Горького и недостатки средств доставки: доков и специальных железнодорожных платформ.

Подводная лодка С-9, оснащённая немецким дизельным двигателем MAN

Конечно, в пользу строительства субмарин на заводе «Красное Сормово» в Горьком можно привести тот факт, что там была всё-таки какая никакая, а промышленная база. На новом месте её пришлось бы развивать, может быть с нуля, но кто считал что выгоднее? Несмотря на всю очевидную нецелесообразность постройки подводных лодок в центре страны, правительство попыталось организовать его еще в одном месте. На сей раз, на реке Оке в городе Коломна. Там даже заложили на местном машзаводе три «Щуки». Однако потом то ли вспомнили, что глубины на Оке слишком малы для доков, то ли местное начальство сумело отбиться от этой идеи. В общем, передумали и решение отменили. Но лодки-то уже были начаты, и их надо было куда-то девать…

Между тем осенью 1934 г. завод «Красное Сормово» получил новый заказ на постройку двенадцати разборных лодок X серии. Первые три штуки предполагалось сдать уже в 1935 г. Двигатели W8V28/38 к этим лодкам должен был поставлять Коломенский машзавод, который производил их по лицензии немецкой компании «МАН». В 30-е – 50-е годы XX века немецкий MAN W8V28/38 стал основным дизелем советского подводного флота. Учитывая тот факт, что в цехах завода № 112 уже строились две подлодки, выдержать эти сроки было, мягко говоря, трудно. Строительство новых площадей находилось в самом разгаре. Поэтому директор завода Сурков ходатайствовал о переносе сроков закладки спецсудов X серии. Однако он не только получил отказ, но еще и категоричное требование заложить все три судна уже в 1934 г. и сдать их в 1935 г.

Несмотря на категорические приказы вышестоящих инстанций, осуществить этот план даже приблизительно не удалось. Объективная действительность не подчинялась коммунистической идеологии и не хотела изменяться под влиянием марксизма-ленинизма. У завода просто не было физических возможностей строить одновременно пять подводных лодок. Тем более что и работы по спецсудам, заложенным ранее, значительно отставали от графика.

На заводе был введен круглосуточный график работ. К первой и второй смене прибавили по четыре сверхурочных часа. Благодаря невероятной штурмовщине, когда люди буквально ели и спали на стапелях, в марте удалось более или менее продвинуться по трём последним спецсудам. "Наконец, 15 апреля 1935 г., с отставанием от графика на полгода, подводная лодка «Дельфин» в недоделанном виде все же приступила к заводским сдаточным испытаниям. При этом уже в ходе последних доделочных работ был получен еще целый ряд новых технических требований по повышению скорости лодки за счет улучшения обтекаемости (всего 18 конструктивных изменений). Это привело к новому витку авральных работ, которые велись уже на территории заводского затона с нарушением элементарных правил техники безопасности. В результате на лодке возник пожар, который был геройски потушен рабочими.
Тем временем подлодка «Семга», отправленная в Ленинград еще осенью 1934 г., так и не была сдана Балтфлоту. Потребовалось еще большое количество переделок и мелкого ремонта. В итоге в Кронштадт она отправилась почти одновременно с «Дельфином» – в августе 1935 г. Вот так, через пень колоду, шли «по дороге к морю» советские подводные лодки". (Там же с. 125).

И вдруг как гром среди ясного неба новый приказ – начать строить еще и лодки серии «Н» («Немки»)! Лодки этой серии являлись почти точной копией немецких подлодок VII серии, сыгравших главную роль в будущей битве за Атлантику в 1939-1945 гг. Чертежи субмарины были проданы СССР германской фирмой «ДЕМАГ». В отличие от лодок отечественной разработки подлодка IX серии, как ее вскоре стали именовать, отличалась более простой и надежной системой всплытия, эффективной системой кингстонов, рациональным размещением постов управления, хорошей доступностью механизмов и узлов и др.

Дела, которые на заводе и так шли туго, осложнились еще больше, ведь пока были построены лишь три лодки серии X, а пять находились в постройке, работы по которым велись с большим отставанием от графика. Трудности по созданию «немки» на советской судоверфи начались практически сразу. Её длина оказалась превосходящей размеры всех доков, имевшихся в распоряжении завода «Красное Сормово». В перспективе завод имел уже план на постройку 12 лодок IX серии… После сдачи одиннадцати судов X серии, вопреки первоначальному плану, завод приступил к постройке лодок IX серии. В декабре 1936 г. были заложены спецсуда – будущие лодки С-7 и С-8. Таким образом, заведомая нереальность и невыполнимость правительственных заданий дополнялась их противоречивостью и постоянной изменчивостью.

В мае 1936 г. завод №112 получил и вовсе неожиданный заказ: достроить из своих материалов три подлодки X серии, начавшие строиться на Коломенском заводе, и сдать их на Балтийский флот во втором квартале 1937 г. Сложность очередного задания партии состояла в том, что суда сначала требовалось довести до стадии всплытия в Коломне, потом доставить их оттуда в Сормово, а уж затем достроить до 100-процентной готовности. Трудно придумать более абсурдное задание, чем это, родившееся в недрах советской экономики.
«Красное Сормово» вскоре послало в Коломну группу рабочих и техперсонала. Там вскрылись факты «недопустимого порядка хранения» материалов на Коломенском машзаводе. Электромоторы хранились в сарае с худой крышей, запертом на болт с гайкой. Часть оборудования лежала на улице и заржавела, а отдельные детали вообще валялись на земле. В результате к 1 декабря лишь одно спецсудно достигло готовности в 24%. Между рабочими двух заводов часто стали возникали словесные перепалки и ругань, доходившая до драки. Представители заводов обвиняли друг друга во вредительстве, саботаже и прочих смертных грехах.
Достройка подлодок на «Красном Сормове» и сдача их флоту затянулись на весь 1937 г. Подлодки Щ-421 и Щ-422 были с грехом пополам в декабря 1937 г. сданы Северному флоту, а Щ-424 – Балтийскому флоту.

Всего за 1930-1937 гг. завод построил и сдал флоту одиннадцать субмарин типа «Щука» и еще две спустил на воду. Причём, к примеру, с момента закладки до сдачи флоту Щ-308 прошло 5 лет! «1938 г. стал трудным для завода №112. В январе были заложены еще три лодки XII серии. Ввиду нехватки площадей в судостроительных цехах закладку произвели прямо на улице. В феврале – марте на заводе в различной степени готовности находились 14 субмарин. На некоторых из них работы приходилось останавливать из-за нехватки рабочей силы, многочисленных аварий оборудования, постоянных срывов программы снабжения завода сырьем и материалами. В то же время на других лодках работы, наоборот, велись авральными темпами.
Помимо этого, завод набрал себе еще и кучу коммерческих заказов: несколько тысяч бочек для керосина, контейнера, котлы, мостовые опоры, землечерпалки и другую продукцию. Тем самым директор и главный инженер надеялись заработать живые деньги и хоть как-то выправить финансовую ситуацию. Однако получилось только хуже. С большей частью заказов завод так и не справился, зато партийное руководство узрело в этом сознательное вредительство: «Ясно, что враги народа, сидящие в руководстве Главка и Наркоммаша, навязывая заводу эти заказы, стремились вытеснить и затереть ими спецсудостроение». (Там же с. 141).

В невыполнении производственного плана, в нарушении технологий, слабости трудовой дисциплины и многочисленных авариях на заводе комиссия признала виновными: уже расстрелянного бывшего наркома тяжелой промышленности Пятакова, начальник Главречпрома Березина, директор завода «Красное Сормово» Суркова, его заместителя Тюрина и главного инженера завода Волынского. Все они были репрессированы.
В разгар этих событий в июле 1938 г. на достроечной базе в Кронштадте были спущены лодки XII серии: М-96 и М-97, но степень готовности их была очень низкой. Это и неудивительно, если учесть, что собирали подлодки из всего, что было под рукой. В целом 1938 г. был завершен заводом неудовлетворительно. Впервые флоту не было сдано ни одной подводной лодки!

"Еще одной поистине неразрешимой проблемой стало огромное незавершенное производство, к концу 1938 г. достигшее суммы в 207 млн. рублей! Это было следствием хаотичной и бессистемной работы. Например, началось строительство дизельного двигателя. Выполнение доходит до 70-80%, потом по какой-то причине работы сворачиваются. Дизель стоит несколько месяцев, детали растаскиваются, а затраченные деньги пополняют список «незавершенки».
Фактически, по рыночным меркам, завод №112 полностью обанкротился. Это объяснялось нереальными плановыми заданиями, плохой подготовкой производства, неудовлетворительным состоянием заводского и межцехового планирования. Сказывалась несогласованность в работе заготовительных и обрабатывающих цехов и диспропорции в их развитии.
Огромное количество сверхурочных часов вело к большому перерасходу фонда заработной платы. В итоге завод оказался в финансовом затруднении и был не в состоянии заплатить 30 млн. рулей за топливо, оборудование и другие материалы. И потому в течение года предприятие не получило ни одного нового станка.
При этом простои на «Красном Сормове» за год составили 9 216 человеко-дней, а число прогулов вообще достигло астрономической цифры – 18268 человеко-дней! Вот она «железная сталинская дисциплина». Некоторые скажут, мол, не может быть, за это жестко наказывали. Да, иногда наказывали, но, как это обычно бывает в России, не тех, кого надо". (Там же с. 143-144).

Интересно, что попытки, помимо подлодок, строить на «Красном Сормове» еще и надводные корабли закончились крахом. 18 апреля 1936 г. там был заложен головной монитор «Лазо», а затем еще два – «Сибирцев» и «Серышев». Планировалась закладка четвертого монитора, но она так и не состоялась. Согласно проекту, длина кораблей составляла 80 метров, ширина – 12 метров, а водоизмещение – 1100 тонн. Постройка мониторов шла медленно. Это было вызвано огромным числом переделок, вносимых в проект, нехваткой рабочей силы и материалов. В конце концов, было принято решение передать суда на достройку на судомеханический завод № 368 в городе Хабаровск. В 1939-1940 гг. туда по железной дороге были перевезены корпуса всех трех мониторов. «Лазо», переименованный в «Хасан», был спущен на воду в августе 1940 г., а два других вошли в состав Тихоокеанского флота в 1942 и в 1944 гг.

Руководство завода за годы первой и второй сталинских пятилеток уже привыкло к неожиданностям, однако очередное задание партии все же повергло всех в шок. В 1938 г. завод получил приказ срочно организовать производство 76-мм орудий образца 1927 г.! Данный пример показывает, насколько мало в вышестоящих инстанциях учитывались реальные производственные возможности предприятий. «Красное Сормово», едва справлявшееся с постройкой подводных лодок и еле спихнувшее с себя производство надводных боевых кораблей, теперь ежегодно должно было выпускать еще 1100 орудий и 800 стволов к ним! Однако новому директору завода Мочалову удалось доказать нецелесообразность данного начинания на «Красном Сормове», и приказ об организации производства 76-мм орудий отменили.

Но вернёмся к субмаринам… В 1939 г. преодолеть кризисные явления в советском судостроении так и не удалось. Завод №112 не стал исключением – годовой план в очередной раз выполнен не был. В течение года были отправлены на достроечные базы 14 лодок IХ и XII серий. Там они прошли достройку и испытания, после чего только три из них были сданы флоту. Тем не менее, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1939 г. «За выдающиеся заслуги в деле судостроения» завод №112 был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Этот факт лишний раз доказывает, насколько лицемерными были эти правительственные награды, призванные, с одной стороны, скрыть истинные провалы в промышленности, а с другой стороны, поддержать моральный дух рабочих.

Кроме этого, в течение 39-го года на «Красное Сормово» поступали многочисленные устные и письменные указания, противоречащие друг другу. В первом полугодии не было никаких указаний о количестве и времени закладки лодок X серии. В программе третьего квартала их тоже не было, и лишь 6 сентября было приказано заложить шесть единиц. Во время уже развернувшихся авральных работ поступило новое указание. Оно отменяло постройку четырех спецсудов и оставляло изготовление лишь двух. Видимо, руководство страны из-за начавшейся войны в Европе буквально лихорадило. Пришлось разбирать стапели, уже установленные вдоль берега затона. Впоследствии оставшиеся две «Щуки» так и не были достроены, а их незаконченные корпуса разобрали на металлолом.

Наступил 1940 г. Международная обстановка вносила свои коррективы в производство подводных лодок. Наркомат требовал скорейшей достройки незавершенных лодок, а сдачу новых производить точно в срок. Однако целый ряд объективных и субъективных причин не позволял заводу выполнять эти требования. Весной – летом 1940 г. завод №112 приступил к форсированной достройке судов IX и XII серий. Работы велись методом штурмовщины, в три смены с дополнительной организацией питания прямо на месте и освещением рабочих мест. За 1940 год завод доставил на достроечные базы 15 подлодок, причем две из них – С-7 и С-8 – спустили на воду еще в 1937 г. Флоту были сданы сразу 13 спецсудов. Такой резкий прорыв в количестве сданных лодок во многом объяснялся стремительным ухудшением международной обстановки, которая заставляла снижать требования, предъявляемые при их сдаче.

Руководство страны и Сталин И.В., мечтавшие иметь «сейчас и сразу» большой подводный флот, поставили перед заводом задачу – увеличить выпуск подводных лодок, но государство по-прежнему было не в состоянии обеспечить растущее производство всем необходимым. Снабжение завода №112 требующимися материалами, как всегда, было неудовлетворительным. Получаемые материалы часто не соответствовали техническим условиям, обеспечение завода качественными чертежами также не удалось наладить.

План на последний предвоенный год – 1941-й – был впервые спущен в августе, а не в ноябре – декабре, а то и в начале текущего, как это делалось ранее. Закладку судов тоже провели раньше, чем обычно. Например, первую лодку IX серии сдачи 1941 г. заложили в декабре 1940 г. В различных стадиях технической готовности находились 16 подлодок: семь IX серии и девять XII серии. Еще 15 спецсудов стояли на достроечных базах. 12 февраля две лодки были спущены на воду в Севастополе и одна – в Северодвинске. В марте на заводе заложили три судна IX серии. Это были последние подлодки, строительство которых началось до начала Великой Отечественной войны.

К моменту начала войны на заводе №112 в общей сложности в различных стадиях технической готовности находились 24 субмарины. Кроме того, несколько лодок уже спустили на воду, но еще не сдали флоту, а несколько были доставлены на достроечные базы, но не спущены на воду. Тем временем еще 1 июля 1941 г. вышло постановление ГКО №3, согласно которому завод №112 «Красное Сормово» переводился на выпуск танков Т-34. В истории завода начинался новый этап...



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог