Статья 83. Военные захоронения Великой Отечественной


"Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждем приказа нового. И пусть
Не думают, что мертвые не слышат,
Когда о них потомки говорят."

Н. Майоров


До сих пор сегодня так и лежат десятки тысяч погибших солдат и командиров РККА на местах былых боёв Великой Отечественной войны, в безвестных братских могилах, в засыпанных взрывами окопах и блиндажах, а то и просто под дерном на полях, дорогах и в перелесках, в местах массовой гибели: «котлах» и при прорывах из окружений. Часть из них встретила смерть во вражеском плену и на этапах транспортировки в лагеря военнопленных, до сих пор, по сути, они остаются безымянными.

Розыск мест неучтённых военных захоронений и непогребённых останков наших павших воинов, а также перезахоронение останков советских воинов с отдачей всех воинских почестей проводят некоторые воинские подразделения, а также российские поисковые отряды. Поисковое движение – это общественное добровольное движение граждан России. Но хватает и чёрных следопытов – мародёров, которые разрывают и оскверняют могилы, главным образом – немецкие, с целью поиска там знаков различия, ремней, оружия, медалей и орденов. Потом все это продают, для них это бизнес.

Благодаря патриотической инициативе молодежи и кропотливой поисковой работе историко-патриотических клубов стали известны имена многих защитников Родины, ранее считавшихся пропавшими без вести. В добровольном поисковом движении участвуют тысячи людей. Ребята из поисковых отрядов посвящают этому благородному делу свои отпуска и каникулы.

В захоронениях поисковики часто обнаруживают солдатские медальоны, красноармейские книжки, котелки, ложки с указанием на них имен и инициалов воинов, курительные трубки, мундштуки, личные вещи, карманные часы и многое другое, по которым и определяют фамилии и имена погибших воинов. Часть находок передаётся в райвоенкоматы, в районные музеи военного отдела, а документы, требующие исследования специалистов, отправляются на экспертизу. Вкладыши медальонов от времени часто трудно прочитать, поисковики отправляются их на расшифровку в специализированный центр.

Хочу отметить, что приказом наркома обороны маршала Тимошенко С.К. ещё 15 марта 1941 г. были введены медальоны с основными сведениями о военнослужащих, для учета потерь и погребения личного состава Красной Армии. Но, к сожалению, этот приказ своевременно не был доведён до всех частей РККА. Говорить об относительном упорядочении персонального учета безвозвратных потерь на фронтах Великой Отечественной мы можем только с середины 1942 г.

Захоронение немецких солдат под Кингисеппом

Подчёркиваю, об относительном, так как, например, при отступлении, погибшие советские воины в основной своей массе оставались на оккупированной территории, и процесс захоронения их осуществлялся немцами – руками русских женщин и подростков. В ноябре 1942 г. вышел приказ о снятии со снабжения Красной Армии медальонов с пергаментными вкладышами. Предполагалось, что наличие красноармейской книжки, содержащей все необходимые данные о бойце, снимает надобность в дублировании этих сведений в медальоне. Но ничем не защищённая бумажная книжка быстро истлевала в земле, что значительно ухудшало процесс идентификации погибших воинов.

Главными источниками информации в поисковой работе являются документы архивов, итоговые результаты поисковых экспедиций, военная и справочная литература, воспоминания и свидетельства участников и очевидцев событий военного времени, письма от родственников павших воинов, архивы областных или районных военкоматов, ЗАГС-ов, паспортные бюро МВД, адресные бюро, Федеральная миграционная служба и др.

Во время войны места для захоронений долго не выбирали: большие госпитальные и санитарные кладбища, одиночные и братские могилы встречались в пахотных полях, на обочинах дорог. Конечно, в период боевых действий устанавливать постоянные мемориальные знаки на месте захоронений не было возможности, а фанерные обелиски, установленные военными, через несколько лет разрушались и исчезали. Первоначальное захоронение воинов в различных местах в зависимости от обстановки могло проходить как похоронными командами, так и силами местных жителей.

Из воспоминаний лейтенанта-танкиста Шишкина Г.С.: «Как наших убитых хоронили? Если была возможность, то со всеми почестями. И могилу выкопают, и салют дадут, и памятничек поставят. А когда бой идет, а потом вдруг отступать надо… или где-нибудь в лесах, в болотах, кто там будет хоронить? А иногда и хоронить было нечего. Вот когда Лешка Сенявин на фугасе подорвался, чего там хоронить? Нечего… А так с полным уважением относились к мертвым». (Артём Драбкин «Я дрался на Т-34». Книга вторая, М.. «Яуза», «Эксмо», 2008 г., с. 93).

Захоронения военных лет, проводимые местными жителями, были очень неглубокие, потому что, в основном, проводились руками женщин, детей и стариков, им не под силу было выкопать глубокую яму, поэтому и холмики над могилами были низенькими, которые довольно быстро сравнивались с землей. На могиле обычно ставился деревянный крест, который быстро сгнивал. Кроме этого, в холодные военные зимы могилы лишались крестов – живым солдатам надо было согреться, обсушиться, приготовить еду…

Во время перезахоронений, прошедших по всей стране с 1947 по 1952 гг. с донесениями о безвозвратных потерях никто не сверялся. Останки переносились из одиночных и братских могил в большие братские захоронения. Количество безымянных могил и могил с искажёнными фамилиями, к сожалению, значительно увеличилось.

Кроме решения этической проблемы: отношение к павшим, отношение к могилам солдат, поисковая работа является святым делом и нашим долгом перед военным поколением, а наша память – дань преклонения перед защитниками Отчизны. До сих пор воины, погибшие на полях сражений Великой Отечественной, продолжают считаться пропавшими без вести. Но с каждым годом поисковые отряды сокращают этот список, а родственники погибших узнают, где нашли упокоение их близкие-фронтовики. Конечно, возвращение из безвестности имен и подвигов невозможно и без кропотливой многолетней работы с архивными документами. Солдаты Великой Отечественной войны отстояли свободу и независимость нашей Родины, и они не должны быть преданы забвению!

Вспоминаю своё пионерское детство и одну смену в подмосковном лагере под Наро-Фоминском. В тех местах зимой 1941 г. части 33-й и 5-й советских армий вели кровопролитные бои с немецко-фашистскими захватчиками. В советские времена, в целях военно-патриотического воспитания школьников, проводилась игра «Зарница». Она проходила и в нашем лагере. Во время маскировки, в лесу, ребята одного из отрядов увидели прикрытые дерном останки двух красноармейцев. Вскоре прибыли военные специалисты и сапёры. На месте гибели были обнаружены и солдатские медальоны. Провожали в последний путь бойцов пионеры вместе с военными. Траурная колонна медленно двигалась в течение нескольких часов. У братской могилы, где солдат похоронили, прошёл митинг, а затем был произведён салют из автоматов. Сколько лет прошло…, но до сих пор помню взволнованные лица ребят и мощь выстрелов при салюте.

Военный памятник на окраине г. Наро-ФоминскСлова, высенные на монументе

Хочется верить, что для сегодняшней молодёжи слова О. Берггольц: «Никто не забыт и ничто не забыто» также значимы как и в былые годы. Это доказывает и проводимая молодыми людьми поисковая работа, и бережное отношение к ветеранам, и уход за братскими могилами и другими военными захоронениями. Прочитав искренние сочинения школьников, к примеру, на этом сайте, написанные по воспоминаниям их близких, понимаешь, что для ребят – это не просто выполнение домашнего задания. Это выражение личного отношения молодых граждан к войне, к Родине, к страданиям и потерям, к фашизму, наконец, просто осмысливание событий военного времени.

Понимание, какой ценой досталась победа нашему народу, учит ценить человеческие жизни, ставить их выше каких-либо и чьих-либо целей и интересов. В какие бы благородно-патриотические одежды не был облачен лозунг «Мы за ценой не постоим!», он всегда будет свидетельствовать о бесчеловечности тоталитарного режима, бросавшего тысячами своих молодых и необученных солдат в неравный бой, на заведомую смерть, в качестве «штурмовой массы». «Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных?», – писал Лев Толстой. Безусловно, солдатский долг – защищать свою Родину до последней капли крови, и если надо – отдать за неё свою жизнь. Но ещё великий русский полководец Суворов А.В. призывал воевать не числом, а уменьем, и это правило до сих пор не устарело!

На судьбу советских воинов, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны, проливает свет не только работа историко-патриотических клубов, но и поиски сотен энтузиастов, которые по доброй воле возложили на свои плечи труд по идентификации безымянных военных захоронений. Среди них – Олег Ковалев из Винницкой области. Сейчас он занимается поиском пропавших без вести осенью 1943 года в Мелитопольской операции односельчан из Села Новоэкономическое, и земляков Красноармейского района Донецкой области. Из его письма мне: «В селе Степановка Приазовского района Запорожской области захоронено трое солдат. Фамилия одного известна – Мартынов. Отдыхая в селе, услышал такую историю. В 1943 году в селах были госпиталя, раненных было очень много. Они лежали по хатам. В одной из хат лежала тяжело раненая девчонка лет 17-19. Бабушка спросила, как её звать. Она сказала: «Нина, а фамилию говорить не буду, мать меня не пускала на войну, а я сбежала. И не хочу, что бы она знала, где я погибла». Ночью девушка умерла. Её и двух солдат похоронили в селе… Я, кажется, нашёл её, но пока ещё проверяю, результат сообщу».

Публикую фотографии военных захоронений, сделанные Олегом Ковалевым, в Мелитополе, в Приазовье, в сёлах Жабокрич Крижопольского района Винницкой области и в выше названной Степановке.

Фотографии мемориалов и памятников у военных захоронений

Село ЖабокричПриазовье
Памятник погибшим воинам в селе ЖабокричМемориальная плита с именами погибших воинов в селе Жабокрич Мемориал у братской могилыФрагмент мемориала
Село СтепановкаМелитополь
Памятник погибшим воинам в селе СтепановкаМонумент погибшим в селе Степановка Фрагмент мемориала в МелитополеВоенный мемориал в Мелитополе

Осенью 1941 г. шли ожесточённые бои между войсками советского Южного фронта и армией Манштейна, подкреплённой румынскими частями. Немецкие историки назвали эти бои «Сражение у Азовского моря». Советским войскам удалось прорвать оборону румынских частей. Немцы вынуждены были бросить в прорыв войска, предназначенные для штурма Крыма. Это позволило советской стороне предотвратить захват Севастополя и организовать его оборону. Однако в ответном наступлении немцы ввели в бой 1-ю танковую армию и прорвали советскую оборону, окружив под Мелитополем 18-ю армию Южного фронта. 6 октября 1941 г. фашисты захватили Мелитополь, оккупация продолжалась 2 года.

«Солдатские кладбища – великие проповедники мира», – говорил немецко-французский философ, лауреат Нобелевской премии мира Альберт Швейцер. Таким образом, устраивая эти могилы, мы на самом деле говорим о мире, о неотвратимости наказания зла и о важности совершения памяти. Безусловно, важен постоянный уход за могилами, чтобы не терялись фамилии бойцов, похороненных в них. К примеру, на 32-х московских кладбищах существуют захоронения воинов, погибших на фронтах Великой Отечественной – это и защитники Москвы, и те, кто умер от ран в московских госпиталях, и фронтовики, скончавшиеся в послевоенное время. У Кремлевской стены – могила Неизвестного солдата – мемориал, открытый в мае 1967 г. Там под Вечным огнем лежит реальный солдат, погибший в битве под Москвой и похороненный первоначально в братской могиле на 41-м км Ленинградского шоссе.

Читайте новости от Олега Ковалёва.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог