Статья 84. Пограничники на защите государственной границы


"Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года."

В соответствии с планом обороны Государственной границы СССР, разработанным и утвержденным правительством в феврале 1941 г., в течение мая – июня были начаты мобилизационные мероприятия, однако к моменту нападения немцев стратегическое развертывание войск не было завершено. На неоднократные предложения Жукова Г.К. привести пограничные войска в состояние боевой готовности Сталин упорно отвечал отказом. Только вечером 21 июня, получив сообщение от перебежчика о том, что на рассвете германские войска начнут нападение на СССР, верховное командование направило в приграничные округа директиву № 1 о приведении войск в состояние боевой готовности. Как свидетельствует анализ этой директивы, она не давала конкретных указаний войскам и допускала неоднозначное толкование отдельных пунктов, что в боевых условиях недопустимо. Кроме того, директива была доставлена в войска с большим опозданием: некоторые пограничные округа, принявшие на себя первые удары врага, так ее и не получили…

На рассвете 22 июня 1941 г., в один из самых длинных дней в году, Германия начала войну против Советского Союза. В 3 часа 30 минут части Красной Армии были атакованы немецкими войсками на всём протяжении границы. Германская авиация и артиллерия одновременно на всем протяжении государственной границы СССР от Балтийского до Черного морей нанесли массированные огневые удары. Удар был нанесён по военным и промышленным объектам, железнодорожным узлам, аэродромам и морским портам на территории Советского Союза на глубину 250 – 300 километров от государственной границы. За первый день войны было уничтожено 66 советских аэродромов и 1200 самолетов, из них 800 – на земле. Непосредственную охрану участков границы и побережья морей, рек и озер выполняли пограничные войска с помощью своих подразделений – погранзастав.

Бывший заместитель политрука 128-го отдельного противотанкового дивизиона 86-й стрелковой дивизии Стасинчук И.И. вспоминал: «В ночь на 20 июня 1941 года стрелковые полки дивизии были выдвинуты ближе к границе. В 2 часа ночи 22 июня комендант пограничного участка сообщил по телефону в штаб дивизии, что пограничные заставы докладывают о спуске немцами на реку Западный Буг переправочных средств. Оценив обстановку, командир дивизии полковник Зашибалов М.А. приказал поднять по тревоге все части дивизии. К трем часам все вышли в район сосредоточения и заняли круговую оборону». (В.А. Шерстнев «Трагедия сорок первого. Документы и размышления», Смоленск, «Русич», 2005 г.).

Общая численность погранвойск к началу Великой Отечественной войны была около 170 тыс. человек. Пограничники располагали 11-ю сторожевыми кораблями, имели 400 сторожевых катеров и других вспомогательных судов, а также около 130-и самолетов. Пограничные заставы в июне 1941 г. были штатной численностью 42 и 64 человека, командиром был начальник заставы, у него был заместитель (один или два в зависимости от штатной численности), под его командой находились старшина заставы и командиры отделений.

Вооружение заставы, в зависимости от штатной численности, состояло из одного или двух станковых пулеметов Максима, трех или четырёх ручных пулеметов Дегтярева. Бойцы имели пятизарядные винтовки образца 1891/30 гг. Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотанковых гранат на всю заставу. Правда, на некоторых заставах количество патронов было увеличено в полтора раза. Однако, как покали первые дни войны, этого запаса хватало всего на 1 – 2 дня оборонительных действий.

Уже первые бои советских воинов с немецко-фашистскими захватчиками показали иллюзорность планов и расчетов гитлеровцев. На всем протяжении границы, охваченной огнем войны, не было ни одной заставы, которая бы отошла без приказа командования. На границе насмерть встали наши пограничники. Они понимал, что их священный долг – сделать все, чтобы задержать врага. Гитлеровцы рассчитывали, что быстро и легко смогут сломить их сопротивление. Как свидетельствовали обнаруженные у убитых фашистских офицеров документы, на уничтожение пограничных застав командование вражеских войск отводило всего полчаса. Вынужденные принять бой в неблагоприятных условиях, бойцы и командиры – пограничники – проявили исключительную стойкость и мужество. Враг мог окружить заставу, даже уничтожить защитников границы, но он был не в состоянии заставить их сложить оружие.

На 5-ю заставу Кагульского погранотряда наступала рота фашистов с танками. Гитлеровцам удалось перейти железнодорожный мост через реку Прут. Тогда старший лейтенант Константинов А.К. поднял пограничников в контратаку. Враг был отброшен за реку. Двое суток пограничники удерживали занимаемые позиции. За этот подвиг Константинову А.К., сержантам Михалькову В.Ф. и Бузыцкову И.Д. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Пятьдесят восемь атак отразила 5-я застава Черновицкого пограничного отряда. Воины, возглавляемые лейтенантом Алексеевым К.Г., тринадцать суток вели этот неравный бой, уничтожив большое число вражеских солдат и офицеров.
В течение девятнадцати дней два батальона фашистов с артиллерией и минометами штурмовали гарнизон пограничников, руководимый старшим лейтенантом Каймановым Н.Ф. Не добившись успеха, гитлеровцы вызвали авиацию. Но не помогло и это. Защитники границы отразили шестьдесят атак. Затем Кайманову с группой бойцов удалось прорвать кольцо окружения и, пройдя 160 километров по тылам врага, соединиться с частями Красной Армии. Кайманову Н.Ф. было присвоено звание Героя Советского Союза.

11 дней и ночей оборонялась на реке Западный Буг 13-я застава Владимир-Волынского погранотряда, которой командовал лейтенант Лопатин А.В. Весь личный состав заставы погиб смертью храбрых, уничтожив около 400 фашистов. Лопатину А.В. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Когда на 17-й заставе Рава-Русского погранотряда кончились боеприпасы, оставшиеся в живых пограничники во главе с лейтенантом Мориным Ф.В. с пением «Интернационала» бросились в последнюю штыковую атаку.

Самоотверженно сражались, вступив в первый бой с агрессором, бойцы и командиры регулярных войск Советской Армии, моряки Северного, Балтийского и Черноморского флотов, части Прибалтийского особого военного округа. Противник сосредоточил основные усилия на вильнюсском и шяуляйском направлениях. В течение всего дня 22 июня вели ожесточенный бой с рвавшимися на Вильнюс танками и пехотой немцев части 5-й советской танковой дивизии, оборонявшие переправы через Неман в районе города Алитус. Десять героических дней сдерживали натиск фашистских полчищ защитники Лиепаи. Вражеская авиация непрерывно бомбила город. Защитники Лиепаи не только отбивали атаки врага, но и наносили ему контрудары. Говорят, именно здесь, под стенами Лиепаи, родилось название «черные дьяволы», которым гитлеровцы окрестили наших моряков.

Бессмертен подвиг защитников крепости пограничного города Бреста. Фашисты рассчитывали захватить его в первый день войны. Однако прошел месяц войны. Брест оказался далеко в тылу наступавших немецко-фашистских войск. Но защитники крепости продолжали оказывать сопротивление врагу. Они сражались до последнего удара сердца. И долго еще в крепости слышны были одиночные выстрелы: в глубоких подвалах, в казематах, в кромешной тьме, голодные и израненные, сражались последние героические защитники Бреста.

Упорная борьба развернулась на минском направлении. В числе наших частей здесь приняла бой моторизованная артиллерийская бригада резерва Главного Командования, которой командовал Москаленко К.С., ставший впоследствии маршалом. Около 20 танков наступали на позиции артиллеристов. Вражеские машины шли двумя эшелонами, вслед за ними двигались мотопехота и артиллерия. Одновременно появились немецкие истребители и бомбардировщики. Танки, ведя на ходу интенсивный огонь на большой скорости атаковали наши позиции. В упор расстреливали расчеты, давили орудия. Но многие машины вспыхивали сами. Чадя черным дымом, они крутились на месте, разматывая перебитые гусеницы, и замирали. Наконец гитлеровцы не выдержали и откатились. Но вскоре повторили атаку и вновь, потерпев неудачу, отошли, оставив на поле боя подбитые и сожженные машины. Потом еще атака, и еще, и еще... В течение всей второй половины первого дня войны дотемна бились с врагом наши артиллеристы, не отступая ни на шаг.

23 июня в районе Луцк, Броды, Ровно началось одно из крупнейших в начальный период войны – танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около двух тысяч машин. Советские войска не только стойко оборонялись, по 24 июня сами нанесли контрудар по противнику. В ходе этих боев врагу был причинен значительный урон, его продвижение удалось задержать на неделю.

Отважно и умело действовали наши части в боях у города Перемышля. Несколько часов 22 июня воины гарнизона вместе с пограничниками и вооруженными отрядами рабочих и служащих сдерживали натиск превосходящих сил противника. Затем по приказу командования они отошли за город, где вновь задержали гитлеровцев. В это время к Перемышлю подошла 99-я стрелковая дивизия полковника Дементьева Н.И. 23 июня она нанесла контрудар и выбила немцев из города. В течение 23-28 июня дивизия удерживала Перемышль. За героические действия она была награждена орденом Красного Знамени.

Надо отметить, что передовые немецкие подразделения по численности и вооружению были более сильными, чем погранзаставы, и, к тому же, имели в своем составе танки и бронетранспортеры, против которых пограничники были практически бессильны. Поэтому, к примеру, при защите мостов через реку Западный Буг в полном составе погиб личный состав 4-й, 6-й, 12-й и 14-й пограничных застав Владимир-Волынского пограничного отряда. Также как погибли 7-я и 9-я пограничные заставы Перемышльского погранотряда в неравных боях с противником, защищая мосты через реку Сан.

На границе с Румынией, 22 июня, после нанесения ударов артиллерией по отдельным объектам, противник предпринял попытки многочисленных переправ с румынской территории через пограничные реки своих передовых подразделений с целью захвата мостов и плацдармов. Особенностью обстановки на этом участке фронта в июне 1941 г. было ведение не только оборонительных, но и наступательных действий советских войск с высадкой десантов в Румынию. Так 23, 24, 25 июня пограничники Измаильского отряда совместно с отрядом пограничных судов при поддержке 51-й СД провели успешные десанты на румынскую территорию. В ночь на 26 июня десант под командованием капитан-лейтенанта Кубышкина И. К. захватил плацдарм и удерживал его в течение двух дней. Это позволило вывести советские военные, транспортные и пассажирские суда, находившиеся на Дунае, из под ударов противника и предотвратить их захват.

Героически сражались советские летчики, защищая нашу землю от фашистских асов. Лейтенант Кокорев Д.В. в районе города Замбрува 22 июня в 4 часа 30 минут впервые таранил в воздушном бою самолет врага, врезавшись винтом своего МиГ-3 в хвостовое оперение немецкого бомбардировщика «Дорнье-215». Такой же подвиг совершили в начале войны младший лейтенант Бутелин Л.Г., старший лейтенант Иванов И.И. и другие летчики. Бессмертный подвиг совершил 26 июня экипаж под командованием капитана Гастелло Н.Ф., направившего свой горящий самолет на колонну вражеских танков и автомашин.

Уже к исходу 24 июня начальник генерального штаба сухопутных сил Германии генерал Франц Гальдер вынужден был сделать следующий вывод: «В общем, теперь стало ясно, что русские не думают об отступлении, а, напротив, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся немецким войскам...»

Однако интересно его мнение о действиях советских войск в первые дни боёв на границе. Из военного дневника Гальдера за 1941 г. (Изд. «Русич», 2006 г.), запись от 3 и 6 июля: «...Организация атак (русских) исключительно плохая. Стрелки на грузовых автомашинах и танки наступают против нашей линии обороны в развернутом строю. Следствием являются тяжелые потери противника». «...Русская тактика наступления: трехминутный огневой налет, потом – пауза, после чего – атака пехоты с криком "ура" глубоко эшелонированными боевыми порядками (до 12 волн) без поддержки огнем тяжелого оружия, даже в тех случаях, когда атаки производятся с дальних дистанций. Отсюда невероятно большие потери русских...»

Несмотря на героические усилия Красной Армии, мужество и отвагу советских солдат, проявленные в кровопролитных боях с сильнейшим противником, пройдёт ещё долгих три года, прежде чем враг будет выбит с территории Советского Союза, и война против фашистской Германии будет продолжена в Западной Европе. Ценой колоссальных потерь советские солдаты учились воевать. Вечная память нашим погибшим бойцам!

17 августа 1944 г. батальон капитана Губкина Г.Н. из 297-го полка 184-й стрелковой дивизии первым из частей Советской Армии вышел на границу с Германией северо-западнее Мариямполя (Кансукас). Немцы, засевшие в траншеях, отчаянно сопротивлялись. Их шквальный автоматный и пулеметный огонь прижимал советских бойцов к земле. Но батальон не остановился. Комбат был все время вместе с солдатами. Когда погиб командир одной из рот, атакующих возглавил младший лейтенант Костин Ф.А. – замполит батальона, который не оставил поля боя и после ранения.

Шаг за шагом, метр за метром продвигались пехотинцы к государственной границе. До заветного рубежа оставалось метров пятьдесят, не больше. «До границы рукой подать, вперед, товарищи!» – крикнул старший лейтенант В. Зайцев, поднимая бойцов в атаку. Утром 17 августа граница была достигнута. На том месте, где стоял погранзнак, бойцы водрузили Красное знамя и, вскинув вверх автоматы, салютовали Родине об одержанной победе. За храбрость и мужество, проявленные при выходе на государственную границу, почти все бойцы и командиры батальона были удостоены правительственных наград. А комбат Губкин и замполит Костин стали Героями Советского Союза.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог