Статья 91. Знаменитые русские женщины-разведчицы


"Известная актриса Ольга Чехова,.. была близка к Радзивиллу
и к Герингу и через родню в Закавказье связана с Берией.
Позднее она была на личной связи…
у сменившего Берию министра госбезопасности Абакумова…"

П. Судоплатов


В оккупированном немцами прибалтийском портовом городе Либава (Лиепая) военные моряки любили заглядывать в кондитерскую, где заправляла Клара Изельгоф – резидент военно-морской разведки России. Британский историк Гектор Байуотер («Морская разведка и шпионаж 1914-1918 гг.») называл ее Катриной Изельман, а Валентин Пикуль в своем романе «Моонзунд» – Анной Ревельской. Под этим именем она и вошла в историю разведки. Писатель не придумал свою героиню, прообразом её была реальная русская разведчица. Анна Ревельская происходила из русской семьи, владевшей землями в Прибалтике.

«Это была обворожительная, цветущая здоровьем женщина, вся в хрустящем ворохе кружев. Губы ее трепетно улыбались, а глаза (ах, какие это были глаза!) оставались слегка печальны», – вот так описывает Клару Изельгоф на первых страницах романа В. Пикуль. Анна не имела ни одного провала, действовала смело и решительно на благо любимой России.

Говоря об этой русской патриотке, обычно упоминают о трех совершенных ею подвигах. В ноябре 1916 г. эскадра кайзеровского флота за одну ночь лишилась восьмой части всех эсминцев, утраченных в Первую мировую войну. 12 октября 1917 г. немецкая эскадра, безвозвратно потеряв 10 эсминцев и 6 тральщиков у Моонзундского архипелага, 15 кораблей противника получили повреждения. Германский эскадра вышла из вод Рижского залива, так и не сумев захватить Санкт-Петербург, переименованный с началом войны в Петроград. А 17 июня 1941 г. информация, полученная от Анны, помогла спасти от разгрома советский военно-морской флот.

В первом случае Анна Ревельская воспользовалась своей привлекательной внешностью и ловко провела влюбленного в нее по уши командира бакового орудия крейсера «Тетис», лейтенанта фон Клауса (в выше упомянутом романе В. Пикуля он - фон Кемпке). Умело сыграв на ревности возлюбленного, она подсунула ему дезинформацию – схему минных постановок Балтийского флота в Финском заливе за 1914 и 1915 годы, планы и карты. Таким путём неприятель получил «беспрепятственные» проходы через Финский залив к Гельсингфорсу, Ревелю и Кронштадту. 10 ноября 1916 года одиннадцать лучших кораблей германского флота покинули Либаву.

Вел 10-ю флотилию в обозначенных на картах проходах капитан Виттинг, но немецкие эсминцы попали в ловушку. Вдруг начали раздаваться один за другим взрывы – подорвались два эскадренных миноносца и пошли на дно. На обратном пути подорвались ещё несколько эсминцев. Только три корабля с полностью деморализованными командами сумели вернуться в Либаву. В результате было потоплено 8 из 11 вымпелов, составлявших гордость 10-й флотилии минных крейсеров Германии. Потеря современных, только что спущенных с верфей кораблей оказалась невосполнимой. Угроза с моря для России отодвинулась на неопределенное время. А Клара Изельгоф бесследно исчезла из Либавы. Лейтенант фон Клаус был разжалован в рядовые и отправлен служить в пехоту.

После февраля 1917 г. связь с Анной была утеряна, но менее чем через год разведчица сообщила ценную информацию, которая помогла спасти Петроград, но уже не царской спецслужбе, а уполномоченному Временного правительства. В конце сентября 1917 г., оставшись без связи, Анна Ревельская обратилась в российское посольство в Стокгольме. Она сообщила военно-морскому атташе России капитану 2-го ранга Сташевскому о подготовке германского флота к крупной операции в районе архипелага Моонзундских островов и о дате её начала. Благодаря этой информации прорыв немецкого флота на Петроград не был неожиданным для русских моряков, они остановили амаду германских кораблей. Немцы отступили с большими потерями и 20 октября отошли из Рижского залива, отказавшись от намерения захватить Петроград.

Почти четверть века, об Анне Ревельской советской разведке ничего не было известно… А накануне гитлеровской агрессии против СССР она обратилась в советское посольство в Берлине с целью сообщить точную дату перехода границы вражескими армиями. Информация о готовящемся наступлении Гитлера, как теперь известно, стекалась в Кремль из разных источников, но от активных действий Сталин воздерживался. Красноармейцам отвечать на «провокации» фашистов было категорически воспрещено.

Из-за этого приказа в начале войны прямо на аэродромах была уничтожена большая часть советской авиации, сильно пострадали пехотные части, поредел танковый и артиллерийский парк. Однако военно-морской флот Советского Союза боевых потерь в первые дни войны практически не имел. Но не потому, что морские базы оказались недоступными для асов люфтваффе.

Дел в том, что с Анной Ревельской в берлинском посольстве беседовал военно-морской атташе посольства СССР М. Воронцов. Хотя Анна не раскрыла источников своей информации, Воронцову М.А. интуиция подсказывала, что это не провокация – он поверил Ревельской, и данные о дате и времени коварного удара фашистов легли на стол наркома Военно-морского флота Кузнецова Н.Г. Адмирал Кузнецов поверил разведданным Анны Ревельской и принял дополнительные меры предосторожности. За два-три дня до начала операции «Барбаросса» Балтийский, Северный и Черноморский флоты были приведены в состояние повышенной боевой готовности. В результате чего в первую военную ночь ВМФ СССР боевых потерь практически не имел. В годы Второй мировой войны следы Анны Ревельской затерялись навсегда…


Актриса Чехова О.К. в кино

Немало бытует легенд о другой разведчице – знаменитой и талантливой актрисе Ольге Константиновне Чеховой, родившейся в 1897 г. Ольга Леонардовны Книппер-Чехова, супруга Антона Павловича Чехова, доводилась Ольге Константиновны Книппер родной тётей. А мужем юной Ольги Книппер стал племянник великого писателя – Михаил Александрович Чехов, впоследствии прославившийся как голливудский режиссер и педагог. Однако их брак оказался неудачным и несмотря на рождение дочери Ады через четыре года распался. Свой первый брак Ольга в мемуарах называет авантюрой и с ужасом вспоминает годы жизни со злобной свекровью. Михаил Чехов не отличался ни красотой, ни порядочностью. Жизнь эта не задалась. Ольга оставила себе знаменитую фамилию и дочь Аду.

После развода, в 1921 г., якобы для продолжения образования Ольга Чехова перебралась в Германию. Советский разведчик, генерал-лейтенант Судоплатов П.А. в своих мемуарах подтверждает факт вербовки Чеховой О.К. советскими спецслужбами ещё за несколько лет до ее отъезда за границу. Причём на добровольной и неоплачиваемой основе. Успех к Чеховой пришёл не сразу. В начале карьеры Ольга Чехова была вынуждена продавать вырезанные своими руками шахматные фигурки. Вскоре ее заметил кто-то из русских князей и помог устроиться на берлинскую киностудию, Случай сводит ее с Эрихом Поммером – выдающимся немецким кинопродюсером. И она, театральная актриса, говорящая на немецком с сильным акцентом, получает главную роль в фильме «Замок Фогельод». Так началось ее восхождение на кинематографический олимп.

В 1928 г. Чехова получила немецкое подданство, начала работала в кинокомпаниях Германии, Франции, Австрии, Англии и Италии. К началу 1930-х годов Чехова стала настоящей звездой немецкого кино. В это время Ольга Чехова активно занималась изучением английского языка. Но не лавры европейских актрис, добившихся успеха на «фабрике грез», не огромные американские гонорары Греты Гарбо и Марлен Дитрих манили восходящую звезду кинематографа. Ее целью было войти в высший свет, присутствовать на светских раутах, куда приглашалось немало иностранцев и большей частью англоязычных.

Второе замужество – с бельгийским миллионером Марселем Робинсом – хоть и состоялось в зрелом возрасте, также было неудачным. Муж надеялся, что жена всегда будет рядом, станет обычной женщиной, «покинет эту ужасную страну» (имеется в виду Германия). Но об Ольгиной одержимости профессией ходили легенды, и такие условия для нее были неприемлемы. Брак был расторгнут. Единственная действительно эмоциональная часть её мемуаров – рассказ о романе с летчиком Йепом. История произошла во время войны, капитан погиб. Останься он в живых – неизвестно, как дальше сложилась бы судьба Ольги Чеховой. Выходит, любовь не стала в жизни этой женщины главным. Стала профессия.

До войны Чехова успела сняться в Голливуде и еще в трех картинах в Париже. С легкой руки режиссера Шюнцеля за Чеховой закрепляется прозвище Секс-Ольга. Хотя сама она в отношении своей внешности и актерского таланта была достаточно самокритична. Однако о внешности Ольги Чеховой известно гораздо больше, чем о ее жизни. Актриса снялась в 145 фильмах и имела большой успех на сценах многих стран Европы. После прихода в Германии к власти Гитлера Ольга Чехова была приглашена на торжественный прием, устроенный министром пропаганды Геббельсом. Адольф Гитлер пришел в восхищение от прекрасной и остроумной женщины. Фирер подарил ей свою фотографию с дарственной надписью: «Фрау Чеховой откровенно восхищенный и удивленный». Поскольку Гитлер и Геббельс были помешаны на кино, перед фрау Чеховой распахнулись двери в имперскую канцелярию.

Ольга Чехова на театральной сцене

В честь неё устраивали приемы и сам Гитлер и Риббентроп, она блистала на многих всевозможных мероприятиях. Чехову называли «королевой нацистского общества». Молва приписывала ей даже близость с фюрером. Гитлер действительно любил Ольгу Чехову. Существует знаменитая фотография, облетевшая чуть ли не все издания мира. Они сидят в креслах первого ряда в большом зале. К фрау Чеховой на прием стремились попасть генералы, бизнесмены, чтобы она замолвила за них слово перед фюрером, на которого якобы имела большое влияние.

После съемок в Париже у Альфреда Хичкока Чехова все-таки возвращается в Германию. И тут происходит удивительное: она снова обласкана властью, ей присваивают звание «государственная актриса». Она снимается без перерыва, играет в театре. Ее не любят Геббельс и Геринг, но поклонение Гитлера делает Чехову неуязвимой для недоброжелателей. Интересно, что Гитлер часто сравнивал Ольгу Чехову со своей любимой шведской актрисой Зарой Леандер, которая, кстати, тоже сотрудничала с советской разведкой. Под псевдонимом Роз-Мари она встречалась в Стокгольме со связной Зоей Рыбкиной, чтобы передавать тайную информацию. И только в 1953 г. Берия поручил Рыбкиной стать связной Ольги Чеховой. Есть версия, что до этого Чехова передавала в Москву ценную информацию через своего личного шофера.

Несмотря на дружбу с Гитлером и Риббентропом, в 1945 г. все-таки что-то заподозривший Гиммлер планировал арест фрау Чеховой. Однако пришедшие к ней на квартиру гестаповцы увидели восседавшего за столом фюрера, и арест не состоялся.

В конце войны Ольга Чехова с дочерью Адой и внучкой Верой жила в собственном доме в Кладове (район Берлина). Когда русские входили в город, она, как и большинство немцев, готовилась к худшему, зарыла драгоценности в саду, но выставила в доме русские иконы. К слову сказать, по воспоминаниям ее близких, в доме всегда соблюдались православные обычаи. После нескольких довольно опасных инцидентов Ольга оказывается в советской комендатуре…

Ещё шли бои за Берлин, когда Ольгу Константиновну арестовали бойцы контрразведки «Смерш». После допроса Чехову специальным рейсом доставили в Москву. По недостоверным данным, лично Сталин вручил Ольге Чеховой орден Ленина. А через три месяца она спецрейсом снова улетела в Берлин, где по приказу Берии актрису поселили на роскошной вилле в восточной части города. Охрану загородного дома обеспечивали три солдата 17-го отдельного стрелкового батальона. По просьбе Ольги Константиновны был отремонтирован дом, а также две принадлежавшие ей машины. О благополучии актрисы в разрушенной войной Германии лично заботился начальник Главного управления СМЕРШ Виктор Абакумов.

В послевоенной Германии Ольга Чехова продолжала играть в восточногерманских фильмах. В 1955 г. она основала в Мюнхене успешную фирму «Ольга Чехова - Косметик», ставшую одной из ведущих в Германии. Замем появились филиалы фирмы в Милане и Берлине. Историк разведки Анатолий Судоплатов высказал предположение, что косметическая компания была почти целиком создана на деньги Москвы для контактов с женами натовских офицеров. Так сбылось предсказание Сталина о том, что «актриса Ольга Чехова будет полезна после войны».

В книге Серго Берии «Мой отец Лаврентий Берия» имя Ольги Чеховой упоминается в одном ряду с именами таких выдающихся советских разведчиков, как Рихард Зорге, Лев Маневич, Ким Филби, Джордж Блейк... Вообще с ее именем связано множество загадок. Например, ходили слухи, что актриса при поддержке Вальтера Шелленберга пыталась спасти из концлагеря Якова Джугашвили. А президент России Борис Ельцин заявлял, что следы от пропавшей Янтарной комнаты ведут именно к Ольге Чеховой.

Тайная дипломатия и разведка изначально нацелены на создание ореола секретности вокруг своей деятельности. Разведчики – люди не публичные до тех пор, пока их не поймают. Другое дело, когда речь заходит о женщинах и особенно тех, кто подолгу и «по долгу» вращался в высшем кругу. Они не соблюдали инкогнито, но их истинное лицо скрывала завеса тайны. Умерла Чехова О.К. в 1980 г. в Мюнхене


27 октября 1944 г. в селе Каменка вблизи шоссейной дороги Острог – Шумск были обнаружены трупы двух женщин с пулевыми ранениями. При них найдены документы на имя Лисовской Лидии Ивановны, 1910 года рождения, и Микота Марии Макарьевны, 1924 года рождения. Среди документов убитых было выданное управлением НКГБ по Львовской области удостоверение со следующим текстом: «Выдано настоящее тов. Лисовской Лидии Ивановне в том, что она направляется в распоряжение УНКГБ по Ровенской области в г. Ровно. Просьба ко всем воинским и гражданским властям оказывать всемерную помощь в продвижении т. Лисовской к месту назначения».

Народный комиссар государственной безопасности Меркулов приказал провести тщательное расследование по делу похищения и убийства Лисовской и Микоты. Само расследование проводилось под непосредственным контролем начальника 4-го управления НКГБ СССР Судоплатова. Кем же была 34-летняя Лидия Лисовская, если ее смерть так обеспокоила высшее руководство органов госбезопасности? Девичья фамилия Лидии Лисовской – Демчинская. До войны была замужем за польским офицером, который в чине капитана принял участие в боях против германской армии в 1939 г., был пленен и попал в фашистский концлагерь. Нападение Германии на СССР застало Лидию в ее родном городе Ровно, после захвата которого немцами она работала помощником повара в столовой, обслуживавшей офицеров и сотрудников лагеря военнопленных.

С риском для жизни Лисовская помогла бежать нескольким советским солдатам, среди которых оказался Владимир Грязных, примкнувший к партизанскому отряду «Победители». Необходимо отметить, что Ровно во время войны являлся столицей оккупированной немцами Украины. Там располагались все основные военные и административные органы управления оккупантов, здесь же проживал фашистский гаулейтер Украины Эрих Кох. Именно поэтому в начале 1942 года под Ровно была заброшена оперативная группа 4-го управления НКГБ «Победители» во главе с опытным разведчиком Дмитрием Николаевичем Медведевым. Чуть позднее к отряду присоединился под псевдонимом «Грачев» Николай Иванович Кузнецов, имевший специальное задание командования.

Лидии удалось устроиться официанткой в казино хозштаба оккупационных войск в Украине, во главе которого стоял генерал Кернер. К этому времени она уже была связана с партизанами. В мае 1943 г. немецкие офицеры – завсегдатаи казино предложили Лисовской принять на постой недавно прибывшего в город обер-лейтенанта Пауля Зиберта. (он же – специальный агент 4-го управления НКГБ Николай Кузнецов). Для дополнительного заработка Лисовская иногда сдавала немцам комнату в своей квартире. Зиберт устраивал на квартире встречи с другими немцами, с которыми знакомила его Лидия. Она, со своей стороны, говорила обер-лейтенанту о неминуемом поражении Германии и о необходимости обеспечить свое существование в будущем. После проверки Зиберт раскрылся перед Лисовской как советский разведчик. С этого времени Лидия стала его ближайшей помощницей.

Она помогала Кузнецову завязывать знакомства с немецкими офицерами и собирать информацию о высокопоставленных фашистских чиновниках в Ровно. Кроме этого Лидия привлекла к разведывательной работе свою двоюродную сестру Марию Микота, которая по заданию партизан стала агентом гестапо под псевдонимом «17». Теперь в отряде смогли заранее узнавать о карательных рейдах немцев. Осенью 1943 г. Лидия Лисовская по заданию Николая Кузнецова устроилась экономкой к командующему восточными армиями особого назначения генерал-майору Ильгену. Он являлся ключевой фигурой в руководстве вооруженными формированиями националистического толка, состоявшими из бывших граждан СССР, которые перешли на сторону оккупантов. Николай Кузнецов и партизаны с помощью Лисовской провели операцию по захвату Ильгена прямо из его дома.

Чтобы создать алиби для Лидии, ее заблаговременно отправили на встречу с офицером гестапо в людное место, где было много знавших ее военных. Помимо этого по заданию партизан денщик Ильгена Михаил Мясников оставил на столе в кабинете генерала записку: «Спасибо за кашу, ухожу к партизанам и забираю с собой генерала. Смерть немецким оккупантам! Казак Мясников». На следующий день Лисовскую все-таки арестовали и допрашивали в гестапо в течение восьми дней. Поскольку уличить ее не удалось, да к тому же за нее вступились немецкие офицеры, видевшие Лидию в день похищения Ильгена, она была выпущена на свободу. Позднее по заданию партизан Лисовская вместе с отступавшими немецкими войсками переехала во Львов.

После освобождения Ровенской области советскими войсками партизанский отряд «Победители» расформировали. За смелость, проявленную в борьбе с оккупантами, Лидия Ивановна Лисовская была представлена к ордену Отечественной войны I степени.

Тщательное расследование обстоятельств ее гибели, проведенное в 1944-1945 гг., к сожалению, не дало результата. Одна из версий говорила о причастности к убийству агента ровенского гестапо Ришарда Аренда, который до войны учился с Лидией в одной гимназии, а после отступления немцев не раз, по докладам Лисовской, попадался ей на глаза во Львове в форме советского офицера. Другие версии строились на сообщениях Лисовской об угрозах ей со стороны проживавших во Львове поляков и украинских националистов. Почему Лисовская и Микота не поехали в Ровно поездом, хотя для них были куплены железнодорожные билеты, установить не удалось. Не смогли разыскать и подвозившую их машину. Очевидно одно: они стали жертвой фашистских агентов, которые действовали на территории Украины и после освобождения от оккупантов.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог