загрузка...

Москва на осадном положении


"Чьи там фигуры стоят на крышах
В синем мраке московских ночей?
Это на вахту отважно вышел
Отряд пожарников-москвичей."

В. Лебедев-Кумач

Улица Москвы, конец лета – начало осени 1941 г.

15 октября ГКО СССР принял постановление об эвакуации Москвы. Из Москвы должны были эвакуироваться предприятий и учреждений, а также гражданское население, не занятое на предприятиях оборонного значения. В городе стали с перебоями ходить троллейбусы и метро, встала часть трамвайных маршрутов, закрылись некоторые магазины и столовые. В Москве заминировали многие заводы, склады, учреждения, институты, мосты, некоторые магазины и даже Большой театр. Средства советской пропаганды не давали гражданам точной информации о положении Красной Армии на фронтах. В столице поползли слухи, что немцы уже возле города, власти бежали, войска отступают, а город остался беззащитным, немцы вот-вот войдут в столицу.

16 октября в городе началась паника и массовые беспорядки. Тысячи людей ринулись грабить магазины и склады. Ночью на московских улицах начались массовые погромы, люди разбивали витрины, выламывали двери и выносили все из промтоварных и продовольственных магазинов. Паника породила неразбериху, мародерство, резкий всплеск бандитизма, грабежей, хищений, особенно со стороны руководящих советских, партийных и хозяйственных работников. Московская милиция получила приказ расстреливать мародеров и грабителей на месте. Во многом именно благодаря усилиям Московского уголовного розыска порядок в городе удалось быстро восстановить. Одновременно тысячи людей двигались на восток по шоссе Энтузиастов к Горькому на машинах, телегах и велосипедах, многие шли пешком, обвешанные мешками и котомками. Это бегство из города продолжалось 17 и 18 октября.

20 октября 1941 г. в газете "Правда" публикуется подписанное И.В. Сталиным накануне, 19 октября, постановление Государственного Комитета Обороны о введении в Москве осадного положения:
"Сим объявляется, что оборона столицы на рубежах, отстоящих на 100-120 километров западнее Москвы, поручена командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову, а на начальника гарнизона г. Москвы генерал-лейтенанта т. Артемьева возложена оборона Москвы на её подступах.

В целях тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла войск, защищающих Москву, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов, диверсантов и других агентов немецкого фашизма Государственный Комитет Обороны постановил:
1. Ввести с 20 октября 1941 г. в г. Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.
2. Воспретить всякое уличное движение, как отдельных лиц, так и транспорта с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспорта и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы, причём в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспорта должно происходить согласно правилам, утверждённым московской противовоздушной обороной и опубликованным в печати.
3. Охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта г. Москвы генерал-майора т. Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды.
4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.

Государственный Комитет Обороны призывает всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии, обороняющей Москву, всяческое содействие.
Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин".

Для улучшения организации противопожарной службы в столице были созданы военизированные пожарные команды, а также на предприятиях было создано 12736 добровольных пожарных команд, в которых насчитывалось более 200 тысяч человек. Воздушную оборону Москвы составляли непосредственно авиация, а именно: московская авиационная дивизия, артиллерия наземного расположения (зенитные полки и др.), а также особые аэростатные полки (решением Государственного Комитета Обороны от 09.07.1941 почти в три раза расширилась сеть постов аэростатов воздушного заграждения).

Стоит упомянуть о том, что в эти суровые для нашей столицы дни ни на секунду не прекращалась рабочая и культурная жизнь столицы. Когда враг стоял у ворот города, деятельность государственных органов страны и города крайне затруднилась, но в Москве по-прежнему оставались и Политбюро ЦК, и Государственный комитет обороны, и Ставка Верховного Главнокомандования, и минимально необходимый для руководства страной и Вооруженными силами правительственный и военный аппарат. Центральные газеты («Правда», «Красная звезда», «Известия», «Комсомольская правда», «Труд» и другие) по-прежнему регулярно выходили в эти дни. Они были немаловажным фактором в обеспечении спокойствия и дисциплины москвичей, высказывали твердую уверенность в том, что Москва не будет сдана врагу.

парад 7 ноября 1941 г.

В начале ноября в боях наступила передышка, появилась неожиданная мысль – провести традиционный военный парад. Заседание по случаю годовщины Октября состоялось 6 ноября в необычном месте – в подземном зале станции метро «Маяковская», одной из самых глубоких станций. На нём выступил И.Сталин. В своей речи он высмеивал нацистов: «И эти люди, лишённые совести и чести, люди с моралью животных, имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Суворова и Кутузова!». 7 ноября 1941 года на Красной площади был проведён парад войск, на котором с речью выступил И.В. Сталин. Обращаясь к воинам, уходящим прямо с парада на фронт, он говорил: "Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сёстры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!

В тяжёлых условиях приходится праздновать 24-ю годовщину Октябрьской революции. Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжёлый урон… Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков… Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии! Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!.. Смерть немецким оккупантам!..."

Парад 7 ноября 1941 г., фото А. Устинова

Готовился этот парад в строжайшей тайне. Даже его участникам не объявлялось заранее, для чего их тренируют. Командовал парадом генерал-лейтенант П.А. Артемьев, занимавший в то время пост командующего войсками Московского военного округа и возглавлявший Московскую зону обороны. Сам П.Артемьев рассказывал впоследствии об этом беспримерном в истории параде: "Сталин сказал: "Подготовку проводите в секрете. О начале парада сообщите мне лично после торжественного заседания 6 ноября". Я спросил: "Товарищ Сталин, а если прорвётся вражеский самолёт и начнёт бомбить парад?" Он ответил: "Во-первых, ни один вражеский самолёт не должен прорваться в Москву. А, во-вторых, если всё же сбросит бомбу, то уберите пострадавших и продолжайте парад".

Тексты речей И.В. Сталина разбрасывались с самолётов на оккупированных территориях, вызывая бешеную ненависть у врага и небывалый патриотический подъём и ненависть к фашистам у советских людей... После 7 ноября 1941 года парадов на Красной площади за все годы войны не проводилось ни разу. Следующий военный парад здесь состоится в преддверии победы – 1 мая 1945 года.

Правительство Москвы, проявляя особую заботу о сохранении творческих кадров и художественных ценностей, эвакуировало коллектив Большого театра в город Куйбышев (Самару). Летом 1943 года в Москву вернулась часть коллектива, работавшая в Куйбышеве, а 26 сентября того же года спектаклем «Иван Сусанин» Большой театр вновь открыл свои двери для зрителей. Здание консерватории имени П.И. Чайковского находилось под постоянной угрозой бомбардировок. Сотрудники и студенты консерватории, все, вплоть до директора, регулярно дежурили на крышах. На дом упало 17 фашистских зажигательных бомб; все они были обезврежены.

В течение всех военных лет коллектив вел интенсивную военно-шефскую работу: фронтовым бригадам приходилось выступать перед бойцами неподалеку от передовой, под угрозой вражеских бомбежек и обстрелов. Большое количество концертных бригад регулярно обслуживало воинские части Московского гарнизона, аэродромы, раненых в госпиталях, коллективы оборонных предприятий.

Не прекращалась в годы войны и подготовка научных кадров. Только в МГУ за 1941–1945 годы было защищено 106 докторских и 520 кандидатских диссертаций. За эти же годы вузы столицы подготовили десятки тысяч различных специалистов. В Москве уже с 1942г. действовали Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Театр драмы, Театр имени Евг. Вахтангова, Центральный театр транспорта, Областной театр юного зрителя и некоторые другие. Вскоре возобновили свою работу МХАТ, Театр им. Моссовета, Театр имени М.Н. Ермоловой и многие другие театры, вернувшиеся в 1943 году из эвакуации.

Москва приобрела облик военного города: улицы пересекли ряды «ежей» и других противотанковых заграждений. Шпионов, диверсантов, провокаторов и паникёров полагалось расстреливать на месте. Панику, возникшую было в связи со слухами об эвакуации И.В. Сталина, о сдаче столицы немцам, удалось погасить. Порядок был восстановлен. По воспоминаниям А. Рыбина, знаменитейший тенор Сергей Лемешев, которому в те дни предлагали вместе с другими артистами Большого театра эвакуироваться, заявил: "А почему я, собственно, должен ехать в Куйбышев, когда Сталин находится в Москве? Нам надо здесь помогать фронту, открывать наш театр, а не стремиться в тыл".

19 ноября – на фоне ожесточённых боёв, когда в затемнённой Москве не было ни одного огонька в окнах домов, в филиале Большого театра на Пушкинской улице с одобрения И.В. Сталина состоялся первый концерт артистов этого театра, которых от имени присутствующих поблагодарил командующий 16-й армией Константин Рокоссовский. Через пару дней в Большом театре шла опера "Евгений Онегин", затем – балет "Тщетная предосторожность".

Этот дополнительный морально-политический фактор для сражавшихся под Москвой бойцов легко недооценить. Переоценить – невозможно. Бойцы Красной Армии в заснеженных полях и лесах Подмосковья, прочитав об этом в газетах, услышав по радио или от своих командиров, понимали, что это и есть величайшее проявление силы духа: ни одно государство в мире за всю многовековую историю человечества не открывало театра, когда враг стоял в 30-40 километрах от города. И это вселяло в красноармейцев и оптимизм, и уверенность в победе.

В Москве продолжала работать киностудия документальных фильмов, ставшая своеобразным штабом фронтовой кинохроники. Сюда стекались материалы, отснятые более, чем сотней операторов, снимавших боевые действия Красной Армии и партизан, здесь монтировались киножурналы, короткометражные очерки, полнометражные документальные фильмы о важнейших сражениях Отечественной войны, такие как «Разгром немецких войск под Москвой» (1942 г.) режиссеров Варламова и Копалина, «Битва за нашу Советскую Украину» (1943г.) режиссеров Довженко и Ю. Солнцевой, «Народные мстители» (1943г.; фильм, составленный из съемок, сделанных в тылу врага) режиссера В. Беляева, «Сталинград» (1943г.) режиссера Л. Варламова, «Берлин» (1945г.) режиссера Райзмана и другие. В годы войны московские композиторы создали большое количество различных музыкальных произведений. Особенно большой популярностью как на фронте, так и в тылу пользовались песни: «Священная война» А. Александрова (на слова В. Лебедева-Кумача), «В лесу прифронтовом» М. Блантера (на слова М. Исаковского), «В землянке» К. Листова (на слова А. Суркова), «Шумел сурово брянский лес» С. Каца (на слова А. Софронова), «Жди меня» М. Блантера (на слова К. Симонова) и многие другие.



загрузка...

возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог