Встреча с мессером
(воспоминания участника ВОВ Сучкова А.И.)



"Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы... И все-таки,
Постарайтесь вернуться назад…"

Б. Окуджава


Полковник Сучков А.И.

Больше 70-ти лет прошло с начала Великой Отечественной войны, но спросите любого живого свидетеля тех событий и услышите от него подробный рассказ о первом дне той страшной войны, которая для многих наших граждан оказалась неожиданной. Быстротечное время не в силах стереть из памяти ветеранов того потрясения, которое вызвали вырвавшиеся из репродукторов слова Молотова В.М.: «…без объявления войны, германские войска напали на нашу страну». Тогда мобилизация коснулась и вчерашних выпускников школ…

Сегодня, когда ветеранов Великой Отечественной в живых осталось совсем немного, их интервью, рассказы, дневники, письма, фотографии, рисунки и др. – всё имеет большую историческую ценность; помогает взглянуть на события не с официальной позиции государства, а глазами простого бойца или командира, а значит глубже понять суть далёких от нас событий. Вниманию читателей предлагается статья Сучкова А.И. «Встреча с мессером», которая была опубликована в газете «Вперед и выше» Академии имени Н.Е. Жуковского к 50-летию Победы.

Но сначала немного об авторе. Артемий Иванович Сучков относится к поколению русских людей, принявших на себя всю тяжесть начального периода Великой Отечественной войны.

Сразу после выпускного вечера в средней школе (июнь 1941 г.) был призван в армию и зачислен во 2-ю Московскую школу авиамехаников специальных служб ВВС. В марте 1942 г. получил специальность механика по электрооборудованию самолетов и был направлен в 18-й запасной авиаполк (г. Буденовск Краснодарского края). Уже в мае 19-летний механик обеспечивал боевые действия Дальнебомбардировочного авиаполка (Юго-Западный фронт), базирующегося в районе г. Харькова. Здесь пришлось познать горечь поражений и отступления.

Летом 1942 г., когда на юго-западном фронте сложилась тяжелая оперативная обстановка, многие военнослужащие различных родов войск направлялись в сухопутные войска. Сержант Сучков оказался в составе артиллерийского полка резерва Главного командования и стал механиком-водителем тракторов огневого взвода. Через некоторое время сержанта перевели во взвод управления артиллерийской батареи связистом, а чуть позже он стал командиром отделения разведки.

В сентябре 1942 г. полк прибыл на фронт северо-западнее Сталинграда (30 км) и 17 сентября вступил в бой. С этого времени Артем непрерывно находился на огневых позициях, выдвигался на передовые наблюдательные пункты, вступал в оборонительные и наступательные бои...


***


Подполковник Сучков А.И.

«В июле 1942 года при отступлении наших войск из-под Харькова я, сержант, механик эскадрильи по электрооборудованию самолетов, вместе с группой механиков и мотористов нашего авиационного полка попал на пересыльный пункт наземных войск, где нас – авиационных специалистов – стали разбирать представители формирующихся воинских частей. Личные дела при отступлении из-под Харькова нам выдали на руки. Смена авиационной специальности на наземную произошла быстро. Ко мне подошел майор-артиллерист, взял мое личное дело, открыл лист оценок по предметам, которые я сдавал в авиационном училище, и предложил мне должность |механика тракторов. Я доложил майору, что тракторов не знаю, на что он мне ответил:

– Ты сдал авиационные двигатели на «отлично», а трактор проще, и ты его изучишь за три дня.
Так я попал в 1100-й пушечный артиллерийский полк резерва главного командования, который формировался вблизи города Пензы.

В сентябре 1942 года полк по боевой тревоге выехал на фронт и вступил в бой северо-западнее Сталинграда. И вот мы на фронте. Сталинград близко, он горит, дымы его пожарищ поднимались до облаков. На фоне дымов и облаков четко видны группы немецких самолетов, атакующих обороняющихся в Сталинграде. Над нами барражирует корректировщик-разведчик «Фокке–Вульф 189», солдаты называют его «рамой» за двухфюзеляжную конструкцию. Артиллерийско-минометная перестрелка на нашем участке не затухает, поддерживаемая на переднем крае стрелковым оружием.

Огневые позиции разместились в трех-четырех километрах от передовой – в поле созревшей пшеницы совхоза Котлубань. Пушки в круговых орудийных окопах, трактора располагаются в открытых укрытиях с наклонным выездом. Снаряды в ровиках, для укрытия личного состава батарей отрыты щели, которые перекрыты сверху и засыпаны землей.

От огневых позиций уходят на передний край к наблюдательным пунктам телефонные кабели проводной связи. По ним от разведчиков и командиров ведется управление огнем, передаются команды на открытие и корректировку огня. Мои знания в области электротехники оказались очень нужными при ремонте полевых телефонных аппаратов и налаживании проводной связи. Командир батареи, заметив мои успехи в области связи, вызвал меня и перевел из огневого взвода в отделение связи взвода управления. Так я стал связистом, покинув трактора, которые обслуживают отделение тяги в огневом взводе.

В первый же день я получил приказ выйти на боевое дежурство на передовой наблюдательный пункт батареи вместе с командиром взвода управления и разведчиком. Смену товарищей на переднем крае мы можем произвести только в темное время суток. Наблюдательный пункт находится в поле зрения противника. Успешная работа зависит от скрытности наших действий и умелого использования маскировки.

Наступают сумерки – и мы отправляемся в путь, проверив оружие и взяв боекомплект патронов и гранат. Впереди идущий держит в руках телефонный провод, он является надежным путеводителем. Наш путь проходит вблизи артиллерийских и минометных батарей, принадлежащих другим воинским частям. Некоторые орудия и минометы ведут огонь по противнику. Мы слышим команды, сопровождающиеся оглушительными выстрелами, видим вспышки, освещающие стволы орудий и окружающую степь.

До переднего края обороны остается идти пять километров. Линия фронта здесь, северо-западнее Сталинграда в районе совхоза Котлубань, имела форму подковы. С наступлением ночи линию фронта было хорошо видно. Она обозначалась периодически взлетающими осветительными ракетами, которые применялись для освещения переднего края боевым охранением с обеих сторон. Немцы осветительных ракет не жалели, и они у них были более яркого белого цвета. Наши осветительные ракеты сравнительно с немецкими были более тусклого цвета и отдавали желтизной.

На юго-востоке продолжал гореть Сталинград, уже много дней бушующие в городе пожары давали сплошную полосу дымов, которые днем сливались с облаками.

Сейчас пожаров не было видно, но зарево у земли, по линии горизонта, зловеще дышало багровыми очагами огня.

Ускоряем шаг, приближается передний край нашей обороны, все слышнее пулеметные очереди, одиночные винтовочные выстрелы и очереди из автоматов ППШ и немецких автоматов «Шмайсер». По звуку они различимы.

Из-за холма со стороны противника веером появляются трассирующие пули пулеметной очереди. Пригибаемся и быстро надеваем каски, а пилотки затыкаем за пояс.

Впереди появляется вход в небольшую землянку. Это третья промежуточная линии связи нашей батареи. Там дежурят два ваших телефониста. Они должны быстро восстановить связь в случае обрыва проводов. Входим в землянку, лейтенант берет у телефониста трубку, вызывает наблюдательный пункт нашей батареи. Дает распоряжение готовиться к смене. Связывается с огневыми позициями и докладывает командиру батареи, что мы готовимся пройти опасную зону и занять наблюдательный пункт, который расположен на железнодорожном разъезде. Устремляемся вперед и входим в ход сообщения, который ведет к опорному пункту стрелкового подразделения на переднем крае.

Нас останавливает окрик: «Стой, кто идет?» Лейтенант отвечает: «Свои, разведка». Дежурный боевого охранения спрашивает: «Пропуск?», лейтенант отвечает: «Кировск» – это пароль на сегодняшний день. Лейтенант бросает в темноту: «Отзыв?» Нам отвечают: «Ленинград». Раздается команда: «Проходи». И мы проходим, приближаемся к часовому, который держит винтовку, подготовленную к стрельбе и направленную в нашу сторону. Хлопок выстрела из ракетницы – и мы ярко освещены взлетевшей вверх осветительной ракетой.

Часовой нас разглядывает, а мы подходим к нему, входим в траншею, отрытую в полный профиль. Заметив мои авиационные петлицы, часовой обращается ко мне: «Слушай, сержант, ты авиатор?» Я отвечаю: «Да». «Тогда посмотри, кто к нам сегодня в гости пожаловал» – и показывает рукой в направлении железнодорожных путей. Мы смотрим туда и видим на рельсах полустанка «Мессершмитт-109», который, видимо, совершил вынужденную посадку. Спрашиваем: «Летчика взяли в плен?» – «Нет, он мертвый в кабине».

Проходим по траншее до ее поворота, и далее приходится выйти из нее и идти по открытой местности. Это опасная простреливаемая зона. На нашем пути «Мессершмитт». Вот он совсем рядом. Взлетает с немецкой стороны осветительная ракета – и мы падаем на землю вместе с командой «Ложись!», которую дает лейтенант.

Я смотрю на самолет, в кабине которого летчик с открытыми неподвижными глазами. В лучах падающей осветительной ракеты рассматриваю лицо летчика. Это молодой человек, видимо, моего возраста, мне даже кажется, что он похож на одного моего школьного товарища.

Ракета падает – и все погружается во мрак. Мы вскакиваем и бежим к нашему наблюдательному пункту, где нас ждут сменяемые товарищи. Впрыгиваем в окоп наблюдательного пункта, который выкопан рядом с разбитым паровозом, приветствуем товарищей, и они нам передают стереотрубу с треногой для наблюдения за противником, полевой телефон, кратко рассказывают о важнейших наблюдениях за день боевого дежурства. Рассказывают и о «Мессершмитте».

Завершив рассказ, товарищи жмут нам руки и скрываются в темноте. Мы заступили на боевое дежурство на переднем крае этого участка фронта, впереди – нейтральная полоса. Оборонительные позиции стрелкового подразделения сзади нас, лейтенант докладывает по телефону командиру батареи о произведенной смене.

Я сажусь, беру полевой телефон и слушаю текущие переговоры, которые ведутся в полку. Все шесть батарей и шесть наблюдательных пунктов размещены на различных участках фронта, находятся на одном проводе – и я прослушиваю все переговоры. Вот товарищ «20» вызывает наблюдательный пункт первой батареи. (Товарищ «20» – это шифр начальника штаба полка.) Он спрашивает, не слышат ли разведчики гул танковых моторов, те отвечают отрицательно. Периодически проверяют исправность линий связи. Вот и проверка моей линии связи.

В телефонной трубке слышу: «Мурманск!» Отвечаю: «Мурманск слушает», в ответ: «Проверка». Такие переговоры будут до рассвета. «Мурманск» – это шифр наблюдательного пункта нашей батареи. Утром, с наступлением рассвета, разведчики начинают вести проверку ранее обнаруженных целей, на подавление которых не были выделены боеприпасы. Таких целей было много: это пулеметные гнезда, минометные позиции, артиллерийские орудия. Все цели в районе нашего наблюдательного пункта были пронумерованы и утром проверялись. О вновь обнаруженных целях разведчики докладывали на огневые позиции. Решение на подавление важных целей принималось в штабе полка с выделением соответствующего количества боеприпасов, которые всегда экономили и берегли для отражения внезапных атак противника.

Первое боевое дежурство на передовом наблюдательном пункте прошло спокойно, и следующей ночью нас сменили. Прослушивая телефонные разговоры, я услышал, что для нас с огневых позиций уже принесли на третью промежуточную к телефонистам термос с горячей пищей, хлеб и «боевые сто грамм».

Последние часы боевого дежурства тянутся особенно долго, кажется, время замедлилось. И вот наконец из темноты появляется смена. Жмем руки товарищей, а они нам шепотом сообщают новые пароль-пропуск и отзыв, установленные на наступившие сутки. Это нам потребуется при переходе через боевое охранение в траншее пехоты. Периодически взлетающие ракеты освещают нейтральную полосу и железнодорожный разъезд с «Мессершмиттом». С падением очередной осветительной ракеты наступает темнота – и лейтенант дает команду: «Пошли!»

Выскакиваем из окопа и бежим к «Мессершмитту». Вот он совсем рядом. Хлопок выстрела из ракетницы – и очередная осветительная ракета взлетает вверх. «Ложись!» – подает команду лейтенант, и мы прижимаемся к земле. Снова вижу лицо немецкого летчика и снова кажется, что он похож на моего школьного товарища.

Ракета падает – и вновь темнота, вскакиваем и бежим к траншее, еще немного – и мы в ней. Идем по траншее. Появляется дежурный боец боевого охранения, он, видимо, предупрежден о нашем проходе и пароль не спрашивает, а задает вопрос: «Ну, что там на переднем крае видно?» Лейтенант отвечает: «Видно много, но снарядов у нас мало», и мы проходим в тыл. У телефонистов третьей промежуточной нас встречает боец нашего огневого взвода. Он принес нам термос с горячей пищей, хлеб и флягу с водкой. Разлив водку по кружкам, чокаемся, выпиваем за боевые успехи полка и с аппетитом принимаемся за еду.

Утолив голод, в ночной темноте по телефонному проводу идем на огневые позиции батареи. Встречает нас часовой и указывает блиндаж, где подготовлены места для отдыха. Постелив на солому плащ-накидки, ложимся спать. После дежурства на передовом наблюдательном пункте спать в блиндаже под надежным перекрытием было наслаждением. И я крепко уснул. Проснулся во второй половине дня, вышел из блиндажа. Погода была теплая, безветренная, в голубом небе ярко сияло солнце.

Увидев меня, старшина батареи сказал: «Наконец-то проснулся, идем в полевую баню, уже вся батарея вымылась, один ты остался». И мы пошли в тыл за километра два, на берег небольшого озера, берега которого поросли кустарником.

Фронтовая баня состояла из бочки, под которой горел костер. Старшина показал мне, куда нужно повесить всю одежду и белье для дезинфекции над кипящей водой в бочке, и ушел. Я подложил дрова и пошел на берег озера, набрал воду в ведерко, выстирал портянки, развесил их на кустах и принялся мыться, обратив лицо в сторону солнца. Было тихо и даже не верилось, что я на фронте... Но вдруг я увидел на малой высоте самолет, который летел прямо на меня. Появление мерцающих огоньков от его стреляющих пулеметов заставило меня мгновенно броситься на землю и плотно прижаться к грязи, которая образовалась от мывшихся передо мной людей, в эти же секунды просвистели трассы пуль и ударили по водной поверхности озера около берега.

Вслед за пулями появился «Мессер», он над озером заложил вираж, и летчик рассматривал меня, лежавшего голым около бочки. Видимо, решив, что я убит, он улетел в сторону линии фронта. Я встал и начал смывать грязь и глину, подумав, что опасность миновала. Однако я ошибался. Оказалось, что рядом в кустах были замаскированы две полевые кухни, и повара с поварешками напали на меня сильнее «Мессера». Они сорвали с кустов мои портянки и бросили их на землю, крича, что я их демаскирую и «Мессер» мог их расстрелять!

Одевшись, я пошел на огневые позиции батареи, где рассказал товарищам о встрече с «Мессершмиттом».


Полковник в отставке А. Сучков, участник ВОВ


***


Артемий Иванович с дочерью

Война продолжалась… В составе 1100 ПАПРГК Артем Сучков участвовал в боях по окружению немецко-фашистских войск западнее Сталинграда, в боях в районе Котельниково, в наступательных боях от Сталинграда до реки Миус близ Таганрога, длившихся вплоть до исторического наступления 19 ноября, закончившегося окружением 6-й армии немецко-фашистских захватчиков.

Артиллерист-разведчик Сучков прошел с боями путь от Сталинграда до Ростова, освобождал Ростов, Новочеркасск, Матвеев Курган.

В апреле 1943 г. Артем как младший командир, имеющий боевой опыт, был командирован на фронтовые курсы младших лейтенантов 51-й Пехотной армии 4-го Украинского фронта, по окончании которых ему присвоили звание младшего лейтенанта и направили в батальон резерва офицерского состава армии. Здесь и выяснилось, что молодой офицер является авиационным специалистом и по решению ставки Верховного главнокомандующего подлежит возвращению в ВВС. Его направили в 8-ю Воздушную армию на должность механика по электроспецоборудованию самолетов 10-го Учебно-тренировочного авиаполка.

В октябре 1943 г. младший лейтенант стал механиком по электроспецоборудованию самолетов, а затем начальником специализированной полевой авиаремонтной мастерской (СПАРМ-1). В конце войны мастерская обслуживала полевым ремонтом авиационные части 16-й Воздушной армии, которые вели бои за освобождение Украины, Крыма, Польши (4-й Украинский, 2-й Украинский, 1-й Белорусский).

По окончании войны проходил службу в составе Группы советских войск в Германии в г. Берлине (аэродром Шеневальде).

В августе 1946 г. Сучкова направили на учебу в Военно-воздушную инженерную академию (ВВИА) им. Н.Е. Жуковского и зачислили слушателем электротехнического факультета. Академию он окончил в 1953 г., получив диплом с отличием. В адъюнктуре кафедры «Основы авиационной автоматики» занимался решением задачи в области быстродействующего привода рулей для управляемых ракет под руководством А.А. Красовского. Защитив кандидатскую диссертацию (1957 г.), Артемий Иванович стал преподавать на факультете авиационного оборудования ВВИА.

За цикл работ по теории систем одноканального управления А.И. Сучкову в соавторстве с коллегами в 1976 г. присуждена Государственная премия СССР.

Артемий Иванович – автор многих учебников для вузов ВВС, двух монографий на специальную тему, учебных пособий, научных статей и работ. На его счету около ста изобретений, многие из которых успешно внедрены в промышленности. Создал новое направление в приборостроении: модуляционные измерители различного назначения. Его труд имеет прямое отношение к созданию принятого на вооружение современного комплекса противотанковых ракет и переносимых зенитных ракет, использующих одноканальные системы управления.

За участие в Великой Отечественной войне и успехи по службе награжден пятью орденами (Отечественной войны II степени, три ордена Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени) и 15 медалями (в том числе медали «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина»), а также грамотой c благодарностью от Верховного Главнокомандующего "За взятие Берлина".

А.И. Сучков подготовил более 20 кандидатов технических наук, воспитал тысячи слушателей. В 1969 г. ему присвоили звание заслуженного изобретателя РСФСР, в 1994 г. – член-корреспондента Российской академии инженерных наук.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог