Герои-летчики Свиридов А.А. и Зыков Ю.Н.


"Мы слишком долго отступали
Сквозь этот черный, страшный год.
И кровь друзей, что в битвах пали,
Сердца стыдом и болью жжет."

А. Сурков

Cтарший лейтенант Свиридов А.А.

Свиридов Алексей Андреевич родился 1919 г. в деревне Ступишино Плавского района Тульской области в семье крестьянина-бедняка. В тридцатых годах после переезда семьи в Москву поступил учиться в ФЗУ. Затем несколько лет работал слесарем на Московском машиностроительном заводе. Без отрыва от производства учился в аэроклубе. В феврале 1939 г. после окончания летной школы был направлен в бомбардировочный авиаполк. В годы войны сражался на многих фронтах. Совершил более 200 боевых вылетов. Свиридов А.А. погиб 6 октября 1943 г. при бомбардировке железнодорожных эшелонов на станции Гомель. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1944 г. Алексею Андреевичу Свиридову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

...Шел октябрь 1941 г. немецкая группа армий «Центр» начала наступление на Москву. Около двух недель шли ожесточенные оборонительные бои войск Западного фронта на вяземском направлении. Ценой больших потерь наши войска сумели остановить наступление фашистов. Это были тяжелые дни. Гитлеровское командование, не считаясь с огромными потерями, вводило в бой все новые резервы. В полку не хватало самолетов, а летчики рвались в бой. Выполняли различные боевые задания – бомбили танковые колонны Гудериана, рвавшиеся к Москве, наносили удары по артиллерии и живой силе на поле боя, уничтожали вражеские резервы, перебрасываемые автотранспортом и по железной дороге.

Нередко звено Свиридова выполняло задание без прикрытия истребителей. Однажды звено при бомбежке и штурмовке автоколонны атаковала шестерка «мессеров». Несмотря на оранизованный оборонительный огонь, самолет Свиридова был подожжен. Ведомые вплотную пристроились к ведущему, стремясь морально поддержать попавшего в беду командира. Он машет рукой – просит отойти дальше от горящей машины: ведь в любую минуту могут взорваться бензобаки. Пламя все ближе подбирается к кабине пилота. Катастрофически падает высота. Моторы начинают сдавать. Воспользоваться парашютом? Нет! Этого делать нельзя – внизу территория врага. И Свиридов продолжает полет. Пламя бушует все сильней, а переднего края все нет и нет. Но вот, наконец, вдали показался знакомый изгиб небольшой речушки. Там – своя территория. – Алеша, торопись, – кричит штурман Павлов, – пламя охватывает кабину!
И только теперь Свиридов понял, что ему жарко, Трудно дышать. Но силы еще есть. Лишь бы не сдал мотор.

Когда самолет приземлился на живот, пламя охватило почти всю пилотскую кабину. Задымилась одежда, пламя обжигало лицо, руки. И едва успел экипаж выскочить из бомбардировщика, как последовало несколько сильных взрывов. Это взорвались бензобаки. Свиридов и в дальнейшем не раз с честью выходил из самых сложных положений. Он всегда стремился избежать неоправданных потерь, как можно эффективнее выполнять боевые задания. Так было при обороне Москвы, так было и в боях на Курской дуге, под Севском, при освобождении Белоруссии. На счету экипажа Свиридова значились уже десятки уничтоженных танков, самоходок, автомашин, сотни вражеских солдат и офицеров, несколько переправ через водные преграды.

Экипаж Свиридова дрался с врагом мужественно и умело. За это его уважали в полку. Однажды экипаж Свиридова А.А.: штурман Савченко, стрелок-радист Буданцев, вылетел на задание – бомбардировать танковую колонну. В этот день с ними в воздух поднялся четвёртый – техник самолета Епифанов. Но отыскать цель в тот день было не так-то просто. Фрицы здорово замаскировались на местности мелким ельником. Помог штурман Савченко. Не зря его считали в полку глазастым разведчиком. Он первым обнаружил рассредоточенные танки. Как потом выяснилось, фашисты сидели без горючего.

Девятка Пе-2 успешно обрушила бомбовый залп по танкам. Сделав два захода, экипажи перешли на бреющий полет и с малой высоты проштурмовали цель пулеметным огнем. Все шло нормально. Но когда самолеты легли на обратный курс, их атаковала восьмерка «мессеров». Пикировщики, плотно сомкнувшись, вели активный огонь из всех пулеметных точек. Воздушная схватка закончилась в нашу пользу. Стрелки-радисты и штурманы подожгли четыре «мессершмитта», два подбили, а оставшаяся пара поспешно ушла, не приняв боя.

Самолет Свиридова получил повреждения и загорелся, летчику удалось посадить его на лесной поляне. Все члены экипажа получили ранения, самолет сгорел дотла. Перевязав экипаж, ночью Алексей Свиридов добрался до ближайшей деревни. От жителей узнал неприятную весть – немцы вокруг. С трудом раздобыл лошадку, и с помощью деревенских жителей отвёз раненых в лес к партизанам. А те вызвали санитарный самолет и доставили летчиков к своим...

И вот наступило 6 октября 1943 г. Полк получил приказ уничтожить скопление эшелонов на железнодорожном узле Гомель, вывести из строя входные и выходные стрелки и тем самым сорвать противнику переброску резервов. Эскадрилья Алексея Свиридова поднялась в воздух. Справа вверху летит четкая колонна самолетов других эскадрилий полка. Строй сомкнут. Вслед за истребителями прикрытия, которые очистят воздушные подступы к Гомелю, на вражеские батареи сейчас обрушат свой залп бомбардировщики полков дивизии.

На горизонте показался Гомель. Кругом дым. Это работа соседнего полка. По черно-серому небу кружат сходящиеся и расходящиеся пары советских истребителей. Противник открыл сильный зенитный огонь. На подступах к железнодорожному узлу одновременно рвутся 40-60 снарядов. Но командир полка Герой Советского Союза М. Воронков уверенно ведет полковую колонну на цель.

Старший лейтенант Свиридов идет ведущим левой девятки. Он отчетливо видит, как низвергаются в крутое пике звенья флагманской девятки. Они прицельно бьют по вокзалу и выходным стрелкам железнодорожного узла. Алексей мысленно представляет себе, как хитро щурится Воронков и азартно сверкают озорные глаза мастера прицельных бомбовых ударов полкового штурмана Никиты Лепехина.

Вслед за девяткой Воронкова Алексей Свиридов энергично ввел свой самолет чуть ли не в отвесное пике. Когда до цели осталось несколько десятков метров, штурман Павлов сбросил бомбы. Они точно поразили батарею вражеских зениток. Сделав круг над бушующим морем огня, командир эскадрильи вновь ведет своих питомцев на цель. И снова первым бросает он свое звено в крутое пикирование. Но при выходе из него самолет командира словно обо что-то споткнулся. Его резко подбросило. И в ту же секунду вражеский снаряд ударил в кабину. Крупные осколки вонзились Свиридову в грудь, плечо и правый бок. Истекая кровью, летчик и штурман все же сумели вывести машину в горизонтальный полет. С трудом перетянули за линию фронта. Вот, наконец, и знакомые ориентиры на своей территории. Свиридов стремился во что бы то ни стало спасти жизнь экипажу, сохранить машину. Но, чувствуя, что последние силы покидают его, командир отдал последний приказ:
– Стрелок, прыгай!

«Но мы, – как потом, спустя несколько лет, рассказывал стрелок-радист Григорий Алексеев, – не были приучены бросать товарищей в беде: я до роковых секунд оставался рядом со своими товарищами. Старший лейтенант Свиридов, потеряв сознание, всем телом упал на штурвал. Последовал страшной силы удар, и я больше ничего не помню...» Летчик и штурман старшие лейтенанты Алексей Свиридов и Михаил Павлов героически погибли, не дотянув всего лишь несколько километров до своего аэродрома. Стрелок-радист старшина Алексеев взрывом огромной силы был выброшен из самолета на несколько десятков метров назад. К счастью, густая крона деревьев несколько смягчила его приземление, и после длительного лечения он снова вернулся в строй.
За величайшее мужество, отвагу и героизм, проявленные в боях, Алексею Андреевичу Свиридову и Михаилу Никитовичу Павлову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Гвардии старший лейтенант Зыков Ю.Н.

Зыков Юрий Николаевич родился в 1922 г. в городе Брянске в семье рабочего-металлиста. В 1926 г, вместе с семьей переехал на постоянное жительство в Москву. После окончания учебы в средней школе и аэроклубе в 1940 г. был направлен в военную летную школу. В 1942 г. прибыл на фронт. Командовал звеном, а затем эскадрильей. Совершил 175 успешных боевых вылетов, уничтожил 18 вражеских самолетов на аэродромах. Погиб 21 февраля 1944 г. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество, доблесть и геройство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 г. Юрию Николаевичу Зыкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В детстве Юра Зыков увлекался авиамоделизмом, спортом, много читал, вёл дневник. Привожу воспоминания отца Юрия: «После девятого класса шестнадцатилетнему Юре удалось поступить в аэроклуб на Красной Пресне. Тогда в таком возрасте это было непросто, шел очень строгий отбор, а летать хотели многие. Трудное это было для сына время. В шесть утра он уже выходил из дому, чтобы в девять непременно быть на аэродроме. Привык в электричке спать стоя, прислонившись к стенке или к плечу соседа. К двум часам надо было поспеть школу, после – то комсомольское собрание, то стенгазету делать и уроки учить. А утром – снова подъем в половине шестого.

Ни у кого из нас тогда не было сомнений, что сын живет правильно. И все же потом, через много лет, когда Юры не стало, я с горечью вспоминаю, что много юношеских радостей прошло мимо него. Помню, товарищи из класса зашли за сыном, долго уговаривали его пойти на школьный выпускной вечер, да так и махнули рукой – Юра не мог пойти с ними, ведь на завтра в аэроклубе назначен государственный зачет по полетам, там решается его судьба: достоин он или нет идти в летную школу. Надо выспаться, чтобы рука была твердой, а голова ясной».

В 1940 г. Юрий отлично выдержал экзамены в аэроклубе и был направлен в летную школу на Украину, под Киев. Зима в тот предвоенный год выдалась суровая, снежная. Учебные машины переставили на лыжи. Краги на меху, теплые портянки, валенки и фуфайка не очень-то помогали в 25-градусный мороз, особенно мерзли руки и ноги, иногда обмораживал лицо. Занятия проходили напряженно. Но Юрий учился с большим удовольствием. В его письмах к родным ни разу не проскользнуло сожаление о выбранном пути, ни разу не посетовал он, что тяжело.

В начале войны курсанты хорошо видели яростные воздушные бои над городом; немецкие бомбы обрушивались на древний, утопающий в зелени город. Бомбили они и учебный аэродром. В 1941 г. Юрий Зыков окончил авиационную школу, а затем прошёл дополнительную специальную подготовку в штурмовой авиации. В августе 1942 г. в звании старшего сержанта он направляется на Сталинградский фронт. В начале 1943 г. Юрию было присвоено звание лейтенанта, а затем старшего лейтенанта с последовательным назначением на должность командира звена, командира эскадрильи штурмовой авиации.

Из письма Ю. Зыкова домой: «...Мы бодры духом и верим в победу, которую мы же и завоюем. Положение сложное, тяжелое. Борьба жестокая, насмерть. И если мне придется отдать жизнь за Родину (а она ей и принадлежит), то считайте, что трусом я не погибну» (Сталинградский фронт, 1942 г.).

За время пребывания на фронтах Отечественной войны Юрий совершил на самолете-штурмовике Ил-2 175 успешных боевых вылетов. По данным наградного листа, он лично уничтожил 40 танков, 18 самолетов (на аэродромах противника), 20 цистерн с горючим, 150 машин с войсками и грузами, одну переправу через реку, два железнодорожных эшелона, подавил 22 точки зенитной артиллерии, уничтожил и вывел из строя до 1300 немецко-фашистских солдат и офицеров.

Бывало, что он летал на задания по три-четыре раза в день, встречался с хвалеными «фокке-вульфами», которые стаями кружились в районе цели, и, несмотря на это, отлично выполнял поставленные задачи, обращая в бегство самолеты противника. 16 июля 1943 г. Юрий Зыков получил приказ: уничтожить прорвавшиеся к переднему краю нашей обороны в районе станции Поныри танки противника. В воздух поднялись три шестерки «илов». Одну из них вел Зыков. Через 30 минут цель была накрыта лавиной противотанковых авиабомб. Прицельность бомбометания была исключительно точна. Немецкие танки запылали после первого же захода.

26 августа 1943 г. летчик 59-го гвардейского авиационного полка Юрий Зыков принимает участие в разгроме врага в районе города Севска Брянской области. Он делает три вылета. В результате его группой было уничтожено 5 танков и 12 автомашин. Совершив в этот день свой 100-й боевой вылет (четвёртый по счёту за этот день) экипаж Зыкова разбил ещё укрепление в Севске, где засели фашисты.

Противник много раз по радио, называя Юрия по фамилии, грозил «проучить» его, иными словами, уничтожить. Однако эти угрозы не только не устрашили Зыкова Ю.Н., а, наоборот, делали его еще злее. Немцы легко обнаруживали самолет Юрия по надписи «Мститель», начертанной на фюзеляже. Интересна история этой надписи. Был у Юры друг, летчик Василий Филиппов, командир эскадрильи. Он погиб в неравном бою. Потрясенный гибелью друга, Юрий дал клятву отомстить за него. Тогда и появилась эта надпись «Мститель», а стрелок с самолета Филиппова, Павел Сорокин, стал летать с Юрой.

Вместе они и погибли в неравном бою. Это случилось 21 февраля 1944 г. в Белоруссии под городом Рогачевом. Звание Героя Советского Союза Юрию Николаевичу Зыкову было присвоено посмертно 1 июля 1944 г. за мужество и героизм, проявленные в боях. Герой Советского Союза Зыков Ю.Н. награждён также орденами Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны II степени, медалью «За оборону Сталинграда». Похоронен гвардии старший лейтенант Зыков Ю.Н. в Москве, на Новодевичьем кладбище.


При написании статьи использованы материалы из книги "Герои огненных лет",
под редакцией Синицына А.М., кн. первая, М., "Московский рабочий", 1975 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог