Главная военно-морская база Балтийского флота –
Таллин в 1941 г.


Оборона военно-морской базы Таллин в 1941 г.   Начало Таллинского прорыва Балтийского флота
Окончание Таллинского прорыва Балтийского флота

"Не прорвут эскадры вражьи
Пограничную черту:
Дальномерщики на страже,
Комендоры на посту!"

Т. Сикорская

Эскадра КБФ на Таллинском рейде

Главная база Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) – Таллин – занимала выгодное стратегическое положение в Финском заливе. Крупный порт и важный узел железнодорожных и шоссейных дорог – Таллин являлся стратегическим форпостом Ленинграда. Ревель (а именно так до 1918 г. назывался Таллин) был взят войсками Петра I в 1710 г. во время Северной войны. С 1713 г. здесь находилась передовая база русского флота. Неоднократно флоты противников России (Швеции и Англии) пытались атаковать Ревель и русские корабли с моря, но каждый раз с потерями отступали. Только в 1918 г. после подписания Брестского мира русские корабли покинули Ревель. Вновь советский флот пришел на Таллинский рейд в октябре 1939 г., а с июля 1940 г. Таллин становится главной базой КБФ. Начинается ускоренное строительство инфраструктуры базы, береговых батарей, аэродромов. Однако до начала Великой Отечественной войны это строительство в полном объеме не удалось завершить, не хватало причалов, складов. Главная база флота располагала двумя небольшими судоремонтными предприятиями и тремя плавучими доками. В Таллине базировались корабли эскадры (линкор «Октябрьская Революция» 3-й, 4-й и 5-й дивизионы эсминцев), 2-я бригада подводных лодок, отряд минных заградителей, дивизион сторожевых кораблей, корабли ОВР-а (охрана водного района) ГБ (главная база), вспомогательные суда флота.

Непосредственно с моря ГБ защищали два отдельных артиллерийских дивизиона береговой обороны (94-й и 96-й отдельные артиллерийские дивизионы). Семь батарей (32 орудия от 100-мм до 305-мм калибра) размещались на полуостровах Сууропи (мыс Рандвере) и Виимси, на островах Аэгна и Найссаар. Уже после начала войны в Таллине были построены трехорудийная 130-мм железнодорожная батарея и два бронепоезда. Противовоздушную оборону базы обеспечивали три полка ПВО – 3, 4 и 5-й в составе 26 батарей (120 орудий среднего и малого калибра). На аэродромы Таллина базировалось 85 самолетов ВВС КБФ. Главная база КБФ готова была отразить атаку противника с моря и воздуха. Но с сухопутного направления база никаких укреплений не имела, и система обороны ее с этого направления разработана не была. Флот имел единственное подразделение для действий на суше – 1-ю бригаду морской пехоты общей численностью более 2,5 тысяч человек. С началом войны перед бригадой была поставлена задача – оборонять побережье района ГБ от возможных десантов противника. Генеральный штаб Красной Армии и Главный штаб ВМФ и представить не могли, что немцы дойдут хотя бы до Риги, не говоря уже о Таллине. Во время Первой мировой войны германские войска взяли Ригу только в сентябре 1917-го, а Таллин в марте 1918-го, после ухода русского флота. В 1941 г. гитлеровские войска вторглись на территорию Эстонии на 16-й день с начала войны.

Ночью 21 июня советский флот перешел на оперативную готовность № 1. 22 июня в 13.50 на береговом посту СНиС ( служба наблюдения и связи) подняли сигнал: "Вижу самолеты противника на осте и зюйде". Над Таллином появились самолеты-разведчики. Они были обстреляны зенитной артиллерией линкора «Октябрьская Революция». 23 июня из Таллина вышел отряд кораблей на первую боевую операцию – постановку минного заграждения в устье Финского залива. Уже в июне в Таллин стали приходить корабли из оставленных баз. Из Либавы прибыли подводные лодки и транспорты, из Рижского залива – Отряд легких сил (ОЛС), бригада подводных лодок, несколько транспортов. Из Моонзунда приходили для ремонта поврежденные в боях корабли. К размещению такого количества кораблей и судов база не была приспособлена. Кроме того, в Таллине оказалось множество моряков с погибших кораблей и расформированных частей.

Еще до начала войны немцы начали минирование фарватеров в Финском заливе, поэтому было принято решение перебазировать линкор «Октябрьская Революция» из Таллина в Кронштадт. Кроме того, в Кронштадт ушли минный заградитель «Урал» и несколько вспомогательных судов, а в Лужскую губу – плавбаза и 7 подводных лодок 2-й бригады. Уже в первые дни войны устье Финского залива было перегорожено несколькими рядами минных заграждений. Для прикрытия подходов к Таллину, 2 июля по приказанию командующего флотом вице-адмирала Трибуца В.Ф., минный заградитель «Суроп» в сопровождении тральщиков «Ударник», «Краб» и двух катеров МО (малый охотник) выставил 90 мин к северу от мыса Пакринем. 3 июля лидеры «Ленинград» и «Минск», эсминец «Гордый» в обеспечении двух БТЩ (быстроходный тральщик) и двух ТКА (торпедный катер) выставили 231 мину к западу от острова Найссаар. Минный заградитель «Марти» в сопровождении трех БТЩ, двух МО и двух ТКА выставил 300 мин к северу от острова. При выполнении постановок корабли были безрезультатно обстреляны финской береговой батареей с острова Макилуото.

1-2 августа сетевые заградители «Вятка» и «Онега» выставили на Таллинском рейде противолодочные сети протяженностью 2,6 мили. 11 и 14 августа для прикрытия подходов к Таллинскому рейду гидрографическое судно «Азимут» выставило к северо-востоку от острова Кери противолодочные сети протяженностью 3 мили. 19-20 августа сетевой заградитель «Онега» выставил к юго-западу от острова Найссаар противолодочные сети протяженностью 2,8 мили.

Уже в начале июля Военный совет КБФ стал проявлять беспокойство за свой тыл, особенно в южном направлении. Командующий флотом доложил Наркому, что телеграфная и телефонная связь с сухопутными частями нарушена. Авиаразведка доносила, что танки противника двумя колоннами движутся одна на Псков, другая на Таллин. Однако главком Северо-Западного направления маршал Ворошилов К.Е. и его штаб также не знали обстановку.

После войны нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. в своих мемуарах писал: "Нам в Наркомате ВМФ следовало именно в эти первые дни июля самим верно оценить обстановку, сделать реальный прогноз в отношении Таллина и решительно настаивать в Ставке: "Если хотим подольше удержать Таллин, необходимо отвести туда всю 8-ю армию и спешно создать несколько линий обороны". Но, надо признаться, в первой половине июля мы больше следили за событиями на суше около наших баз, чем руководили ими". (Кузнецов Н.Г. «На флотах боевая тревога», с. 41-42). В связи с отступлением советских войск из Прибалтики ВС КБФ в начале июля принял ряд мер на случай вынужденной эвакуации главной базы. 3 июля был подписан приказ комфлота о подготовке флота к переходу в Кронштадт. В соответствии с ним командующий флотом с походным штабом (9 офицеров) должен был идти на эсминце «Яков Свердлов» (этим кораблем Трибуц В.Ф. командовал 1935-1937 гг.), а начальник штаба и второй эшелон штаба – на крейсере «Киров».

Предполагалось ФКП (флагманский командный пункт) флота перенести в Лужскую губу. Однако Главное командование Северо-Западного направления считало, что командованию флота целесообразно остаться в Таллине. Нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. доложил об обстановке Сталину И.В., на что тот заметил: "Таллин нужно оборонять всеми силами". С этого момента флот стал принимать меры для организации обороны Таллина. Ведь Таллин не только база флота, но и столица Эстонской ССР. К этому времени уже были оставлены четыре столицы союзных республик – Рига, Вильнюс, Кишинев, началось сражение за Киев.

14 июля помощник главкома Северного и Северо-Западного фронтов, заместитель наркома ВМФ адмирал Исаков И.С. направил Военному совету КБФ задачи флота из сложившейся обстановки. В нем, в частности, говорилось: "ОЛС-у оставаться в Таллине до того момента, когда обстановка на фронте вынудит разрушить базу и начать отход по суше, поддержать огнём кораблей борьбу за Таллин. Отряд поддержки (не менее 4-х эскадренных миноносцем (ЭМ) с ТЩ и МО) – не уходить до начала движения береговых частей с полуострова Вимси". То есть предполагалось, что фронт будет организованно отходить на восток, а флот оказывать ему поддержку. Тогда еще не было ясно, что Таллин будет блокирован с суши. Командование Северо-Западного фронта, на которое была возложена ответственность за оборону Прибалтийских республик, в силу сложившейся обстановки на фронте не смогло принять необходимых мер для обороны ГБ – Таллина. Пришлось эту задачу выполнять флоту. 15 июля Военный совет КБФ поручил инженерному отделу флота строительство оборонительных сооружений. 5 августа был создан штаб обороны ГБ.

На подходах к Таллину были сооружены три линии обороны. Главный рубеж протяженностью 50 км проходил в 9-12 км от города. По окраине города проходила городская линия обороны, а в самом городе строились баррикады и оборудовались узлы сопротивления. Для систематического огневого содействия сухопутным войскам на приморском фланге был выделен отряд огневой поддержки в составе канонерских лодок «Москва» и «Амгунь». Немецкими войсками 5 августа была занята станция – Тапа, перерезаны железная дорога и шоссе, развернулись бои на дальних подступах к городу. К 8 августа войска противника вышли на побережье залива в районе Локса – Кунда. 8-я армия оказалась разделенной на две изолированные части: 10-й стрелковый корпус остался в районе Таллина, 11-й отходил к Нарве. В тот же день, 8 августа, авиацией противника в бухте Хара-Лахт у местечка Локса был потоплен эсминец «Карл Маркс». Все попытки 8-й армии восстановить положение встречными ударами 10-го и 11-го корпусов успехом не увенчались.

9 августа части 10-го стрелкового корпуса (СК) перешли в наступление и продвинулись на восток на 12-22 км. В этом продвижении частям корпуса содействовали канонерские лодки «Москва», «Амгунь», бронепоезд, ВВС КБФ. Но в связи с откатом восточной группировки 8-й армии далее на восток наступление было отменено, и командованию 10-го СК было приказано "действовать по обстановке". Части корпуса начали отходить на запад к Таллину. Таким образом, 10-й СК оказался у Таллина не потому, что имел задачу оборонять главную базу флота, а потому, что не сумел отступить на восток вместе с 8-й армией. Если бы корпус прорвался на восток, судьба Таллина была бы решена в считанные дни. Таллин оказался блокирован с суши, связь с Кронштадтом и Ленинградом была возможна только морем.

Наступавшие на город 4 немецкие дивизии более чем в два раза превосходили по численности силы, его оборонявшие (10-й стрелковый корпус, отряды морской пехоты, рабочие полки). Численность войск 10-го СК на 20 августа составляла 18,5 тыс. человек. В распоряжении 10-го СК оставались только два артполка, противотанковый дивизион, зенитный дивизион и полковая артиллерия (64 орудия среднего и малого калибров). Этого было очень и очень мало, учитывая серьезные потери в материальной части, понесенные в предыдущих боях. А входивший в его состав 47-й корпусной артиллерийский полк отошел вместе с 11-м стрелковым корпусом в направлении Нарвы. В корпусе почти не было танков.

Положение защитников Таллина осложнялось тем, что у них не было резерва сил, а надеяться на подход подкреплений было нельзя. Транспорты, уходившие из Таллина, вывозили раненых и гражданское население, обратно они доставляли провиант, вооружение и боеприпасы, пополнение личным составом или новые воинские подразделения в Таллин не направлялись – начались бои на дальних подступах к Ленинграду.

В обороне Таллина с суши участвовало около 16 тыс. моряков, действовавших в составе 1-й отдельной бригады морпехоты, отдельных строительных батальонов и других частей. С боевых кораблей на сухопутный фронт были направлены отряды моряков. Все ручное оружие для них и пулеметы были выделены из запасов кораблей и частей флота. Но, несмотря на отвагу и лихость, корабельные специалисты не могли заменить обстрелянных пехотинцев. В связи со сложной минной обстановкой на фарватере Таллин – Кронштадт начальник штаба флота представил 12 августа Военному совету КБФ доклад о необходимости немедленного перебазирования Отряда легких сил (крейсер «Киров», два лидера и новые эскадренные миноносцы) из Таллина в Лужскую губу или Кронштадт. 13 августа Военный совет флота обратился в Ставку с предложением перебросить с Ханко 20 тысяч бойцов для обороны Таллина. Но 14 августа была получена директива наркома ВМФ, требующая оставаться в Таллине и обороняться имеющимися силами.

Более того, 14 августа приказом главнокомандования Северо-Западного направления ответственность за оборону Таллина была полностью возложена на Военный совет КБФ. Ему был подчинен 10-й СК, командир корпуса генерал-майор Николаев И.Ф. был назначен заместителем командующего флотом по обороне ГБ с суши. В период подготовки обороны Таллина на внутреннем рейде были оборудованы якорные огневые позиции, предусмотрены районы огневого маневрирования кораблей на внешнем рейде, определены секторы обстрела кораблей. Были развернуты наблюдательно-корректировочные посты для кораблей и береговых батарей. В войска направлены флотские офицеры-артиллеристы, которые корректировали огонь корабельной артиллерии и батарей береговой обороны. 10-й СК имел только 36 орудий среднего (85 – 152-мм) и 28 малого (37-76-мм) калибра. В связи с этим для огневого содействия сухопутным войскам было привлечено 96 орудий флота – 37 береговых и 59 корабельных.

В огневом содействии принимали участие крейсер «Киров», лидеры «Минск» и «Ленинград», эсминцы «Гордый», «Славный», «Свирепый», «Скорый», «Сметливый», «Калинин», «Володарский», канонерские лодки «Москва», «Амгунь», 7 батарей береговой обороны. Всего в отражении наступления участвовали: 4 – 305-мм, 9 – 180-мм, 8 – 152-мм, 33 – 130-мм и 20 – 100-мм орудий. С 12 августа начинается эвакуация раненых и гражданского населения из Таллина на транспортах. В этот день первая партия раненых была отправлена на турбоэлектроходе «Вячеслав Молотов» и транспорте «Аурания». Их сопровождали эсминец «Стерегущий», три БТЩ и четыре катера МО. На переходе погиб БТЩ «Крамбол», затем подорвался и получил повреждение «Стерегущий». На подходе к острову Гогланд от взрыва мины получил повреждения «В. Молотов», и большая часть раненых была высажена на остров. Уже тогда стало ясно, что противник минировал фарватер. Однако командование флота не предпринимало никаких действий, чтобы помешать немцам и финнам усиливать минные заграждения между Таллином и Кронштадтом.

13 августа из Кронштадта в Таллин вышел конвой в составе шести транспортов, четырех тральщиков и четырех МО. На следующий день в районе мыса Юминда на минах погибли транспорты «Водник» и «Утена», тральщик ТЩ-68, а 15 августа – БТЩ «Буй». 20 августа в районе острова Сескар был атакован немецкими бомбардировщиками и погиб санитарный транспорт «Сибирь», шедший с минзагом «Урал» из Таллина в сопровождении шести тральщиков. 24 и 25 августа из Таллина были отправлены два конвоя с ранеными и гражданскими лицами – женщинами и детьми – семьями офицеров.

В состав конвоя, вышедшего 24 августа, вошли танкер №11, транспорты «Аэгна», «А. Жданов» и «Ээстиранд», ГИСУ (гидрографическое судно) «Гидрограф», ледокол «Октябрь» и поврежденный эсминец «Энгельс». Проводку конвоя за тралами выполняли тральщики «Ударник», № 45, № 46, «Менжинский», «Антикайнен» и «Фурманов». В тот же день на минах погиб «Энгельс», а в результате атак авиации – «Ээстиранд» и танкер №11. «А.Жданов» получил повреждения. 25 августа из Таллина вышли транспорты «Эвальд», «Даугава», ледокол «Трувор», ГИСУ «Рулевой» в охранении двух сторожевых кораблей и четырех МО. Проводку осуществляли четыре тральщика. На переходе погиб ледокол «Трувор».



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог