Женщины-танкисты в Великой Отечественной войне


"Мама!
Мама!
Я дошла до цели…
Но в степи, на волжском берегу,
Девочка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу."

Ю. Друнина

Музей истории танка Т-34

В годы Великой Отечественной войны почти 800 тыс. женщин служили в рядах Красной Армии, вместе с мужчинами сражались с фашистскими захватчиками. Они служили в различных родах войск. Много защитниц Отечества находилось в военно-медицинскими учреждениями, работая нянечками, санитарками, санинструкторами, медсёстрами, врачами. В подразделениях связи около 80% составляли женщины, в дорожных войсках их было почти половина состава. Широкую известность получил женский авиационный полк («Ночные ведьмы»). На фронтах воевали женщины-снайперы, женщины-разведчицы, женщины-зенитчицы... А вот в танковых войсках представительниц прекрасной половины было не так уж и много. Выпускницы Центральной женской школы снайперов за годы войны уничтожили двенадцать тысяч немцев. Людмила Павличенко, на личном боевом счету которой было 309 убитых немцев, во время войны совершила поездку в Северную Америку, где ей был оказан триумфальный прием.

Особенно выдающуюся репутацию имели женщины, служившие в Военно-воздушных силах, совершавшие боевые вылеты на самых разных машинах, на истребителях, на бомбардировщиках, на смертоносных штурмовиках. Однако командование боевых подразделений, воевавших на фронте, неохотно принимало на службу женщин, еще не проявивших себя в бою. Армия была совершенно не готова и часто не хотела создавать для женщин-бойцов хотя бы элементарные бытовые и санитарные условия. Исключением были лишь части противовоздушной обороны Москвы. Там была налажена медицинская служба, «команды гигиены», которыми заведовали женщины, были дежурные, выдавалось дополнительное количество мыла и перевязочных средств.

Ращупкина А.М.

Ращупкина А.М.

Александру Митрофановну Ращупкину на войну не отпускали. В далеком от боевых действий Узбекистане, где она родилась, 1 мая 1914 г., и выросла, тщетно Александра обивала пороги военкоматов с просьбой отравить ее на фронт. Не помогали девушке никакие аргументы. Даже то, что она одной из первых женщин в республике освоила трактор и вполне может освоить машину. Ей каждый раз отказывали, но девушка не сдавалась. В 1942-м, коротко остригшись, в мужской одежде она снова пришла в военкомат и, воспользовавшись царившей тогда неразберихой с документами, все же записалась добровольцем на фронт под именем Александра Ращупкина.

В годы Великой Отечественной войны Александра Ращупкина повторила отважный поступок легендарной «кавалерист-девицы» Надежды Андреевны Дуровой, которая в 1806 году под мужским именем поступила на военную службу, а затем сражалась в кампании 1812 г. против наполеоновской армии. В Подмосковье Александра – Александр окончила курсы шоферов, а затем, уже под Сталинградом, двухмесячные курсы механиков-водителей танка. Конечно, вначале было страшно, но Александра преодолела свой страх и стала воевать наравне с мужчинами. Воевала девушка в составе 62-й армии генерала Чуйкова В.И. Удивительно, но почти три года ни экипаж танка Т-34, на котором сражалась Ращупкина, ни остальные однополчане не подозревали, что под обликом «Сашки-сорванца» скрывается женщина.

Раздеваться на фронте приходилось нечасто, ведь на войне вопрос гигиены стоял не очень остро, и каждый решал его так, как мог... Не то время было, чтобы приглядываться к механику-водителю и думать о том, женщина это или мужчина. О тайне Александры Ращупкиной её боевые товарищи узнали только в конце войны…

Всё открылось в феврале 1945 года, когда танкисты вели бои уже на территории Польши. Во время одного из них танк Т-34 Ращупкиной наткнулся на засаду, был подбит, загорелся. Александра получила тяжелое ранение. На выручку бросился механик из соседнего танка, стал перевязывать. Он-то и распознал в Сашке девушку. Ращупкина A.M. за боевые заслуги была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, многими медалями.

Калинина Л.И.

Калинина Людмила Ивановна – одна из первых женщин, окончивших ещё до войны военную Академию механизации и моторизации им. И.Сталина. В июне 1941 г. военный инженер 3-го ранга Калинина Л.И. была направлена на Южный фронт. Ей поручили возглавить отдел ремонта и эвакуации танков. Войска фронта вели тяжелые оборонительные бои. Инженер Калинина в короткие часы затишья успевала подогнать к переднему краю тягачи, краны, организовать эвакуацию подбитых танков в ближайший тыл. Незначительные повреждения и неисправности устраняли тут же у танка.

Когда в Красной Армии ввели погоны и новые звания, Людмила Калинина стала инженер-майором. В её распоряжении было большое и сложное ремонтно-восстановительное хозяйство: подвижный танковый ремонтный завод, три армейских ремонтно-восстановительных батальона, эвакуационная рота, в подчинении – более тысячи человек.

Людмила Ивановна находилась на фронте до осени 1944 г. Возглавляемая ей танкоремонтная служба, дала вторую жизнь трем тысячам танков. За ратный и трудовой подвиг полковник Калинина Л.И. удостоена ордена Красного Знамени, двух орденов Отечественной войны 2-й степени, двух орденов Красной Звезды, ордена «Знак Почета». 23 медалей, в том числе «За боевые заслуги».

Бойко А.Л.

Танкисты супруги Бойко Иван и Александра Иван Федорович и Александра Леонтьевна Бойко

Когда началась война, Александра Леонтьевна Бойко со своим супругом Иваном Федоровичем жили и работали на Колыме, в Магадане – вдали от линии фронта. Но глубокие чувства беспокойства за судьбу Родины не позволили молодым супругам оставаться в глубоком тылу. Александра и Иван Бойко написали письмо Сталину И.В. о своем желании приобрести на личные сбережения танк, чтобы сражаться с врагом на этой машине Просьба патриотов в начале 1944 года была исполнена. Их зачислили в Челябинское танковое училище, откуда супруги Бойко вышли механиками-водителями тяжелых танков ИС-2. Им было присвоено звание младших техников-лейтенантов.

В начале июня 1944 года муж и жена Бойко прибыли в Тульский военный лагерь. Туда же с Кировского завода поступил и построенный на их средства танк ИС-2 майского выпуска. Александра Бойко была назначена командиром тяжелого танка, а ее муж – механиком-водителем этого танка. В составе 48-го гвардейского тяжелого танкового полка Александра Леонтьевна и Иван Федорович Бойко воевали сначала на 2-м Прибалтийском фронте, а с января 1945 года – на 1-м Белорусском фронте.

Петлюк Е.А.

Петлюк Е.А.

Екатерина Алексеевна Петлюк мечтала стать летчицей. Вообще-то в 1938 году, наверное, все девушки мечтали летать, как Гризодубова, Раскова, Осипенко. Вот и Катя Петлюк, закончив Крыжопольскую среднюю школу, направилась в Одессу. Там был объявлен набор в школу пилотов имени Полины Осипенко. Здоровье у неё было завидное, а вот рост – всего сто пятьдесят один сантиметр. На медкомиссии дали заключение, что в школу пилотов она не подходит.

Война! В военкомате не могли устоять перед упрямой девчонкой. Уже 24 июня 1941 г. Екатерина Петлюк получила направление в действующую армию на должность техника-укладчика парашютов. Воевала под Сталинградом…

Петлюк первая прибежала в комиссию по отбору добровольцев в школу танкистов, но командир батальона вначале даже не хотел принимать ее рапорт.
– Мы посылаем в танковую школу только мужчин, к тому же бывших шоферов и трактористов.
– Я управляла самолетом. Вот справка аэроклуба. С танком справлюсь!

...2 июля 1942 года маршевая рота прибыла на станцию Сарепта на завод «Судоверфь» для получения танков. Кате Петлюк достался легкий танк «Т-60». Для удобства в бою каждая машина имела свое имя. Имена танков все были внушительные: «Орел», «Сокол», «Грозный», «Слава», а на башне танка, который получила Катя Петлюк, было выведено необычное – «Малютка». Танкисты посмеивались: «Вот уже в точку попали – малютка в «Малютке». Никто из танкистов и сама Катя Петлюк не знали тогда, почему именно этому танку дано такое имя.

Вернемся в сорок второй год, в далекую от Сталинграда Омскую область на станцию Марьяновка. В тот грозный военный год «Омская правда» напечатала письмо Ады Занегиной. В нем говорилось: «Я – Ада Занегина. Мне шесть лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера, и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовём его «Малютка». Когда наш танк разобьёт Гитлера, мы поедем домой. Ада. Моя мама врач, а папа танкист».

Потом на страницах газеты появилось письмо шестилетнего Алика Солодова: «Я хочу вернуться в Киев, – писал Алик, – и вношу собранные на сапоги деньги – 135 рублей 56 копеек – на строительство танка «Малютка». Так началось движение дошкольников по сбору средств для фронта. Мальчики и девочки, эвакуированные в Сибирь из оккупированных областей Белоруссии, Украины, из осажденного Ленинграда, отдавали свои «кукольные» деньги для фронта. Историю рождения своего танка старший сержант из 56-й танковой бригады Екатерина Петлюк узнала через много лет.

Свой первый бой в районе Калача-на-Дону Катя никогда не забудет. Будто всё происходило не наяву, а в долгом и кошмарном сне. Земля дыбилась от разрыва снарядов, всплескивались черные фонтаны. И между ними юрко проскакивала крохотная «Малютка». Для «Т-60» не то, что снаряда, казалось, спички хватит, чтобы вспыхнуть факелом. Но связная «Малютка» подкатывала к командирским машинам, брала приказы, мчалась в подразделения, передавала эти приказы, подвозила ремонтников к подбитым танкам, доставляла боеприпасы, вывозила раненых...

После разгрома немцев под Сталинградом «Малютку» пришлось сдать в ремонт. Теперь Петлюк вела в бой легкий танк «Т-70». В составе 91-й отдельной танковой бригады она участвовала в разгроме немцев под Орлом. За мужество, проявленное под Собакино и Философово, Екатерину Петлюк наградили орденом Отечественной войны II степени…

Перед выходом к Днепру Катя Петлюк вместе с командиром танка Михаилом Кодовым была переведена в 39-й гвардейский отдельный разведывательный армейский автобронебатальон. Весной 1944 г. ее направляют в Ульяновск в 1-е гвардейское танковое училище. Екатерина Петлюк училась отлично. Ее сокурсники занимались уже семнадцать месяцев, но Петлюк догнала их и в октябре сдала все выпускные экзамены с оценкой «отлично». Ей присвоили звание младшего лейтенанта и оставили в училище командиром учебного взвода. Здесь нужен был её боевой опыт. Да и последнее ранение не осталось бесследным…

Самусенко А.Г.

Самусенко А.Г.

Геройски сражалась на Курской дуге командир танка Т-34 лейтенант Александра Самусенко. Однажды подразделение, где служила Александра, получило задание контратаковать колонну танков противника. Механик-водитель Т-34, командиром которого была Самусенко, стретив на своем пути три «тигра», растерялся. Лейтенант Самусенко спокойно, но решительно заявила: «Назад нам дороги нет». И механик-водитель танка овладел собой. Первым же выстрелом вражеский танк был подбит. Остальные продолжали идти на сближение. Ожесточенный бой продолжался несколько часов, но победу одержал экипаж танка Александры Самусенко. За отвагу, проявленную в этом сражении, она была награждена орденом Красной Звезды.

Командир танкового взвода старший лейтенант А. Самусенко

Александра Григорьевна являлась одним из лучших офицеров танковой бригады. Она была трижды ранена, два раза горела в танке. После госпиталя опять возвращалась в родную часть. За образцовое выполнение заданий командования командир танкового взвода лейтенант Самусенко была награждена орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, Всю войну провоевала отважная девушка и уже под самым Берлином в одном из боев капитан Самусенко А.Г. была тяжело ранена и скончалась от ран.

Октябрьская М.В.

Октябрьская М.В.

Марии Васильевне Октябрьской пришлось воевать за рычагами среднего танка Т-34. Родилась она (8 марта 1905 г.) и выросла в сельской местности в Крыму. Окончила школу, приехала в Симферополь. Там вышла замуж за офицера Илью Октябрьского. С началом войны муж ушёл на фронт, а она бала эвакуирована в один из сибирских городов, где стала работать на заводе. Через некоторое время получила скорбную весть о гибели родителей. А в начале 1943-го года узнала о геройской смерти мужа. Казалось, что горе затмило всё на свете, но она нашла в себе силы. Мария сама решила пойти на фронт – мстить врагу.

Все сбережения, все вещи свои и мужа пожертвовала на постройку танка – внесла в Госбанк 50 тысяч рублей. Написала письмо в Москву, приложила квитанцию о взносе денег и попросила назвать танк «Боевая подруга», а ее назначить в экипаж механиком-водителем. Вскоре из Москвы был получен утвердительный ответ, и Мария Васильевна Октябрьская была направлена в танковую школу.

В сентябре 1943 года Мария Васильевна в составе маршевой танковой роты со своим танком «Боевая подруга» прибыла в 26-ю гвардейскую танковую бригаду 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, действовавшего в то время на Смоленском направлении.

Танковой бригаде предстояло совершить многокилометровый марш по труднопроходимой местности, с большим количеством мостов и переправ. Поэтому командир роты М. Белюсев предложил командиру экипажа танка «Боевая подруга» иметь в резерве еще одного механика-водителя для возможной подмены Марии Октябрьской, но она отказалась от такого варианта и заверила, что сама доведет танк до района сосредоточения бригады. Обещание своё она выполнила. Также уверено Мария водила свою грозную «тридцатьчетверку» и в дальнейшем.

Экипаж Марии Октябрьской участвовал в бою при взятии Нового Села Витебской области и уничтожил ДЗОТ с пулеметом. В этот момент по «Боевой подруге» открыло огонь из засады штурмовое орудие немцев. Все видели, как механик-водитель умело сманеврировала в овраг, и танк устремился на врага. Но в район сбора машина не пришла.

Всю ночь боевые товарищи ничего не знали об экипаже, искали танкистов. Еще день прошел – танк словно сквозь землю провалился. Вдруг рано утром послышался грохот. Высыпали все на опушку – «Боевая подруга», целая и невредимая. Все в экипаже живы, лишь Мария прихрамывает – осколком задело ногу. Оказалось, в бою снарядом повредило гусеницу. Танкисты заменили траки, и, натянув гусеницу, затаились – ждали благоприятного момента. Ночью и выбрались оттуда – ведь танк был на нейтральной полосе.

...В одном из боев за деревню Шведы у станции Крынки, уже ставшая старшим сержантом Мария Октябрьская уверенно вывела грозный Т-34 за железнодорожную насыпь, где были основные позиции вражеской пехоты и артиллерии. На полной скорости ее танк раздавил пушку, пулеметное гнездо, проутюжил траншею с неприятелем и двинулся на выручку экипажу соседнего танка. Вот что рассказывал его командир:
– Признаюсь, когда я увидел «Боевую подругу», двигающуюся навстречу снарядам врага, страшно стало за Марию Васильевну. Но вот тридцатьчетверка, зайдя с фланга, подмяла вражеское орудие с расчетом и повернула к другому. Но не дошла, из-под катков вырвались искры и пламя, танк вздрогнул и встал. Казалось, конец «Боевой подруге». Но нет, смотрю, экипаж огрызается метким огнём. Это младший лейтенант Чеботько вступил в огневой бой с артиллеристами врага, а Геннадия Ясько и Михаила Галкина он послал ремонтировать повреждённую гусеницу.

Командир приказал Марии сидеть на месте. Да где там! «Я - механик и обязана не только водить, но и ремонтировать свою машину», – с этими словами выскочила она из танка и стала помогать товарищам. Гусеница была уже натянута, оставалось забить последний палец трака, но в этот момент вблизи разорвался снаряд, и осколками ранило Марию в голову, а Ясько – в руку. Чеботько и Галкин втащили их в танк.

На выручку поспешили два наших танка. «Боевую подругу» отбуксировали в укрытие. Октябрьскую сразу перевязали и повезли в медсанбат. Пока она была в сознании, просила врачей не отправлять ее в госпиталь. Но ранение оказалось опасным, пришлось принимать срочные меры. Хирург армейского полевого госпиталя майор медицинской службы А. Никольский сделал все, что мог. Однако состояние Марии Васильевны стало ухудшаться, и 17 марта 1944 года она, не приходя в сознание, скончалась. Похоронили ее танкисты с воинскими почестями в Смоленске, на Покровском кладбище.

В конце нюня 1944 года началась Белорусская операция. И в составе 28-й гвардейской бригады вновь пошел в атаку экипаж «Боевой подруги», однако уже без своего славного механика. Экипаж танка Т-34 был на границе Литвы и Восточной Пруссии, когда утром 2 октября звучный голос диктора Московского радио на весь мир возвестил, что гвардии старшему сержанту Октябрьской Марии Васильевне присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Левченко И.Н.

Левченко И.Н.

Восемнадцатую весну своей жизни старшина медицинской службы Ирина Левченко встретила в танковом батальоне в Крыму в марте 1942 года. Здесь ее настигло первое тяжелое ранение. Только чудом она избежала ампутации правой руки. Врачебно-контрольная комиссия безжалостно постановила: «Снять с военного учета». Думали ли врачи, что всего несколько месяцев спустя после их постановления она станет танкистом.

Ирина Левченко решила поступить в Сталинградское танковое училище. Это была шальная мысль. Ирина требовала, умоляла, настаивала; она обошла десятки людей и доказала, что нет ничего невозможного. Она попала к командующему бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-лейтенанту Федоренко Я.Н. Его поразила уверенность девушки...

Ирина добилась своего – окончила училище. И снова фронт. Штурм Смоленска, где она когда-то спасла 168 тяжело раненых солдат и офицеров. Танк лейтенанта Левченко шёл тем же путём, где когда-то прошла Левченко-санинструктор. Она узнавала эти места, вспоминала первые свои письма, в которых было столько боли за людей, доверивших её свою жизнь. Она мстила за тех, кто умер на её руках, не дождавшись победы.

Вся страна ждала этой победы, а по вечерам матери читали письма с фронта: «… Мамочка, милая моя. Ты должна быть ко всему готова, но я уверена, что мы с тобой скоро увидимся и будем мирно-мирно жить. Правда? Ведь после войны нужен покой, мир!» Много лет спустя Ирина Левченко вспомнит, как её танк шёл через спасённые города. Болгарские женщины усыпали машину цветами. Спустя годы на её адрес в Москву пришло наградное оружие. Его прислал министр обороны Болгарии.

Очевидцы, те, кто сражались вместе с Левченко в одном танковом батальоне, расскажут о ее боевой отваге. И мы, как бы воочию, увидим один из последних танковых боев войны, когда 41-я гвардейская танковая бригада, в которой служила Левченко, отрезала врагу путь к отступлению. Тогда машина лейтенанта связи Левченко совершила глубокий рейд в тыл немцев. Надо было прорваться по территории, удерживаемой противником, предупредить своих о грозящей опасности, указать цели. В машине лейтенант Ирина Левченко и двое автоматчиков. Поливая огнём кукурузу, где засели гитлеровцы, машина мчится вперёд. Свистят пули, рвутся мины. «Прорваться... Прорваться любой ценой… Вперёд».

Сохранилось письмо, которое вскоре после этого мать Ирины Левченко Лидия Сергеевна Сараева получила из части, где служила ее дочь: «Командование и политический отдел части № 32456 поздравляет вас с получением вашей дочерью Ириной Николаевной Левченко ордена Красная Звезда за мужество, отвагу и героизм... Ваша дочь мастерски дерется с врагом, и вы можете гордиться такой дочерью...» Кончится война, а Ирина Левченко останется все такой же неугомонной, стремящейся только вперед.

Ее биографию можно было бы уложить в несколько строк. В 17 лет после окончания школы – санинструктор, в 21 год – старший лейтенант-танкист, в 28 майор танковых войск, писатель. Спустя четыре года после окончания Академии имени Фрунзе (в 1955 г.) она подполковник, военный историк. Ко всему этому: Ирина Николаевна Левченко – Герой Советского Союза, член Союза писателей СССР. Похоронена в 1973 году на Новодевичьем кладбище в Москве.


При написании статьи были использованы материалы
музея "История танка Т-34" на Дмитровском шоссе





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог