Комендант города Юхнов(продолжение)


"Здесь страшные были бои
За Ресой, в лесах за Угрою.
Там каждый клочок земли
Пропитан кровью людскою."

В. Агеев

Теуников Н.Б.

В начале февраля 1942 года Ставка Верховного Главного командования поставила перед войсками Западного фронта задачу: завершить разгром основных сил группы армий «Центр», действовавших в районе вяземского узла немецкой обороны. Потеря Вязьмы означала бы для группы армий «Центр» катастрофу, и поэтому гитлеровское командование стремилось удержать этот район любой ценой. Немецкие войска, занимавшие на подступах к Вязьме заблаговременно подготовленные и хорошо укрепленные позиции, оказывали ожесточенное сопротивление. Все попытки с ходу овладеть Вязьмой наталкивались на активное противодействие врага. Бои приняли затяжной характер.

Изменить обстановку на вяземском участке фронта мог только решительный разгром противника в районе Юхнова силами 43, 49 и 50-й армий. Юхнов считался наиболее сильным узлом сопротивления. В городе были созданы большие запасы боеприпасов, находился аэродром. Вся территория вокруг города на 12-15 километров была заминирована, села и деревни превращены в опорные пункты, обнесены снежно-ледяными валами, колючей проволокой. Юхновский плацдарм имел три линии обороны с широко развитой системой сооружений. Гитлеровцы воздвигли здесь много дзотов и дотов, вырыли противотанковые рвы, минировали дороги и подступы к ним. Гитлер специальным приказом потребовал умереть, но не сдавать Юхнов. От всего личного состава группировки дважды брали подписку оборонять город до последнего солдата.

3 февраля по приказу командующего 49-й армией 133-я стрелковая дивизия во взаимодействии с 238-й и 217-й стрелковыми дивизиями получила задачу: выйти на рубеж Устиновка – коммуна Савонино и в дальнейшем наступать на Юхнов. Следуя по снежной целине, без дорог, по пересеченной местности, дивизия приступила к выполнению задачи. 15 февраля 133-я стрелковая дивизия, взаимодействуя с 238-й дивизией, выбила противника из коммуны Савонино. Кольцо окружения было разорвано. Активные действия 49-й армии на подступах к Юхнову с востока заставили противника на этом участке вводить в бой резервы…

5 марта 1942 г. старинный русский город Юхнов был освобождён советскими войсками. Бои за Юхнов нашли отражение в песне воинов 49-й армии:
        В атаку рванулись сквозь пламя,
        Горячая брызнула кровь…
        И реет советское знамя
        Над городом Юхновом вновь.
17 марта из штаба армии сообщили, что за стойкость и мужество в борьбе против немецких захватчиков, 133-й дивизии присвоено звание Гвардейской. За личное мужество и отвагу при выполнении особых заданий командования Теуников Н.Б. был награждён орденом «Красной Звезды». 6 марта 1942 года Теуников получил приказ от начальника разведки армии оставаться в освобожденном городе Юхнове комендантом. Для наведения порядка в городе в распоряжение Теуникова было оставлено 12 автоматчиков. Также группе Теуникова была поручена охрана делегации Монгольской народной республики во главе с маршалом Чойбалсаном, прибывшая для вручения монгольского знамени 18-й гвардейской стрелковой дивизии.

На КПП делегацию с охраной встретили командир и комиссар 18-й гвардейской дивизии. После приветствия руководитель Монгольской делегации развернул полотнище знамени и произнес по-русски:
– От имени Президента Великого народного Хурала и по поручению маршала Чойбалсанана, разрешите вручить вам, дорогие товарищи гвардейцы, это красное Знамя – символ нерушимой боевой дружбы монгольского и великого русского народа!

На снимке Николай Теуников (сидит)

Генерал принял знамя и передал командиру 52-го полка Чапаеву Александру Васильевичу, сыну героя Гражданской воны. По просьбе жены Сухе-Батора Янжимы был дан залп из «Катюши». Когда монгольская делегация покидала пределы дивизии, их сопровождала команда Теуникова до штаба Западного фронта. В Малоярославце Янжима выразила Теуникову личную благодарность за обеспечение охраны делегации и подарила кисет из бархата. Вышедший на встречу, маршал Жуков так же выразил благодарность Теуникову.

В конце марта 1942 года Теуникова вызвали в штаб армии к начальнику особого отдела. Была поставлена важная задача, от решения которой зависело многое. Отряд особого назначения вылавливал диверсантов, которые были оставлены при отходе немцев. От захваченных диверсантов узнавали о целях, которые поставило немецкое командование перед ними. С помощью контрразведчиков советское командование решило закрыть везде дороги. На Теуникова было возложено командование заградительной группой. Теуников на участке 15-18 километров выставил восемь постов. Вся группа проживала в г. Юхнов в землянках с шестью накатами. Это был штаб Теуникова. Подозрительных людей доставляли к нему для проверки. Наиболее подозрительных Теуников отправлял в особый отдел армии с сопровождением…

Боевой путь 49-й армии в годы ВОВ

Теуников дружил с девушкой по имени Алдона, работавшей в штабе армии радисткой. К ней приставал начальник наградного отдела 49-й армии подполковник. Узнав, что она дружит с капитаном Теуниковым, подполковник пришел в бешенство. Он доктор исторических наук, 55 лет от роду, а Алдоне – 19. Подполковник разыскал Теуникова и устроил скандал.
– Я тебя прикончу, сукин сын! – пригрозил подполковник, схватив Теуникова за шиворот. – Я тебя убью чумазый, запомни!

Теуников уже имел предупреждение Алдоны быть осторожным с этим подполковником. В начале июня 1942 года Николай прибыл в штаб армии по вызову начальника особого отдела для доклада об обстановке на его участке. Выйдя на тропинку, он столкнулся лицом к лицу с этим подполковником.
– Не шевелись, а то пущу пулю в лоб, – приказал подполковник, полагая, что Теуников человек с которым можно не церемонится. – Встань на колени, кавказец поганый, и проси своего Аллаха, даю тебе три минуты, – добавил он, направив пистолет на Теуникова.
– Кавказцы умеют умереть стоя. Плохо знаете историю Кавказа историк, – ответил Теуников спокойно. – Порядочный офицер не станет из-за угла стрелять. Я готов драться на дуэли, если вы честный человек. Если нет, то я сам убью вас.

Подполковник не ответив «кавказцу» выстрелил в Николая и попал ему в левую руку выше локтя. Видя, что Теуников не упал, снова прицелился и пытался во второй раз выстрелить в Теуникова. В ответ Теуников хотел прострелить подполковнику правую руку, но попал ему в рот. Пуля вышла, задев правое ухо. Подполковник упал. На выстрелы сбежались люди. Его положили на носилки и увезли в госпиталь.

Командир 133-й стрелковой дивизии генерал-майор Ф.Д. Захаров и командир артдивизиона А.В. Чапаев. Район Юхнова

Теуников пошел в санчасть и сделал перевязку руки. После этого его посадили под арест. Друг подполковника донес о случившемся начальнику политотдела фронта. Затем Теуникова допрашивал уполномоченный особого отдела армии. Капитан рассказал подробно, как все происходило. На третий день приехали члены военно-полевого суда в составе из трех человек. В течение двух дней допрашивали Теуникова с пристрастием.
– Уважаемые судьи, просьба допросить ту самую девушку, из-за которой весь сыр-бор разгорелся, – попросил Теуников. Она расскажет всю правду. г. Юхнов, 1942 г.

После такого заявления судьи немного смягчились. Через три дня военно-полевой суд уехал, не приняв никакого решения. Теуникова обвиняли по статье, которая предусматривала расстрел. За него заступились командующий и начальник особого отдела армии. Донесли о случившемся Жукову. По приказу Жукова капитана Теуникова разжаловали в рядовые со снятием наград и направили в штрафной батальон. Там он сдружился командиром этого батальона, грузином Гобедашвили Григорием Ивановичем. Выяснилось, что его брат проживает в Нальчике.

Командир батальона рассказал Теуникову, что в 45 километрах от их дислокации немцы открыли аэродром. Прямо по Варшавке совершают посадку самолетов, расширив полосу на 8-9 километров длиной вглубь леса. Они построили бензохранилище, замаскировав его. Партизаны намерены взорвать аэродром и бензохранилище. Гобедашвили поручил Теуникову командовать этой операцией.

Через несколько дней трое из штрафбата и четвертый человек из партизанского отряда вылетели на У-2 к месту операции. В течение пяти дней с начальником партизанского отряда изучали план действий, разведали местность. Операция прошла успешно, Теуников вернулся в штрафбат, а через несколько недель его отозвали обратно в штаб армии.
– Ни на минуту не сомневался в твоем мужестве, – заявил генерал Захаркин, приветствуя Теуникова. – Используя свои права, я присваиваю вам звание старшего лейтенанта. С капитаном надо пока повременить. Полковник Гобедашвили просит наградить вас медалью за «Боевые заслуги». Назначаю Вас снова комендантом Юхнова.

Мемориал защитников Отечества в Юхнове

30 августа 1942 года в сопровождении двух автоматчиков Теуников направлялся в штаб армии для передачи подозреваемого капитана. Переходя через мост на реке Угре, попали под бомбежку. Взрывной волной Теуникова отбросило в реку с высоты 10-15 метров. Когда его вытащили из воды, оказалось, у него закрытый перелом левой ноги выше колени и искалечен таз. Его сразу отвезли на попутной машине в медсанбат. После оказания первой помощи, отправили в Калугу. Здесь он находился на излечение до конца января 1943 года. Теуников выписался из госпиталя в начале февраля 1943 года и попросился в 18-ю гвардейскую дивизию.

За время его отсутствия, в дивизии произошло много изменений. Начальствующий состав полностью обновился. Теуникова назначили на должность командира разведроты 51-го полка. 12 февраля 1943 года он прибыл на передовую. Здесь он попал на похороны командира роты автоматчиков, который погиб во время разведки боем. Командир полка приказал Теуникову принять роту автоматчиков. Командир и комиссар полка были новыми и Теуников их раньше не знал. К нему относились с холодком. Все офицеры полка были с наградами, а Теуников был здесь уже без наград. 23 февраля он был вызван к командиру полка. Ему дали новое задание.

Поступил приказ Жукова о взятия «языка» чтобы получить сведения о составе и планах врага. Теуникову надлежало выполнить это серьезное задания фронта. Он отобрал из добровольцев двух саперов, одного связиста и семь автоматчиков. Ночью 23 февраля, по глубокому снегу в 35 градусный мороз, группа направилась ползком к проволочному заграждению противника. Первые две линии преодолели благополучно. А на третьей сработала сигнализация, и группу обнаружили немцы. Завязалась перестрелка. Забирая убитых и раненых, Теуников дал команду отползти к речке в укрытие. Благодаря отсекающему огню наших «катюш» группе удалось выйти из зоны обстрела.

24 февраля группа Теуникова снова ушла в поиск, но в другом направлении. Группа подползла, к проволочному заграждению, попали на крутой поворот Угры, а там оказалась ложная траншея. Немцы начали стрельбу по нашим позициям. Теуников почувствовал: что то здесь не так. Подойдя с двумя автоматчиками, он обнаружил неподвижный силуэт человека. Это был солдат, который обняв винтовку, дремал. Сильным ударом оглушили немца, заткнули рот кляпом, затем резким движением открыли дверь в землянку. В землянке стоял стол, на котором была еда, посуда с остатками шнапса. Рядом висел офицерский мундир. Увидев Теуникова, офицер полез под подушку, но Теуников его опередил и оглушил сильным ударом, затем офицера связали и закрыли рот кляпом.

Когда выходили из траншеи, фашисты их обнаружили. Ранили двух разведчиков. Однако всем удалось спуститься вниз по крутому берегу реки. Внизу у реки группу Теуникова ждали стрелки во главе с начальником штаба. Задержанных немцев доставили в штаб. Немецкий офицер оказался обер-лейтенантом, артиллеристом. Его сразу отправили в штаб дивизии. Там его ждал Г. Жуков. Он горячо поблагодарил всех участников операции, а Теуникова Жуков представил к ордену «Красной Звезды».

133-я дивизия передавалась на Северо-Западный фронт. Теуникову было приказано поставить на лыжи всю разведроту и выступить во главе дивизии. Вечером 26 февраля все прибыли в расположение 16-й армии генерала Рокоссовского. Бойцы устали, прошли боле 100 километров пешком за сутки. Люди падали с ног. Ночь провели в какой-то деревне. 27-го февраля в шесть часов утра после недолгого отдыха, командир полка собрал всех командиров подразделений. Он объявил приказ о наступлении.

Необходимо было прорвать три линии обороны немцев и захватить высоту. Первую линию прорвали легко с минимальными потерями. Фашисты начали отступать, бросая убитых и раненых. На второй линии противник начал огрызаться сильнее. Теуников понял, что попали в ловушку. Надо было принять срочное решение как выйти и этой ситуации. Теуников приказал своим солдатам занять круговую оборону и стоять насмерть! Проявляя стойкость и выдержку, солдаты отбили две атаки немцев. Неприятель усилил огонь, пытаясь уничтожить отряд. В этот критический момент произошло чудо. К Теуникову подполз его связной Кудимов, которого он потерял во время боя. Кудимов сообщил, что наши идут на помощь. Полк пошел в штыковую атаку. Пьяные немцы при морозе 30 градусов не выдержали натиска и начали отступать.

На третьей линии обороны продвинулись только на 8-9 километров. Дальше не хватило сил, и отряд застрял в тупике. Высота оставалась еще за противником. В этой непростой схватке потери наших солдат были немалыми. Теуников в бинокль заметил немецкого снайпера, нацелившего на него. Николай Битович инстинктивно отклонился в сторону, и выстрел снайпера попал в голову молодому лейтенанту, стоявшего сзади. Утром 28 февраля 1943 года в 6 часов по сигналу командира полка Теуников повел остатки батальонов 51-го полка 18-й гвардейской стрелковой дивизии на штурм высоты. Противник тоже не дремал и атаковал позицию наших войск. В этом бою Теуников получил тяжелое ранение и был засыпан землей во время артналета немцев.

Временами он терял сознание. Так он пролежал до самого вечера. В штабе его уже считали погибшим. Солдаты, проходя мимо, случайно нашли Теуникова. Его отнесли в медсанбат и сдали под расписку. До санбата было девять километров, его несли на плащ-палатке. Приходя в сознание, Теуников слышал разговоры солдат. Один из них предлагал добить офицера и выбросить в траншею. Другой отказался и заявил о своем долге доставить командира до медсанбата. Пропали вещи Теуникова: планшет, сумка с деньгами, пистолет. Чудом сохранился личный дневник, который он вел с первых дней войны. Кроме того исчезли и другие документы о наградах, о наказании и т.д.

Оказав первую помощь, его отправили из Калуги в Москву, затем в г. Горький, Теуникову хотели отнять правую ногу, но Николай категорически отказался. Тогда его отвезли в Ташкентский эвакогоспиталь к знаменитому хирургу Богоразу Николаю Алексеевичу из Ростова. Он сделал все, чтобы не лишать офицера ноги. Ногу вылечил не без труда, но на 4 с половиной сантиметра она стало короче. Будучи в госпитале, Теуников написал письмо в штаб 18 гвардейской стрелковой дивизии. На письмо ответили, что он числится в числе погибших 28 февраля 1943 года. Так завершился боевой путь славного сына кабардинского народа, сражавшегося с фашистами не жалея жизни.

В 1947 году Теуникову прислали орден «Красной Звезды» за доставку языка – немецкого офицера. Кроме того, по ходатайству командира штрафного батальона, он заслужил еще медаль «За боевые заслуги». Вернувшись из госпиталя, Теуников не сидел, сложа руки. Он трудился не покладая рук на разных должностях в родной Кабардино-Балкарии. Умер Теуников Николай Битович 26 ноября 2007 года, не дожив до своего дня рождения два дня. Но он не забыт, о нем будут помнить, пока существует память о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

По повести А. Сарахов «Комендант города Юхнов» (с соращениями)



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог