Из фронтового блокнота Виктора Титова
(Курская дуга)


"Враг строптивый мещет громы,
Храмов Божьих не щадит;
Топчет нивы, палит домы,
Змеем лютым в Русь летит!"

Ф. Глинка

Сурок

Март 1942 года. Учебный лагерь Суслонгер, куда я был отправлен для формирования после получения звания лейтенанта. Взвод 100 человек. Поверка. На телогрейке – кубики (знаки командира) нарисованы чернилами. Ботинки без обмоток. Мари и татары. По два сидора с сухарями. Первый обед – чечевица с песком.

Куликово поле

Рисунок Виктора Титова из фронтового блокнота

Наша часть 406 ОПАБ (отдельный пулеметно-артиллерийский батальон) формировалась в лагере «Сурок» Марийской АССР. Рядовой состав был призван из местных жителей, поэтому 50 процентов состава были марийцы и татары. С апреля 1942 года по 1943 год я был командиром пулеметного взвода, перекрывавшего переправу через мост при слиянии реки Непряды и реки Дон у деревни Куликовка перед Куликовым полем.

Перед знаменем части я становился на колено, целовал край знамени и давал клятву, что назад не отступлю. Ни шагу назад – за нами Москва. Это был самый левый фланг М.З.О. Со мной в одном ряду стояли коленопреклоненные солдаты моего взвода: русские, татары, марийцы, чуваши, украинцы. Перед Куликовым полем русские вместе с татарами клялись, что с этого рубежа не отступят. Для того чтобы жить дальше, мы имели право идти только вперед.

Как сейчас помню состав взвода:
1. Антонов – русский.
2. Ванюшечкин – русский.
3. Андронов – русский.
4. Елачик – русский.
5. Чуфаров – русский.
6. Салимов Хаким – татарин.
7. Ижболдин – татарин.
8. Байгозин – татарин.
9. Мухомедзян – татарин.
10. Копотиенко – чуваш.
11. Чемеков Ив. Ив. – чуваш.
12. Струтинский – украинец.

В апреле 1943 года нашу часть перевели на Курскую дугу под Малоархангельск (Ивань-1, Ивань-2), где я со своими солдатами также давал клятву «Ни шагу назад». Мы давали такую же клятву и в Белоруссии за Днепром впоследствии.

Из дневника

      28.08.1942 г.

Утерянные места на листках дневника заменены многоточием.

Рисунок Виктора Титова из фронтового блокнота

«Под сном и дремотой уж больше года я хожу. И сердце не бьется, бурля. Ушел я от жизни, и сном все покрылось, а сердце щемит иногда о былом, о счастье по той светлой бурной и чистой любви.

Сейчас 28 августа 1942 года. Я лейтенант, командир боевого охранения, нахожусь на задворках центра … с Тульской области на Дону. Но нет, не на том Дону, который я себе представлял. Это нечто другое. Не на широком, бушующем, своенравном и тихом гордеце казаков. Нет. Какой-то ручей из мутной лужи еле движет грязью своей. Это, скажешь, может быть не достойно для него и это не так. Но я не могу, когда я ошибаюсь в своих предположениях. Горечь, ошибки, всегда увеличивают все отрицательное так, что это даже может перейти и в оскорбление.

Место моего расположения – овраг, частью заросший кустарником. Когда-то здесь были приличные деревья, но теперь их спилили и – одни кусты. Кругом луга. Фронт слева. Дон течет тихо, спокойно. Своей …, а теперь совсем остановился. Вниз по течению… Я стою на правом берегу его. Передо мной поле скошенной гречи – как крошки в щах мягкого, тепловатого … Дальше, метрах в восьмистах от деревни, которая примечательна тем, что куролесит вокруг оврага, есть одно сладкое место, пчельник, у одного из крестьян. И теперь жду с нетерпением и с появлением слюны во рту при воспоминании, что первого числа снова можно будет поживиться котелком меда.

Рисунок Виктора Титова из фронтового блокнота

Пройдешь один край деревни – овраг, где обычно ходят стаи гусей и уток, плавающих в ручейке, а затем – второй край деревни, как выходишь на дорогу, довольно приятную (потом расскажу про ее приятность). Так приходишь в совхоз и деревню Орловку, вечно манящую белым пятном своей церкви. Здесь приятным и четким островком раскинулось обширное село.

Следующая деревня – «Донские озера», вправо – «Полевые озерки», а километров за двадцать от нашего исходного места за речушкой уже пойдет Рязанская область. Как-то, в одну из разведок, доходил я до той речушки, где призывно на другом берегу тянул к себе винокуренный завод. К сожалению, конечно, он был закрыт. Там, где-то километров за пятнадцать по ту сторону Дона, есть еще один, где можно поживиться, но это сопряжено с риском, так что сразу не решишься.

Итак, я описал, что перед фронтом моим было по правую сторону Дона и мне знакомо. По левую сторону реки – скучно: чередуются по берегу реки деревни Пяново, Почит, Подмоклово, а там черт их знает. Только разве в 15 км – спиртзавод может привлечь и привлекает всех.

Стою я в этих местах больше четырех месяцев, а в этом Куркинском овраге – больше месяца.

Место очень скучное, куда не повернешь – кругом поля, да скучно сереют деревеньки. Сзади, в тылу, наверху, по левую сторону Дона, немного западнее, маячит памятник в честь Куликовской битвы.

Только что совершенно неожиданно получил приказ на отход. 28.08.1942 г.»

Артобстрел

Рисунок Виктора Титова из фронтового блокнота

«На белом берегу Днепра лежали мои мертвые товарищи. Атака захлебнулась. Среди убитых я пролежал с 12 часов до вечера…»

Январь 1943 года. Правый берег Днепра за Гомелем. К нам пришло пополнение, и немцы засуетились – в небе появился бронированный самолет-разведчик «Рама», как мы его называли. Накренился набок, открылась дверь, и я увидел, что наш район фотографируют.

У меня был только пистолет. Я помахал рукой, приговаривая: «Видали мы вас!» За мною шел солдат, прибывший в мое расположение, с тем условием, чтобы он всегда сопровождал меня. «Рама» поднялась выше. Огонь артиллерии. Впереди, метрах в 30-ти по диагонали перед траншеей, стремительно опустилось что-то темное, похожее на бревно. Я вытянул шею, что бы рассмотреть. Земля поднялась бугром и затем клочьями с огнем разлетелась во все стороны. Я понял, что видел след падающего снаряда. Интересно, видят ли артиллеристы след при выстреле? Я оказался на линии огня.

Снаряды ложились позади и перед траншеей. Я и солдат лежали на дне. Ну, теперь попадут точно. Снаряд разорвался в двух метрах от меня. Осколки пролетели надо мной плашмя. Внутри у меня что-то безумно прыгало, то в пятки, то в голову. Было только одно желание – вскочить и бежать куда-нибудь. Я собрал в кулак всю свою волю, чтобы удержать себя на месте. Осколки пролетели. Минута тишины. Я привстал, успев перекреститься, и вдруг услышал нарастающий шелест. Осколки, летевшие вверх, начали сыпаться вниз. Я был ничем не защищен. Ложиться было бесполезно и даже опасно. Я сел и накрыл голову руками. Осколки величиной с палец, кружась, как волчок, падали, и от них исходил пар. Я в ужасе ждал – куда же упадет следующий? Славу Богу! Пронесло! Немцы были удовлетворены. Участок пристрелян хорошо. «Рама» ушла.

Я встал, отряхнулся, шепча: «Помоги, Господи!» Но неспроста ведь пристреляли наш участок: значит – жди гостей. Где же у меня слабое место? Слабым местом была дорога, не перекопанная траншеей, без огневой точки. Я поставил туда на ночь бойца из пополнения. Смеркалось. Вдруг я услышал окрик солдата. Подошел и спросил, что случилось. Солдат ответил, что только что заметил мелькнувшие в темноте три человеческие фигуры. Когда он крикнул: «Стой, кто идет?», фигуры повернулись и ушли обратно. Я тут же дал сигнал: «Огонь всем!». Четыре пулемета и стрелки открыли огонь.

Ответила немецкая артиллерия. Снаряды ложились точно по району, но немного за траншеей. После каждой артподготовки я вскакивал со дна траншеи и давал осветительную ракету, чтобы немцы не смогли подняться для прыжка в траншею. Как только прекратился огонь артиллерии, я вновь вскочил: дать осветительную ракету. Сержант Демьяненко схватил меня за руку: «Ой, не стреляй, а то опять будет бить артиллерия!». Я дал хук левой, сержант упал и я дал осветительную ракету. На выстрел полетел рой пуль по всей траншее. Немцы прочесывали пулеметным огнем так, что нос не высунешь. Немцы не могли высунуться из кустов на освященное место. И это было бесконечно!

Но вдруг мы увидели взрывы перед нашими траншеями. Радость! Наконец-то и наша артиллерия подала свой голос, и очень удачно. После этого все затихло. Я побежал по траншеям. Пулеметы были разбиты. Два солдата легко ранены (Чуфаров и Демьяненко). В соседнем опорном пункте сосредоточилась разведка для поддержания нашего района. Стало светать. В голове шумело, к горлу подступала рвота. Напряжение спало и я, не выдержав, отключился минут на пять. Проснувшись, попросил солдата полить мне воды - умыться.

Я с риском вылез из траншеи, зная, что кусты с фронта загораживают меня от немцев. Траншея так надоедает, что идешь на риск ради того, чтобы пару минут выйти из нее. Я увидел в предрассветном тумане приближающиеся фигуры и бросился к пулемету, крикнув солдату: «Что не стреляешь?!» «Это наша разведка» – ответил солдат. Я вылез из траншеи, перешел минное поле, и подошел к разведчикам. Три немца были разорваны разрывами снарядов в клочья и было несколько кровавых дорог от раненых немцев, которых немцы смогли, утащили с собой.

Я хотел поблагодарить артиллеристов за хорошую работу, но оказалось, что наши артиллеристы не открывали огня (лимит снарядов). И тогда я понял, что во всем виноват обратный скат траншеи. Мы занимали траншеи, когда-то вырытые немцами, и хороший обзор и обстрел был только в тыл, а спереди у нас был сад. Разрывы снарядов немцам не были видны, так как они падали за обратный скат, и немецкая разведка попросила своих артиллеристов перенести огонь поближе, таким образом, они накрыли последним залпом своих.

Утром пришли начальник штаба Барановский и комиссар Брагин. Они похвалили:
– Молодец, Титов, пиши наградные!
– Да за что? Что мы сделали?
На следующий день пришел начальник «СМЕРШ» Алейников.
– Титов, ты переговаривался с немцами?
– Как? Я им рукой грозил!
– Ты им рукой сигнал подавал, и немцы пришли.
– Пришли, а мы их перебили.
– Это так специально делают, когда от себя подозрения отводят.
– Алейников, не ищи ты здесь врагов, их здесь нет!

Начальник штаба с комиссаром получили по ордену Отечественной войны, солдат – соглядатай, которого я ударил, получил медаль. На меня послали наградную на медаль «За отвагу», но я ее так и не получил. Не знаю – почему.


продолжение


возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог