Солдат-герой и народ в поэме А.Т. Твардовского «Василий Теркин»


"Буду плакать, выть от боли,
Гибнуть в поле без следа,
Но тебе по доброй воле
Я не сдамся никогда…"

А. Твардовский

Тема соотношения героя и народа в поэме Твардовского «Василий Теркин» занимает важнейшее место уже в силу творческой истории произведения и его героя. Поэма создавалась на протяжении военных лет, появляясь на страницах фронтовых газет, и адресовались её разрозненные главы непосредственно тем, кто сражался за Родину, кто должен был узнать и узнавал в герое-балагуре Теркине себя, своих товарищей, однополчан... Иными словами, это поэма о народе, обращенная к народу. И народ этот воплощен в центральной фигуре «книги про бойца»: Василий Теркин становится эпическим персонажем, масштаб обобщения достигает у Твардовского фольклорного размаха.

При этом интересно, какую творческую эволюцию претерпевает этот образ от газетных фельетонов времен войны с Финляндией до «книги про бойца». Если изначально это полусказочный персонаж («Человек он сам собой / Необыкновенный /... / Богатырь, сажень в плечах /.../ И врагов на штык берет, / Как снопы на вилы»), то затем замысел Твардовского кардинально меняется. Он задумывает повествование о Родине и о народе, и прежний герой должен стать олицетворением этого народа. Поэтому от исключительности делается резкий поворот к типичности: «Теркин – кто же он такой? / Скажем откровенно: / Просто парень сам собой / Он обыкновенный». Он из тех, что «в каждой роте есть всегда / Да и в каждом взводе», не отмечен внешней исключительностью, но – «герой героем».

Образ Теркина прост, человечен и в то же время незауряден, потому что в нем сконцентрированы, со свойственной Твардовскому живостью и яркостью воплощены существенные качества русского народа. Подчеркнутая типичность этого образа побуждает читателя не только поклониться народу в образе его героя, но и увидеть героическое в каждом представителе этого народа, в каждом человеке, с которым бок о бок встречаешь суровые испытания.

Теркин – герой, богатырь. В главе «Поединок», описывая рукопашный бой Теркина с немецким солдатом, автор дает прямые отсылки к былинным временам, к сказаниям о битве на Куликовом поле:

Как на древнем поле боя.
Грудь на грудь, что щит на щит, –
Вместо тысяч бьются двое,
Словно схватка все решит.

Теркин воплощает в себе, как уже было сказано, народную силу, лучшие народные качества. Что это за качества? Это, конечно, мужество, умение не падать духом в самые тяжелые и страшные минуты. Лежа в болоте под обстрелом, Теркин способен сохранить оптимизм и ободрить своих товарищей: он напоминает, что они на своей земле, что за ними:

Бронебойки, пушки, танки.
Ты, брат, – это батальон.
Полк. Дивизия. А хочешь –
Фронт. Россия! Наконец,
Я скажу тебе короче
И понятней: ты – боец.

Это и чувство юмора, неизменно сопутствующее герою и помогающее в трудную минуту: «Я б сказал, что на курорте / Мы находимся теперь», шутит Теркин под огнем, лежа в этом сыром болоте, в боях за безвестный «населенный пункт Борки». Это и чувство товарищества, готовность помочь – примеров тому не счесть на протяжении всей поэмы. Это и душевная глубина, способность к глубоким переживаниям – чувство скорби, любви и кровного родства со своей землей и своим народом не раз возникает в душе героя. Это смекалка, мастерство – у Теркина любая работа спорится, словно шутя: в главе «Два солдата» он предстает мастером на все руки – надо ли починить часы или наточить пилу...

И, наконец, главное качество, присущее нашему герою и в его лице целому народу, – это поразительное жизнелюбие. В славе-притче «Смерть и воин» Теркин побеждает смерть стойкостью, силой духа, силой любви к жизни. А корни этой любви к жизни опять же – в любви к родному краю, к родным людям, к родной стране. Смерть предлагает ему «отдых», но взамен она хочет разлучить его со всем, что ему дорого на земле, – и он противится смерти до конца.

К финалу поэмы Теркин «множится» – возникает забавный и очень символичный эпизод встречи и спора двух Теркиных, Василия и Ивана. Спор, конечно, заканчивается примирением: тем лучше, что Теркин не один, что его можно встретить «в каждой роте», а то и «в каждом взводе». Это еще раз подчеркивает естественность и типичность такого героя, его народную сущность. В итоге Теркин становится своеобразным мифом, символом жизнелюбия, мужества и высоких нравственных качеств русского народа. Судьба его больше не зависит от случайностей, как судьба отдельного человека, – он обречен на победу, нацелен выстоять во всех испытаниях, потому что он сам – это народ и судьба его – судьба народа.

И не раз в пути привычном,
У дорог, в пыли колонн,
Был рассеян я частично,
А частично истреблен...

О ком говорит здесь Теркин? О себе? В этих шутливых строчках он отождествляет себя со своим отрядом, со всей русской армией, со всем народом. Поэтому его образ еще более фольклоризируется, напоминает богатыря или сказочного героя, который с честью проходит три испытания и против которого бессильны козни врагов:

– Видно, бомба или пуля
Не нашлась еще по мне.
Был в бою задет осколком,
Зажило – и столько толку.
Трижды был я окружен,
Трижды – вот он! – вышел вон.

Автор не скрывает того, что создает миф, полуфольклорное повествование, а не просто рассказ о судьбе индивидуального героя; но этот миф становится высшей правдой о русском народе, а вымышленный герой – символом и воплощением народного духа. И судьбой этого героя автор не вправе распоряжаться по собственному усмотрению: «книга без конца», потому что «жалко молодца», объясняет он. Логика судьбы героя теперь другая: это судьба народа и всего лучшего в народе. На войне никто не «заколдован» от смерти, но Теркин – «чудо-богатырь» – должен выжить и победить по законам эпического повествования. Поэтому-то:

В глубине родной России,
Против ветра, грудь вперед,
По снегам идет Василий
Теркин. Немца бить идет.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог