Продолжение операции «Уран»


"Сила – в наших руках.
Ярость – в наших сердцах,
Мы отсюда врага отобьем.
Немцу лютому Дон
Не отдастся в полон
Никогда, никогда, никогда!"

Е. Долматовский

Кольцо замкнулось! Встреча войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов

Наступление Сталинградского фронта шло волной от правого крыла к левому. 20 ноября первой перешла в наступление 51-я армия. Артподготовка в полосе армии началась в 7.30, в 8.30 части армии перешли в атаку и к 10.00 на всех участках атаки ворвались на позиции переднего края противника. Удар пришелся по стыку 1-й и 18-й румынских пехотных дивизий, занимавших оборону на широком фронте. К 11.30 задача была выполнена: оборона противника была прорвана на всю глубину. Результаты работы танковых полков нельзя не признать впечатляющими. 158-й танковый полк за 20 ноября уничтожил 8 орудий и 23 ДЗОТа с гарнизонами, 55-й танковый полк – 12 орудий, 42 ДЗОТа с гарнизонами. Также было захвачено 18 противотанковых пушек. Потерями 158-го танкового полка стали 8 Т-34 (5 сгорело и 3 подорвались на минах) и 4 Т-70, плюс 6 Т-34 застрявшими в болоте, 55-го танкового полка – 2 Т-34 и 3 Т-70 от огня противника и 3 застрявшими в болоте.

В 11.20 20 ноября 4-й механизированный корпус получил приказ на ввод в прорыв. В 13.30 масса танков и автомашин пришла в движение. Колонны двигались, не встречая сопротивления. К 19.30 части корпуса Вольского вышли в район узла дорог Плодовитое. Местных жителей в Плодовитом не было, проводника взять было неоткуда, голая степь практически не давала ориентиров. Далее мехбригады продвигались, можно сказать, на ощупь. К рассвету 21 ноября части корпуса Вольского вышли к железной дороге Сталинград – Сальск на участке от станции Абганерово до станции Тингута.

На станции Абганерово был захвачен эшелон с войсками и артиллерией, склады, автомашины и другое имущество. Среди захваченных трофеев также было 150 орудий советского производства, скорее всего, захваченных немцами в оборонительной фазе битвы. Сдав Абганерово частям 4-го кавкорпуса, механизированные бригады корпуса Вольского продолжили наступление. В середине дня были захвачены станции Тингута, Абганерово, разъезд «74 км» и Зеты. За 20 и 21 ноября 4-й мехкорпус захватил 10 танков, 44 орудия, 600 автомашин, около 7000 пленных. Собственные потери составили 16 убитыми и 45 ранеными.

Воздушный мост начинает работу. На одном аэродроме собрались ударные Ю-87 и Хе-111, использовавшиеся в качестве транспортников

Следующей, в идущей от правого фланга к левому стала 57-я армия. Артиллерийская подготовка здесь началась в 9.30, на два часа позже соседа. В 10.30 армия перешла в наступление, а уже к 12.00 передний край противника был прорван. Удар пришелся по оборонявшейся на 18-км фронте 2-й румынской пехотной дивизии. Первыми атаковали стрелковые части 57-й армии при поддержке танковых бригад и танковых полков. 169-я стрелковая дивизия наступала совместно с 90-й танковой бригадой. Наступление не было прогулочным маршем. Оперативным резервом немцев на этом направлении была 29-я моторизованная дивизия. В первый день советского наступления ее собирались направить на север, в подчинение XLVIII танкового корпуса.

Однако начало советского наступления к югу от Сталинграда вынудило бросить дивизию в контрнаступление. Увидев танки, части 169-й стрелковой дивизии стали отходить. Положение спасли танки 90-й танковой бригады, подбившие несколько танков противника. Однако дальнейшее продвижение советских войск было остановлено. Если 169-я стрелковая дивизия встретила сопротивление резервов противника в лице 29-й моторизованной дивизии, то на пути 422-й дивизии встало несколько неожиданное препятствие. По сигналу «Атака» 176-й танковый полк двинулся в атаку вместе с пехотой 422-й стрелковой дивизии.

К 13.00 оборона противника была прорвана, но удар последовал с неожиданной стороны. После прорыва обороны танковый полк напоролся на ранее установленные (в оборонительной фазе битвы) и остававшиеся в тылу румынских войск мины. В результате подорвались 19 Т-34 и 3 Т-70. Потери от ПТО противника составили один танк Т-70 сгоревшим и один Т-34 подбитым. Таким образом, за первый день наступления полк лишился 24 танков из 28 имевшихся к началу наступления. Участие полка в наступлении Сталинградского фронта было прервано. Более того, утратила свои ударные возможности 61-я механизированная бригада 13-го мехкорпуса, которой принадлежал этот полк.

Однако главной фигурой в наступлении 57-й армии был 13-й механизированный корпус. Он был введен в прорыв по приказу командующего 57-й армией в 13.30 20 ноября 1942 г. Части 29-й моторизованной дивизии, приостановившие наступление советской пехоты, были сбиты со своих позиций. Наступающий корпус Т.С. Танасчишина пересек железную дорогу на Сталинград и продвигался далее к Нариману. На подступах к Нариману 13-й танковый корпус и 169-я стрелковая дивизия с 90-й танковой бригадой отразили последние контратаки 29-й моторизованной дивизии. 21 ноября немцы были выбиты из Наримана. Фактически войска 57-й армии наступали почти по тому же маршруту, по которому шел на Сталинград Г. Гот в августе 1942 г.

4-й мехкорпус получил приказ захватить Советский и выйти на рубеж Карповка, Мариновка. Советский был захвачен к 12.20 22 ноября. В городе располагались авторемонтные мастерские, и трофеями корпуса Вольского стали более 1000 автомашин. Также были захвачены склады с продовольствием, боеприпасами и горючим. С захватом Советского, было прервано сообщение 6-й немецкой армии с тылом по железной дороге. Нарастание угрозы с юга все больше сужало поле решений, позволявших 6-й армии избежать катастрофы. Первые неудачи уже заставляли задуматься. Захват моста у Калача и Рубежного означал провал плана Паулюса по удержанию крупного плацдарма на западном берегу Дона.

Командующий 6-й армией генерал Паулюс форсировал подготовку к прорыву из окружения. 22 ноября Паулюс из штаба, располагавшегося до этого в Нижне-Чирской, вылетел в «котел». Вместе с ним вылетел начальник штаба 6-й армии Шмидт. Командующий группой армий «Б» генерал-полковник фон Вейхс направил радиограмму командованию сухопутных войск, в которой поддержал предложение Паулюса: «Несмотря на всю тяжесть принятия данного решения, должен сообщить, что отвод 6-й армии, предложенный генералом Паулюсом, считаю необходимым…»

Вскоре угроза окружения стала реальностью. В 16.00 23 ноября части 4-го механизированного корпуса соединились с 26-м танковым корпусом в районе Калача и Советского. После этого к Советскому вышли бригады 4-го танкового корпуса. Юго-Западный и Сталинградский фронты прочно соединились друг с другом, замкнув кольцо окружения. Теперь все коммуникации, связывавшие 6-ю армию с основными силами группы армий «Б», были перерезаны.

В первые дни после окружения Паулюс настойчиво добивался разрешения вырваться из «котла» и оставить Сталинград. Следует отметить, что единодушия среди командного состава 6-й армии все же не было. В штабе Паулюса был человек, который был против прорыва. Это был начальник штаба армии генерал Шмидт. Он считал, что прорыв без достаточных запасов топлива равносилен самоубийству и приведет к разгрому, подобному 1812 года. 22 ноября было одним из поворотных моментов, определивших судьбу армии Паулюса. Приказ Гитлера Паулюсу оставаться в Сталинграде и ждать деблокирующего удара Манштейна был одной из роковых ошибок немецкого руководства, в конечном итоге приведших к крушению Третьего рейха.

Снабжение окружённой армии предполагалось осуществлять по воздуху. Когда были приняты первые решения на организацию «воздушного моста», его возможности не были соотнесены с объемом грузов, необходимых 6-й армии. Строгие расчеты показывают, что для обеспечения 250 тыс. человек, 1800 орудий и 10 тыс. моторов, не считая танков, требовалось 946 тонн в сутки. Командование 6-й армии в первые дни окружения указало сильно заниженную цифру необходимых объемов снабжения, 600 тонн грузов в сутки. Причем в первые дни окружения, с 25 по 29 ноября, доставлялось только по 53,8 тонны в день. Командующий 4-м воздушным флотом Вольфрам фон Рихтгофен уже 21 ноября записал в своем дневнике: «Я прилагаю все усилия, чтобы убедить их, что это не может быть достигнуто, потому что отсутствуют необходимые транспортные ресурсы».

У немцев уже был опыт снабжения по воздуху 100 тыс. человек в «котле» под Демянском. Но под Демянском самолетам требовалось пролететь всего 60-80 км. Под Сталинградом требовалось пролететь в несколько раз больше – 200-300 км. Демянск был второстепенным участком фронта, на котором действовали не самые сильные и многочисленные соединения ВВС Красной Армии. Напротив, под Сталинградом состоялось одно из важнейших сражений, и советское командование сразу начало активную борьбу с «воздушным мостом».

Тем временем снятые из-под Сталинграда части и соединения 6-й армии занимали оборону фронтом на запад. К 22-24 ноября стало приносить свои плоды решение Паулюса с выброской частей 6-й армии на запад. Немцы, опираясь на позиции среднего оборонительного обвода по северному берегу р. Червленая, остановили продвижение соединений 57-й армии. Противником войск армии Толбухина стал IV армейский корпус (295-я и 297-я пехотные дивизии, 29-я моторизованная дивизия, 20-я румынская дивизия). Части 13-го механизированного корпуса образовали внутренний фронт окружения по рубежу р. Червленая к югу от железной дороги Сталинград – Морозовская. Здесь они закрепились и находились в обороне до 27 ноября.

К 25 ноября фронт 6-й армии сократился до 200 км. В окружение попали: штаб 6-й армии; IV, VIII, XI, LI армейские корпуса и XIV танковый корпус; 14, 16 и 24-я танковые дивизии; 3, 29 и 60-я моторизованные дивизии; и другие соединения. Всего на 25 ноября в составе частей 6-й армии в «котле» было 284 тыс. человек. 23 ноября советские танкисты захватили станцию Чир. Тем самым было прервано сообщение по железнодорожной ветке Сталинград – Лихая. Снабжение 6-й армии по железной дороге прекратилось. Собирая все попавшиеся под руку части, немцы лихорадочно строили оборону на рубеже Чира, стараясь при этом сохранить плацдармы на его левом берегу. К середине дня 23 ноября первые батальоны уже стояли, готовые к обороне, западнее Верхне-Чирской. Надо отметить, что в треугольнике, образуемом Доном и Чиром, был хороший плацдарм для деблокирования армии Паулюса.

Схема боевых действий на котельниковском направлении

Усиление за счет новых соединений позволило 5-й советской армии предпринять штурм оставшихся в руках немцев опорных пунктов на Чире. Теперь их штурмовали совместными усилиями старые и новые соединения танковой армии Романенко. Уже 30 ноября был достигнут первый успех: 333-я стрелковая дивизия форсировала Чир и захватила плацдарм к юго-востоку от Суровкино. План советского наступления предполагал не только окружение Суровкино, но и удар в направлении Нижне-Чирской.

Однако буквально в последний момент перед запланированным советским наступлением обстановка на фронте под Суровкино существенно изменилась. 6 декабря на реке Чир между Нижне-Чирской и Суровкино заняла позиции 336-я пехотная дивизия. Свежее соединение немцев само по себе радикально изменяло соотношение сил сторон. В такой ситуации шансы на успех советского наступления стремительно снижались.

В 8.30 7 декабря 1942 г. после короткой артподготовки началось «вскрытие» плацдарма. Уже в 9.30 оборона противника была прорвана, и бригады 1-го танкового корпуса начали выполнение своего замысловатого маневра в направлении Нижне-Чирской. Совхоз № 79 (Сысойкин) был захвачен в 12.00. Однако нельзя сказать, чтобы результат дня был вдохновляющим. 1-й танковый корпус пробился на глубину до 10 км в построение противника, но при этом не имел достаточно пехоты для развития и закрепления успеха. 8 декабря была поставлена прежняя задача – захватить Нижне-Чирскую. Из резерва на плацдарм была введена 159-я танковая бригада.

Ввод в бой немцами 11-й танковой дивизии серьезно спутал планы советского командования по захвату Нижне-Чирской. Однако в резерве Ставки также имелись подвижные соединения, которые могли быть использованы для разгрома потенциальных спасителей 6-й армии Паулюса. Это был, в частности, 7-й танковый корпус Ротмистрова, восстанавливавшийся в Саратове после сентябрьских боев под Сталинградом. 29 ноября он был поднят по тревоге и погружен в эшелоны. 13 декабря в 7.00 загремела артиллерийская подготовка. Корпус Ротмистрова взломал оборону и ворвался в Рычковский. Однако немцы держались за эту станцию и быстро сдавать ее не собирались. Начались уличные бои, для которых пришлось создать штурмовые группы. К 12.00 Рычковский был очищен от остатков немецкого гарнизона. Следующими целями стали Ерицкий и Верхне-Чирский. К 3.00 15 декабря Верхне-Чирский был взят. Так была поставлена точка в немецких планах деблокировать 6-ю армию ударом с плацдарма в районе Верхне-Чирской.

В любой операции на окружение требуется не только отрезать путь к отступлению и линии снабжения окружаемым, но и обеспечить внешний фронт кольца. Под Сталинградом в ноябре 1942 г. эта роль была поручена кавалерийским корпусам. 8-й кавалерийский корпус был включен в состав 5-й танковой армии и должен был формировать внешний фронт окружения на реке Чир. Корпус был усилен двумя истребительно-противотанковыми полками, полком «катюш», полком ПВО и 511-м огнеметно-танковым батальоном. Поскольку оборона противника была взломана уже в первые часы наступления, кавкорпус пошел в бой уже 19 ноября.

23 ноября 8-й кавкорпус продолжал двигаться на юг и атаковал отходящие румынские части в районе Озеры. 55-я и 112-я кавалерийские дивизии атаковали Обливскую под налетами авиации противника, с близко расположенных аэродромов. Самолеты пикировали, бомбили, обстреливали из пулеметов, гоняясь даже за отдельными всадниками. Зенитная артиллерия, расстреляв последние снаряды, молчала, а истребительная авиация, несмотря на своевременно переданную через офицера связи штаба смешанного авиакорпуса заявку, в воздухе не появлялась. 8-й кавалерийский корпус понес в ходе боев с 19 ноября по 2 декабря значительные потери. Общие потери корпуса убитыми, ранеными и пропавшими без вести составили 5982 человека. Больше всех пострадала 55-я кавалерийская дивизия, потерявшая 2359 человек. Также было потеряно 7030 лошадей.

Однако самые тяжелые бои выпали на долю 4-го кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора Т.Т. Шапкина. После захвата Абганерово следующей задачей 4-го кавалерийского корпуса стало овладение Котельниково, но сделать это сходу не удалось. Только 3 декабря 4-й кавалерийский корпус, усиленный 85-й танковой бригадой и гвардейским минометным дивизионом «катюш», выступил из занимаемого района. Его промедление было поистине роковым. После отдыха и укомплектования во Франции (дивизия понесла большие потери зимой 1941/42 г.) под Котельниково прибыла 6-я танковая дивизия. Её командир Эрхард Раус позднее вспоминал: «Я не мог понять, почему русские прекратили свое продвижение вперед, как только прибыли первые германские части, несмотря на то, что имели приказ на овладение Котельниковым. Вместо того чтобы немедленно атаковать, пока они еще имели количественное преимущество, русские пассивно наблюдали за накоплением наших сил в городе».

Кавалерийская дивизия со средствами усиления пересекла реку Аксай и двинулась на юг с целью выхода к Котельникову с тыла. Однако развить наступление в направлении Котельниково не удалось. На станции уже выгружались первые танковые роты танкового полка 6-й танковой дивизии. Контратака немецких танков во второй половине дня заставила кавалеристов Шапкина с наступлением темноты отойти к Похлебину. На следующий день ударная группировка 6-й танковой бригады провела ответный удар на Похлебин. Прижатые к реке Аксай, советские части оказывали ожесточенное сопротивление в течение нескольких часов, но город немцам удалось отбить. В бою у Похлебина погибло командование 81-й кавалерийской дивизии.

Все это происходило за несколько дней до событий, описанных в «Горячем снеге» Бондарева. Несмотря на неудачу с захватом Котельниково, советские кавалеристы сыграли важную роль в начальном этапе оборонительного сражения против попыток деблокировать армию Паулюса. Если бы их не было, ничто не мешало 6-й танковой дивизии Рауса не тратить время и уже с прибытием первых эшелонов продвигаться ближе к Сталинграду, выгружаясь на станциях севернее Котельниково. Присутствие советской кавалерии заставило выдержать паузу на период прибытия основных сил дивизии в Котельниково и затем тратить время на оборонительный, а затем наступательный бой с ней.


По материалам книги А. Исаев "Мифы и правда о Сталинграде",
М., "Эксмо", "Яуза", 2013, с. 343-386.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог