Освобождение Вены советскими войсками


Обстановка в Австрии накануне Венской наступательной операции весной 1945 г.

"Эй, встречай,
С победой поздравляй,
Белыми руками
Покрепче обнимай."

Л. Ошанин

В конце февраля 1945 г. О. Вёлер представил на рассмотрение Гитлера четыре наброска планов наступательных операций под романтическим кодовым названием Fruehlingserwachen ("Пробуждение весны"), нацеленных на создание преграды между советскими войсками и нефтяными месторождениями в районе Надьканижа. Главный удар планировался в юго-восточном направлении, из района между озерами Балатон и Веленце. Однако советское командование сосредоточило мощную группировку западнее Будапешта, на фланге и в тылу предполагаемого направления наступления немцев. Из-за недостатка времени и сил О. Велеру пришлось отказаться от диктуемой тактическими соображениями необходимости перед началом наступления в секторе озеро Балатон – Дунай очистить от противника район Будапешт – озеро Веленце – горы Вертеш. Он рекомендовал компромиссное решение: на кратковременном начальном этапе наступления создать прочную оборону фасом на север на участке озеро Веленце – Дунай. Затем там предполагался переход в наступление после поворота войск на юг.

Карта. Советское наступление на Вену, март-апрель 1945 г.

25 февраля на совещании в Берлине Гитлер принял решение с самого начала сосредоточить основные усилия на юго-восточном направлении, на участке между каналом Шарвиз и Дунаем, поскольку именно там ему виделась перспектива скорейшего достижения значительного успеха. Гитлер вдруг обнаружил в своем распоряжении свободные резервы и снова решил попытаться одержать победу престижа. Советская Ставка предоставила ему возможность сделать ход первому. О. Вёлер справедливо предупредил об опасном положении на северном фланге и о недостаточном количестве пехоты в 6-й танковой армии СС. Но при этом никто и не думал опротестовать решение о крупном наступлении с целью захватить территории, которые в дальнейшем невозможно будет удержать. Оперативный отдел ОКВ в свете угрожающего положения на участке 6-й танковой армии СС вполне обоснованно высказал мнение, что она может оказаться связанной в Венгрии до середины апреля. Но далее последовало ошибочное предложение провести наступление в усеченном виде, которое ничего не давало немецкой стороне, помимо возможности получить кратковременный выигрыш во времени. И это предложение было одобрено.

Для проведения наступления немцы сосредоточили, включая 6-ю танковую армию СС, армейскую группу «Бальк», части соединения 2-й танковой армии и войск группы армий «Е» на реке Драве, свыше 430 тыс. человек, более 5600 орудий и минометов, около 900 танков и штурмовых орудий среди них много тяжелых, «Пантера» и «Королевский тигр», 850 самолетов. Противостоящие им войска 3-го Украинского фронта насчитывали более 400 тыс. человек, в том числе болгарские пехотные дивизии, 7 тыс. орудий и минометов, 400 танков и САУ. Таким образом, у немцев было более чем вдвое больше танков, причем новейших и даже оснащенных приборами ночного видения. Операция "Пробуждение весны" началась в ночь на 6 марта захватом войсками группой армий «Ф» плацдармов на реке Драва напротив Дони-Михоляц и Валпово. Утром 6 марта 2-я немецкая танковая армия перешла в наступление на центральном участке своей обороны в направлении на Капошвар. 6-я танковая армия СС, которая проводила сосредоточение в условиях мокрого снега и распутицы, доложила о готовности начать наступление тем же утром. Однако, как это не раз случалось в войсках СС, в тот день оказался готовым выступить с западного берега канала Шарвиз лишь 1-й танковый корпус СС. 2-й танковый корпус СС, ответственный за важнейший сектор восточнее канала, так и не смог начать наступления до следующего утра.

Держалась теплая погода, снег таял, вне дорог все оказалось во власти распутицы. А сами дороги были заминированы и находились под плотным огнем советской противотанковой артиллерии. Советская сторона успела принять меры предосторожности, так как на развертывание наступательной группировки немцам понадобилось более месяца. За исключением авиационных частей, советская Ставка не стала вносить изменений в ход подготовки собственного наступления на участке 2-го Украинского фронта. 3-й Украинский фронт, получивший значительные подкрепления авиацией, артиллерией, в том числе зенитной, построил в районе между озером Балатон и Дунаем широкий пояс обороны с минными полями и мощным артиллерийским прикрытием. В декабре, когда ледоход сделал опасным движение речных судов, саперы 3-го Украинского фронта, используя опоры разрушенного моста в районе города Байя, построили канатную дорогу, по которой осуществлялась переброска до 600 тонн грузов в сутки. После того как лед на реке достаточно окреп, саперы построили переправу и трубопровод для доставки через реку по льду топлива.

7 и 8 марта 1-му танковому корпусу СС удалось прорвать несколько последовательных линий обороны советских войск на западной стороне канала Шарвиз и продвинуться примерно на 30 км. После этого Ф.И. Толбухин ввел в бой 2-й эшелон – 27-ю армию и почти все свои резервы – три стрелковых, один танковый, один механизированный и один гвардейский кавалерийский корпус. Поскольку танков у Толбухина было сравнительно немного, ему не удавалось перехватить инициативу ни на одном участке. На четвертый день немецкого наступления Ф.И. Толбухин запросил у командования стратегический резерв, 9-ю гвардейскую армию, которая только что прибыла в район Кечкемета. Но Ставка приняла решение не трогать армию, сохранив ее для возможного наступления. 10 марта, в условиях мокрого снега с дождем, 1-му танковому корпусу СС удалось выйти к каналу Шио. Следующим вечером на канале было захвачено два небольших плацдарма. Наступавший восточнее канала Шарвиз 2-й танковый корпус СС, до 12 марта смог вклиниться в советскую оборону не более чем на 8 км.

13-го марта, собрав свои танки в кулак, Ф.И. Толбухин нанес контрудар по обе стороны канала Шарвиз. Для того чтобы сохранить инициативу, О. Вёлер предложил отвести назад 2-й танковый корпус СС, против которого противник атаковал особенно яростно, и использовать оба корпуса в наступлении восточнее канала, где песчаная почва позволяла более эффективно применять танки. Однако Гитлер медлил с принятием решения до вечера 15-го: он подозревал, как позже выяснилось, справедливо, что 2-му танковому корпусу СС придется в дальнейшем принять на себя удар советского наступления. В ходе Балатонской оборонительной операции советских войск противник потерял свыше 40 тыс. солдат и офицеров убитыми и ранеными, более 300 орудий, около 500 танков и штурмовых орудий, свыше 200 самолетов и, главное, уверенность в себе и последние надежды. Советские войска потеряли 8492 человека убитыми и пропавшими без вести и 24 407 человек ранеными.

Во второй половине дня 16 марта в условиях снега и тумана, без существенной поддержки авиацией и танками началось советское наступление на участке 4-го танкового корпуса СС и на южном фланге 3-й венгерской армии между озерами Веленце и Бичке. Согласно первоначальному плану, готовился бросок 2-го Украинского фронта на Вену по обеим сторонам реки Дунай. Однако для того, чтобы использовать возможность запереть 6-ю танковую армию СС восточнее озера Балатон, главный удар было решено наносить южнее, на правом фланге 3-го Украинского фронта. Наступление было нацелено на запад и северо-запад в направлении Секешфехервар – Варпалота – Папа – Шопрон – Вена.

Одновременно силами 2-го Украинского фронта наносился удар вдоль Дуная на Дьёр. Надо отметить, что наступление проводилось весьма ограниченным числом танков и САУ – 197 в составе 3-го Украинского фронта и 165 в составе 2-го Украинского фронта. На второй день наступления фланг 3-й венгерской армии был разгромлен, и советские части продолжили наступление через низкие горы Вертеш в район севернее Мора. Ни одна из мощных мобильных группировок, а именно 6-я гвардейская танковая армия и 1-я гвардейская конно-механизированная группа, ранее называвшаяся "конно-механизированной группой Плиева", пока еще не вводились в бой на участках прорыва. Командование группы армий «Юг» приняло решение "временно приостановить" наступление восточнее канала Шарвиз и перебросить 1-й танковый корпус СС в район к юго-западу от Секешфехервара для нанесения контрудара. К концу дня 2-й танковый корпус СС получил приказ быть готовым развернуться для нанесения контрудара в северном направлении.

18 марта Р.Я. Малиновский начал разворачивать свою левофланговую армию на север, в направлении Комарно, в тыл 3-й венгерской армии. В тот же день 9-я и 4-я гвардейские армии фронта Ф.И. Толбухина прорвали оборону 4-го танкового корпуса СС на участке между Мором и озером Веленце. Но советское командование не торопилось воспользоваться преимуществами последнего прорыва, так как 6-я гвардейская армия еще не была готова наступать. В связи с изменением планов ей пришлось срочно перегруппировывать свои силы и совершать поворот на юг.

В тот же день О. Вёлер решился на спешный маневр: оба корпуса 6-й танковой армии СС получили приказ сместиться севернее, в район между озером Веленце и Дунаем. Все силы на территории между озерами Веленце и Балатон переходили в подчинение 6-й танковой армии СС. Армии удалось успешно перебросить свои силы в заданный район, но 1-й танковый корпус СС не смог организовать прочную оборону на новом участке по кромке лесного массива в низких горах Баконь западнее Варпалоты. 20 марта 6-я гвардейская танковая армия перешла в наступление в районе между Варпалотой и Секешфехерваром в направлении к оконечности озера Балатон.

Гитлер потребовал удерживать Секешфехервар, что на практике означало оставить 6-ю армию восточнее озера Балатон. 21-го числа армия оказалась повсюду окруженной, за исключением узкого коридора вдоль берега озера. Но и тогда Гитлер запретил отходить от Секешфехервара. В ОКХ пояснили, что фюрер опасается, что, если он даст разрешение на это, весь фронт начнет "сползать назад", что на самом деле произошло бы в любом случае. О. Вёлер заявил в ответ, что не пойдет на риск еще одного окружения, так как память о Будапеште была слишком свежа, и армию успел поразить психоз боязни окружения. Во второй половине дня была оставлена Варпалота, а к вечеру, несмотря на протесты Гитлера, пал Секешфехервар. В течение следующих суток немецкая 6-я армия буквально пролетела сквозь узкий коридор между советскими войсками и озером. Никто не мог предугадать, как долго еще петля окружения останется сомкнутой не полностью. То, что армии удалось вообще выжить, можно было объяснить, в основном, запоздалым и неуверенным началом наступления советской 6-й танковой армии.

К 23 марта 6-я армия вышла в район западнее озера, но все еще находилась под угрозой. В тот день войска Ф.И. Толбухина заняли Веспрем, ключевой пункт и основной узел шоссейных дорог в районе горно-лесного массива Баконь. Тогда же войска фронта Р.Я. Малиновского рассекли оборону 3-й венгерской армии, оборонявшей плацдарм западнее Эстергома, и вынудили венгров отступить к реке. Южнее группа армий «Е» эвакуировала оба свои плацдарма на Драве. Все еще продолжавшей наступление южнее озера Балатон, немецкой 2-й танковой армии, удалось продвинуться примерно на 10 км – совершенно напрасный труд. В конце дня Гитлер разрешил О. Вёлеру забрать из 2-й танковой армии одну дивизию, но не более. В тот день Ставка подготовила приказ о продолжении наступления. 9-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая советские армии должны были наносить удар в направлении на Кёсег, 26-я армия – на Сомбатхей, а 37-я армия – на Залаэгерсег. От командующего 6-й немецкой армией генерала Г. Балька поступило тревожное донесение. По его словам, солдаты прекратили сражаться в полную силу. Некоторые говорили, что война все равно проиграна, и они не хотели быть последними ее жертвами. Все как один боялись окружения. Среди офицеров росли настроения недоверия к командованию.

25 марта завершился прорыв советскими войсками немецкой обороны на всю глубину. 6-я гвардейская танковая армия миновала горно-лесной район Баконь и вышла к району восточнее Папа. Войска 6-й танковой армии СС удерживали фронт от Папа до участка на севере по Дунаю в районе Комарно. Но, несмотря на то, что по численности армия была довольно мощной, ее части демонстрировали ряд серьезнейших недостатков. Эсэсовцы, как солдаты, так и офицеры, так и не смогли приспособиться к тем условиям, воевать в которых они не были готовы и для которых не имели соответствующей техники и вооружения. Кроме того, им требовалась масса времени для планирования любого маневра. 6-й армии поставили невозможную задачу удерживать правый фланг своей обороны по озеру Балатон с целью прикрыть 2-ю танковую армию и сохранить контакт с 6-й танковой армией СС на левом фланге. Южнее города Папа разрыв между флангами армий составлял примерно 15 км, и, как заявил Г. Гудериану О. Вёлер, он не мог и мечтать о том, чтобы прикрыть эту брешь. В ответ на требование Г. Гудериана остановить бегство 6-й армии Г. Бальк заявил, что тактический кризис можно переломить только там, где его причины не лежат в явных промахах командования, как это было под Сталинградом и в районе Будапешта. В противном случае войска просто не в силах держаться. Вдобавок ко всем бедам немецкой стороны в тот день войска 2-го Украинского фронта, начав форсирование реки Грон, тоже перешли в наступление.

27 марта советские 6-я гвардейская танковая, а также 4-я и 9-я гвардейские армии форсировали реку Раба на широком фронте западнее Кёсега. Прибывавшие в группу армий «Юг» скудные резервы из-за беспокойства Гитлера за нефтяные месторождения предназначались для флангов. Две дивизии направлялись во 2-ю танковую армию и еще одна – в 8-ю армию. Услышав в очередной раз о том, что Гитлер настаивает на продолжении обороны Комарно, где располагались нефтеперегонные предприятия, начальник штаба группы армий попросил коллег в ОКХ показать ему аэрофотоснимки. В тех местах не осталось ничего, кроме бомбовых воронок. Из 2-й танковой армии, которая пока еще сохраняла достаточно сил, сообщали о скором начале на ее участке советского наступления. Венгерские солдаты дезертировали целыми подразделениями. Командование армии просило разрешения на отход на основной оборонительный рубеж между Дравой и озером Балатон. Когда штаб группы армий отправил соответствующий рапорт по команде, Г. Гудериан ответил, что ставить подобный вопрос перед Гитлером бесполезно, так как для него слова "нефтяные месторождения" всегда "писались заглавными буквами".

Еще через два дня 6-я гвардейская танковая армия форсировала реку Раба на стыке немецких 6-й армии и 6-й танковой армии СС и в районе Кёсег – Сомбатхей и вышла к австрийской границе. Гитлер разрешил двум армиям отойти для обороны границы с Австрией, но одновременно запретил делать это двум армиям на флангах. Ночью 29 марта 8-я армия все еще продолжала упорно оборонять Комарно. 2-я танковая армия, которая в тот день в первый раз подверглась атакам противника, оставила Надьбайом на центральном участке своей обороны южнее озера Балатон и приняла под свое командование правофланговый корпус 6-й армии, оборонявшийся на южной оконечности озера, с целью обеспечить свой фланг и тыл.

30 марта 6-я гвардейская советская танковая армия пересекла австрийскую границу и повернула на север в направлении на коридор между горной цепью западнее Винер-Нойштадта и озером Нойзидлер-Зе. Справа 9-я гвардейская армия начала продвижение в северо-западном направлении на Вену. Гитлер потребовал проведения контрудара с целью закрыть разрыв в тылу танковой армии. Однако О. Вёлер в ответ заявил, что ни немецкая 6-я, ни 6-я танковая армия СС не имеют ни малейшей возможности даже для начала контратаки. Командование группы армий считало бы для себя большой удачей, если 6-й танковой армии СС удастся создать перед наступающими русскими некое подобие фронта в районе между Винер-Нойштадтом и озером. О. Вёлер направил в войска офицеров своего штаба. По их единодушному мнению, солдаты были измотаны, а моральный дух находился на очень низком уровне. Было бы напрасно ожидать от таких войск успешного проведения контрудара. К тому же в 6-й армии одинаково серьезная обстановка сложилась как на правом, так и на левом флангах. 6-я армия оторвалась от фланга 2-й танковой армии и испытывала серьезное давление со стороны советской 27-й армии, наносившей удар на юге.

В конце месяца фронты Ф.И. Толбухина и Р.Я. Малиновского соединились в районе Вены. К северу от Дуная 2-й Украинский фронт наступал на Братиславу. Правый фланг 3-го Украинского фронта продвигался между Дунаем в районе Братиславы и озером Нойзидлер-Зе. 2 апреля 6-я гвардейская танковая армия совершила бросок через Винер-Нойштадт на Вену. В то же время немецкая 2-я танковая армия отошла западнее Надьканижи на рубеж, проходивший через высоты в районе, где вряд ли что-то осталось от нефтяных полей.

Для обороны Вены Гитлер направил в этот район 25-ю танковую дивизию и гренадерскую дивизию «Фюрер». 3-го апреля он отдал распоряжение О. Вёлеру "наконец перейти в наступление на флангах прорвавшегося противника" и прекратить попытки фронтальной обороны против прорвавшихся советских танковых частей. После того как О. Вёлер в ответ заявил, что войска группы армий не в состоянии контратаковать, что ему приходится просто бросать что-то на пути атакующего противника, чтобы не дать ему "прорваться в бесконечность", Гитлер отозвал из Курляндии Л. Рендулича и поручил ему командование группой армий «Юг». Когда в полночь 7 апреля Л. Рендулич прибыл в штаб группы армий, расположенный в Альпах, к юго-западу от Санкт-Пельтена (к тому времени даже командующие немецкими группами армий потеряли возможность быстрого перемещения по стране), советские войска уже вошли в Вену. Кроме того, они находились западнее города по Дунаю. 46-я армия 3-го Украинского фронта переправилась на северный берег Дуная и стала наступать через возвышенности Вайнфиртеля, обходя Вену с севера.

В те последние дни О. Скорцени, командир диверсионного спецподразделения, сотрудник службы безопасности СД, получив специальное задание от Гитлера, появился в Вене, где на мосту Флоридсдорф повесил трех офицеров. По его словам, обстановка в городе была "тягостной", никаких приказов не отдавалось, в войсках царили уныние, и налицо были все прочие признаки разложения. Л. Рендулич, который, несмотря ни на что, никак не ассоциировал себя с угрюмыми фанатиками из СС, в ответ заявил, что Вена ничем не отличается от прочих больших городов, где идут уличные бои, что не может не вызвать недовольства населения, и выгнал О. Скорцени вон. Бои в городе продолжались до второй половины дня 13 апреля. При этом никто не делал попыток превратить город во "второй Будапешт".

В конце второй недели апреля 6-й танковой армии СС, 6-й армии и 2-й танковой армии удалось создать на отрогах Альп почти сплошную линию фронта, которая проходила западнее Санкт-Пельтена к реке Драва, восточнее Вараждина. При том ажиотаже, который вызвало падение Вены, потеря немцами нефтяных районов в Венгрии прошла почти незамеченной. После пересечения венгерской границы советское командование несколько ослабило давление на две немецкие армии группы армий «Юг». Во второй половине месяца основной акцент наступления сместился в район севернее Дуная. 1-я гвардейская конно-механизированная группа, преодолев Малые Карпаты, перешла в наступление через реку Морава и далее на Брно. 4-й Украинский фронт нанес удар на Оломоуц по выступу, образовавшемуся на правом фланге обороны группы армий «Центр». Гитлер отдал приказ группе армий «Юг» вновь вернуть небольшие месторождения нефти в Австрии, в районе Цистерсдорфа, в 40 км севернее Вены. Такая попытка так и не была осуществлена.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог