Обстановка в Австрии накануне Венской наступательной
операции весной 1945 г.


"Я сражался на улицах Вены –
В ней сады и дворцы хороши,
Только Вена, скажу откровенно,
Дорога не для русской души"

С. Михалков

После 195-дневных тяжелых сражений и боев в Венгрии без отдыха и оперативной паузы весной 1945 г. Красной Армии предстояло вновь наступать. В конце марта – начале апреля советские войска перенесли боевые действия в восточные районы Австрии.

Австрия была оккупирована Германией без всякого сопротивления в марте 1938 г. После этого по распоряжению Берлина было сформировано австрийское правительство из нацистов, которые в тот же день приняли закон, объявивший Австрию одной из земель германского Рейха. Против антифашистов под руководством немцев и австрийских фашистов был развернут жесточайший террор, проводившийся под лозунгом "Один народ – один Рейх – один фюрер". 10 апреля 1938 г. в Австрии состоялся референдум, на котором население этой страны фактически единогласно высказалось за поддержку идеологии фашизма и политики, проводимой А. Гитлером. Австрийские вооруженные силы влились в состав вермахта, и австрийцы, наравне с немцами, с 1939 г. вступили во Вторую мировую войну, а в 1941 г. вторглись в пределы Советского Союза.

Таким образом, советский народ, поднявшись на защиту своего Отечества, не видел никаких различий между немцами и австрийцами, с огнем и мечом пришедшими на его землю. Другим было отношение к этому вопросу высшего советского политического руководства, которое всячески стремилось вбить "клин" в союз стран фашистского блока. Поэтому когда советские войска вступили на территорию Австрии, политорганы начали проводить пропаганду австрийских национальных ценностей и всячески ратовали за их сохранение для будущих поколений.

Фашистское же командование рассматривало это направление как один из мощнейших плацдармов своей обороны. Для его удержания заранее было подготовлено несколько оборонительных рубежей. Первый из них опирался на цепь городов, превращенных в крепости. Второй – на горные массивы. Третий – на реки. Четвертый – на Малые Карпаты, Братиславу, озеро Крезайдлер-Зее и Лойтские горы. Для обороны в этом секторе была сосредоточена группа армий «Юг» в составе 8-й, 6-й общевойсковых и 6-й танковой немецких, а также 3-й венгерской армий. Прикрытие наземных войск с воздуха осуществлял 4-й воздушный флот.

Для проведения Венской наступательной операции были нацелены войска 2-го и 3-го Украинских фронтов. В составе 2-го Украинского фронта действовали 7-я гвардейская, 40, 53, 46-я армии, а также 4-я и 1-я румынские армии. В составе подвижных войск этого фронта были 6-я гвардейская танковая армия, два гвардейских механизированных корпуса и конно-механизированная группа. Поддержку наземных войск с воздуха осуществляла 5-я воздушная армия. На правом крыле 3-го Украинского фронта действовали 9-я и 4-я гвардейские и 26-я армии, а также два танковых и механизированный корпуса. Поддержку наземных войск с воздуха осуществляла 17-я воздушная армия. Советские войска, наступавшие на венском направлении, превосходили противостоящего противника по личному составу в 3-4 раза, по орудиям и минометам – в 5-7 раз.

Но с танками и самоходными орудиями картина была более сложной. В полосе 3-го Украинского фронта, где в районе озера Балатон противник сосредоточил свою 6-ю танковую армию СС, соотношение по ним было примерно равным. Зато в полосе 2-го Украинского фронта советские войска по танкам и САУ превосходили противника более чем в 6 раз. Непосредственно на Вену вдоль южного берега Дуная в полосе до 70 км по фронту должны были наступать войска 46-й армии 2-го Украинского фронта (командующий – генерал-лейтенант Петрушевский А.В.). Согласно директиве штаба этого фронта от 13 марта перед войсками армии стояла задача прорвать оборону противника, а затем, наступая по двум направлениям, прижать группировку противника к Дунаю, окружить и уничтожить ее.

"Перед фронтом 46-й армии оборонялась 3-я венгерская армия в составе 8-го венгерского армейского корпуса, двух немецких пехотных дивизий, кавалерийской дивизии «Фегеляйн» и других частей. Южнее этой армии оборонялась танковая дивизия СС «Мертвая голова». Противостоящий противник уступал войскам армии по пехоте в 1,8 раза, по орудиям и минометам – в 4,4 раза, по танкам и САУ – в 6 раз". (Р. Португальский В. Рунов «Котлы 45-го», М., «Эксмо», 2010 г., с. 163). С целью выполнения поставленной задачи командующий 46-й армией принял решение, нанося главный удар на левом фланге, прорвать оборону противника на 14-километровом участке в первый день операции, а затем, введя в бой подвижную группу армии, отрезать пути отхода эстергомско-товарошской группировке противника, окружить и уничтожить ее во взаимодействии с Дунайской военной флотилией. Приказ соединениям армии был отдан 14 марта.

В состав ударной группировки, действующей на фронте в 14 км, были включены три стрелковые дивизии и гвардейский механизированный корпус, силы которых были сосредоточены на узком участке фронта. Это позволяло еще больше увеличить превосходство советских войск на избранном направлении: 6-кратное по пехоте, 13-кратное по артиллерии, абсолютное по танкам и САУ.

На другом направлении, в полосе свыше 50 км по фронту, оставались силы двух армейских корпусов, которые должны были активными действиями только максимально сковать силы противника. Основная надежда при окружении противника возлагалась на подвижные войска, которые, следуя за стрелковыми соединениями, после ввода в прорыв в условиях горно-лесистой местности и бездорожья должны были развить темп наступления до 25 км в сутки. Войска 46-й армии должны были своими силами создавать не только внутренний, но и внешний фронт окружения вражеских войск, что было новым явлением в рамках подготовки и проведения армейской операции.

Наступление войск 46-й армии началось из разведки боем в 15 часов 30 минут 16 марта. Ее проводили передовые батальоны стрелковых дивизий, которые прорвали передний край обороны противника и, ведя ожесточенные бои, к 19 часам продвинулись на глубину до 3 км.

На следующий день утром в наступление перешли основные силы армии, их передовые полки к концу дня углубились во вражескую оборону до 8 км. При этом 1057-й стрелковый полк 297-й стрелковой дивизии, наступавший на левом фланге армии, окружил и уничтожил до двух рот дивизии «Фегеляйн». 18 марта, в связи с массированным применением советской авиации и ввода в бой резервов стрелковых дивизий, темп наступления войск армии увеличился. К исходу дня главная полоса обороны противника была прорвана. 52-я стрелковая дивизия форсировала реку Алтал и захватила плацдарм на ее западном берегу. Средние темпы главной полосы обороны достигали 1 км в час.

Но противник не собирался сдаваться и во второй половине дня 18 марта начал вводить в бой свои резервы, в том числе и части 6-й танковой дивизии СС. В связи с этим общее соотношение сил в полосе наступления ударной группы 46-й армии начало постепенно меняться в пользу противника. Стремясь не допустить этого, командующий армией принял решение о вводе в сражение подвижной группы армии, что позволило завершить прорыв второй полосы обороны противника.

В ночь на 20 марта командующий 2-м Украинским фронтом уточнил задачу 46-й армии, которая должна была к исходу 22 марта завершить окружение и разгром эстергомско-товарошской группировки противника, а частью сил развить наступление в направлении Вены. Для изоляции противника с севера предполагалось использовать корабли Дунайской речной флотилии контр-адмирала Холостякова Г.Н. 20 марта 46-я армия возобновила наступление. К концу того же дня советские войска вышли к Дунаю, и внутреннее кольцо окружения вокруг главных сил противника замкнулось. Его общая протяженность составила 85 км.

Внешний фронт окружения был необходим для предотвращения деблокады окруженной группировки ударами извне. Для его создания были привлечены две стрелковые дивизии и две танковые бригады. Эти силы, заняв оборонительные рубежи, успешно отразили несколько контратак противника, после чего начали постепенно расширять толщину кольца окружения. На внешнем фронте против войск 46-й армии действовали немецкие части 2-й танковой дивизии СС «Райх», 6-й танковой и 356-й пехотных дивизий, которые прикладывали все силы, чтобы освободить окруженных товарищей. Одна контратака следовала за другой.

В результате в составе окруженной группировки оказались 96-я и 711-я пехотные дивизии немцев, 23-я пехотная дивизия венгров, часть сил кавалерийской дивизии «Фегеляйн» и 92-я моторизованная бригада. Общая численность личного состава этих войск превышала 20 тыс. человек. На ее вооружении состояло более 880 орудий и минометов, имелись 32 танка и самоходных установки). Разгром окруженной группировки начался сразу же после завершения ее охвата без оперативной паузы. В 8 часов утра 21 марта, после 10-минутного огневого налета, соединения армии перешли в наступление на внутреннем фронте окружения, стремясь расчленить группировку противника на части. Но фашисты оказывали упорное сопротивление.

"Боевые действия на внутреннем фронте окружения продолжались с 22 по 26 марта. Кольцо окружения постепенно сжималось. К исходу 23 марта противник занимал район размером 14 км по фронту и 9 км в глубину. Окруженный противник, общее командование которым принял командующий 3-й венгерской армией генерал-полковник Гаузер, отчаянно сопротивлялся, постоянно контратакуя советские войска. Так, 24 марта было проведено 8 контратак силами до роты пехоты с танками, 25 марта – 6 контратак силами до батальона пехоты, поддержанные штурмовыми орудиями, 26 марта – еще 2 контратаки при поддержке танков и самоходных орудий". (Там же с. 166-167).

Советские войска отражали контратаки противника с помощью танков и орудий, выведенных на прямую наводку. Однако каждая контратака отрицательно влияла на темпы наступления войск 46-й армии, который порой не превышал 1-1,5 км в сутки. Потери советских войск также были значительными. Завершающая атака по разгрому прижатого к реке противника началась в ночь на 27 марта. После 10-минутного огневого налета соединения 10-го гвардейского стрелкового корпуса перешли в наступление и, сломав сопротивление противника, на отдельных направлениях вышли к Дунаю. После этого сопротивление противника начало снижаться, началась массовая сдача в плен. Эстергомско-товарошская группировка противника перестала существовать. Были созданы благоприятные условия для развития наступления на Вену.

Преодолевая упорное сопротивление противника, отражая его контратаки, 6 апреля передовые соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов ворвались на окраины австрийской столицы и завязали уличные бои. Фашисты планировали организовать стойкую оборону Вены, превратив ее в крепость. К этому времени советское командование уже достаточно хорошо ориентировалось в настроении жителей столицы, в чем им своевременно помог один из лидеров австрийской социал-демократической партии и 2-го Интернационала 75-летний Карл Реннер. О нем вспомнил Сталин. Когда советские войска приближались к границам Австрии, Генеральный штаб получил задание разузнать о месте его жительства.

К. Реннер же сам также искал встречи с советским командованием и 4 апреля явился в штаб 103-й гвардейской стрелковой дивизии. В беседе с представителями советского командования К. Реннер высказал мнение, что девять десятых населения Вены настроены против нацистов, но фашистские репрессии и англо-американские бомбардировки напугали венцев: они чувствуют себя подавленными и не способны к активным действиям. Никаких организованных мер по мобилизации населения на борьбу против гитлеровцев никто не предпринимал. Поэтому у советского руководства не было оснований надеяться, что население Вены с подходом советских войск поднимет восстание против нацистов. О встрече с К. Реннером было сообщено Сталину, который посчитал нужным оказать старому социал-демократу доверие и поддержку ради восстановления демократического режима в Австрии. Именно с благословения Советского правительства К. Реннер стал вскоре главой Временного правительства, а затем и президентом Австрии.

Зная о настроении венцев, маршал Толбухин Ф.И. 6 апреля все же призвал их к активным действиям, к содействию Красной Армии "ради сохранения столицы Австрии, ее исторических памятников культуры". Нельзя сказать, что призыв советского маршала возымел действие. Однако население Вены все же сопротивлялось эвакуации и встречало бойцов Красной Армии как освободителей.

Вся тяжесть борьбы за спасение Вены легла на плечи советских воинов. Благодаря их стремительным и самоотверженным действиям один из красивейших городов мира не был разрушен гитлеровцами, а сотни тыс. венцев остались живыми. 9 апреля, в разгар боев за Вену, правительство СССР выступило с заявлением об Австрии, в котором указывалось, что Советский Союз "не преследует цели приобретения какой-либо части австрийской территории или изменения социального строя Австрии".

В течение 9 и 10 апреля войска 3-го Украинского фронта с боями продолжали наступать к центру Вены. Решающее значение в этот период имело наступление 20-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Бирюкова Н.И. вдоль Дуная через парк Пратер: выход к мостам через Дунай мог привести к полному окружению вражеской группировки, оборонявшей австрийскую столицу. Гвардейцы с боями продвигались вперед и к 10 апреля вышли к центру города, где соединились с войсками, наступавшими с юга и востока. Серьезную помощь войскам 3-го Украинского фронта оказала 46-я армия 2-го Украинского фронта. Еще 2 апреля она начала переправу на левый берег Дуная в районе Братиславы, после чего развернула наступление в северо-западном направлении в соответствии с директивой Ставки ВГК от 1 апреля.

Немецкое командование, учитывая опасность выхода 46-й армии в район севернее Вены, в результате чего могли быть потеряны последние пути отхода, усилило свои войска на рубеже реки Морава к северу от Гайнбурга. Для этого перебрасывались отдельные части из глубины и даже из самой австрийской столицы. Форсировав Мораву, солдаты 46-й армии захватили плацдармы на ее западном берегу и обеспечили наводку мостов саперам, однако развить наступление не смогли. Лишь к 15 апреля армия вышла в район Корнейбург, Флоридсдорф, где соединилась с войсками 3-го Украинского фронта. Однако к этому времени Вена была уже освобождена.

Последние бои в австрийской столице шли в районе имперского моста через Дунай – Рейхсбрюкен. 13 апреля бойцы батальона под командованием капитана Борисова Д.Ф. проникли на мост, перерезали провода, предотвратив взрыв, а затем овладели им. К 14 часам 13 апреля советские войска полностью заняли Вену.

Продолжая наступление, войска под командованием маршала Толбухина Ф.И. к 15 апреля выдвинулись в горно-лесистую полосу Восточных Альп и закрепились там, а войска 2-го Украинского фронта начали перегруппировку для развития наступления в сторону Чехословакии. Таким образом, за 31 день наступления армии 2-го и 3-го Украинского фронтов продвинулись с боями на 150-200 км, разгромили 32 дивизии противника, взяли в плен более 130 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватили и уничтожили 2250 полевых орудий, свыше 1300 танков и штурмовых орудий.

"Но и советским войскам Венская стратегическая наступательная операция стоила больших жертв: людские потери в ней составили 167 940 человек, в том числе безвозвратные – 38 661 человек. Было потеряно 603 танка и САУ, 664 орудия и миномета, 614 боевых самолетов. О степени напряженности боев в Австрии можно судить по среднесуточным людским потерям. На территории этого государства они составили 8556 человек. Это в 1,3 раза больше, чем в контрнаступлении под Сталинградом, в 1,5 раза – чем в Восточно-Прусской и в 2,9 раза – чем в Будапештской операциях". (Там же с. 169).





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог