Бои в Венгрии осенью 1944 г.


Политическая обстановка в Венгрии в конце 1944 г.

"В бой, дивизия гвардейская,
Под огнем твоих атак
Отступает рать злодейская.
Дело Гитлера – табак!"

С. Маршак

После разгрома немцев в Ясско-Кишинёвской операции венгерские войска продолжали наступление, правда, не такими высокими темпами, как в предыдущие дни. Из штаба немецкой 6-й армии, куда были переданы правофланговые корпуса 8-й армии, поступили донесения о том, что русские заняли перевал Ойтуз, а на южном фланге уже прошли через перевал Предял и соединились со своими соседями в районе Брашова. Й. Фриснер, командующий группой армии «Южная Украина», разрешил командованию армии в течение ночи начать отвод войск в случае, если давление противника будет слишком сильным. Он доложил Г. Гудериану, что венгерские войска вряд ли смогут занять перевал Турну-Рошу, так как румыны запросили помощь у русских. Он уже переговорил с представителями венгерского командования, и те согласились с тем, что будет лучше отвести войска назад, сократив линию фронта.

На следующий день наступление венгерских войск было остановлено. Его результат сказался на событиях на участке фронта южнее. Советская 6-я танковая армия, продвигавшаяся в сторону прохода Железные Ворота, остановила наступление и повернула на север. Один из ее подвижных корпусов начал проходить перевал Турну-Рошу, а другой повернул в сторону перевала Вулкан. К полудню советские передовые части преодолели Турну-Рошу, прошли Сибиу и находились в 60 км от позиций венгерских войск. Й. Фриснер принял решение прекратить наступление венгерской 2-й армии и развернуть ее на выгодном оборонительном рубеже, укрепив оборону всеми имеющимися в его распоряжении немецкими противотанковыми средствами. В немецкие 6-ю и 8-ю армии были отправлены приказы о том, что отступление должно было начаться той же ночью. Вечером того же дня оперативный отдел ОКХ от имени Гитлера передал приказ, запрещавший отступление. Когда из штаба группы армий ответили, что отступление уже началось, из оперативного отдела ОКХ пришло замечание, что Гитлер уведомлен об отходе на позиции в рамках первого этапа отступления, однако право принятия всех последующих решений оставляет за собой.

За пять дней до этого Гитлер лично проинструктировал Й. Фриснера, командующего группой армий "Южная Украина", быть готовым отойти еще на 60 км от предложенного им первоначально рубежа по реке Муреш. Теперь же он изменил свою точку зрения, поскольку, во-первых, Германии нужно было удержать последнего реально остававшегося у нее союзника (Венгрию) и, во-вторых, потому, что он нашел новое оригинальное объяснение советской стратегии. Первая причина требовала принятия более срочных мер. Венгрия, которая никогда не была опорой коалиции с Германией, после капитуляции Румынии вошла в период острых политических потрясений. Хорти распустил все политические партии и провозгласил свою верность Германии. Казалось, что им движет в основном желание окончательно аннексировать румынскую Трансильванию, что Гитлер всячески поощрял после того, как Румыния объявила войну Германии. Однако к 24 августа внутренняя обстановка в Венгрии стала настолько неопределенной, что по распоряжению ОКВ в район столицы были переброшены две дивизии СС, которые должны были находиться в готовности предотвратить попытку антигерманского переворота.

Карта. Бои в Венгрии 5.10 - 29.10. 1944 г.

Но события последующих нескольких дней оказались гораздо более обнадеживающими. Венгерские военные, которые особенно стремились продемонстрировать свою лояльность альянсу, с удивительной в тех обстоятельствах энергичностью приступили к мобилизации сил для войны со своим старинным врагом Румынией. 30 августа министром-президентом был назначен генерал-полковник Геза Лакатош, который сменил на этом посту заболевшего Стои. Произведенные замены в составе кабинета министров позволили избежать нежелательных для Германии событий. Созданное при участии немцев весной правительство удалось сохранить. В то же время Хорти отстранил от власти праворадикальную, фанатично преданную Германии партию "Скрещенные стрелы" во главе с Салаши.

Первые явные признаки опасности обнаружились 7 сентября, когда вымышленное известие о том, что русские заняли Арад, находящийся на беззащитном южном участке границы, в 200 км от Будапешта, породило молниеносное распространение паники. В тот день состоялась секретная встреча венгерского Коронного совета и начальника штаба армии. Был подготовлен ультиматум ОКХ: если в течение 24 часов в Венгрию не будут введены пять танковых немецких дивизий, страна сохраняет за собой право действовать так, как потребуют ее интересы. Г. Гудериан назвал такое требование "вымогательством", однако дал слово защищать территорию Венгрии так, как будто это часть Германии. Кроме того, Г. Гудериан обещал направить туда управление танкового корпуса и одну танковую дивизию. Позже в Венгрию должны были прибыть еще две танковые бригады и две танковые дивизии СС. Таким образом, общая численность переброшенных в Венгрию танковых частей должна была составить примерно пять дивизий, как и запрашивала венгерская сторона.

Поскольку обстановка в Венгрии была настолько нестабильной, Гитлер запретил войскам оставлять район Шеклер в Трансильвании даже после того, как Й. Фриснер и полномочный представитель немецких вооруженных сил в Будапеште заверили его, что венгерские войска все равно будут вынуждены оставить эти территории. 9 сентября Й. Фриснер отправился в Будапешт, где ему удалось убедить Хорти отдать письменное распоряжение на отступление. Беседы с Хорти, Г. Лакатошем и другими венгерскими руководителями оставили у него настолько тревожное впечатление, что он решил на следующий же день доложить об этом Гитлеру. В ставке фюрера Й. Фриснеру стала известна вторая причина, почему Гитлер так не хотел оставлять Шеклер. Гитлер пришел к выводу, что, вторгшись на Балканы (8 сентября войска 3-го Украинского фронта вошли в Болгарию), Советский Союз попытается воплотить старые амбиции России: политическая гегемония в Юго-Восточной Европе и контроль над Босфором и Дарданеллами. Это отодвинет на второй план наступление с целью вторжения на территорию Германии.

Однако эти амбиции обязательно затронут интересы англичан, и ход войны должен будет измениться в пользу Германии, так как в Англии поймут, что Германия необходима им в качестве буфера между ними и Советским Союзом. 10 сентября в Будапеште Хорти провел совещание с рядом видных политиков, а на следующий день он проинформировал правительство, что почти готов просить противника о перемирии и хотел бы знать, кто из министров готов разделить с ним ответственность за такой шаг. Все, кроме одного из членов кабинета министров, проголосовали против Хорти. (Он сам позже утверждал, что таких было трое.) Немцы узнали о результатах вскоре после того, как голосование завершилось. Кабинет потребовал, чтобы Хорти ушел в отставку. Он отказался, или, как Хорти написал в своих мемуарах, он принял решение не распускать кабинет. Как бы то ни было, 12 сентября, когда начальник венгерского Генерального штаба прибыл в ставку фюрера, он прибыл туда как союзник. Опоздание на один день не могло не возбудить у Гитлера подозрений, и он заявил венгерскому военному атташе, что больше не верит венгерскому правительству. Визит начальника Генерального штаба, точно так же как встреча с И. Антонеску в августе, прошел в обстановке взаимных упреков и обвинений, которые позже сторонам удалось замаскировать плотной завесой ничего не значивших обещаний. Перед отъездом Г. Гудериан вручил венгерскому генералу новый лимузин марки «Мерседес», которым тот успел попользоваться несколько недель, прежде чем он перешел к русским.

Отход войск группы армий «Южная Украина» на рубеж реки Муреш завершился 15 сентября. Армии Ф.И. Толбухина на какое-то время были заняты в Болгарии, а наступление фронта Р.Я. Малиновского развивалось не так стремительно, как ожидалось. Большое количество танков и грузовых автомобилей после преодоления перевалов в горах нуждалось в ремонте. В то же время новая угроза возникла на северном фланге, где 9 сентября попытался перейти в наступление и прорвать оборону немецкой 1-й танковой армии 4-й Украинский фронт. Далее советское командование планировало развивать наступление в сторону Дукельского перевала в Бескидах, в Восточной Чехословакии, а также в направлении на Ужгород. На этом участке в тылу немецких войск в то время началось восстание в Словакии, во время которого на сторону восставших перешли военный министр и одна из дивизий словацкой армии.

Во время нахождения в ставке фюрера Й. Фриснер получил от Гитлера указание использовать направленные к нему новые дивизии в наступлении. Гитлер хотел, чтобы свежие силы были сосредоточены в районе города Клуж для нанесения удара в южном направлении с целью разгромить советские 6-ю танковую и 27-ю общевойсковую армии и вновь захватить перевалы Предял и Турну-Рошу. Й. Фриснер отдал соответствующий приказ 15 сентября, однако перспективы такого преждевременного начала не были благоприятными. Некоторые из предназначенных для наступления сил были задержаны в районе Будапешта в ожидании политических осложнений в Венгрии.

На фронте венгры, которые неплохо проявили себя в боях с румынскими войсками, были совсем не расположены вступать в прямые боевые столкновения с русскими. Для того чтобы как-то укрепить своих союзников, командование группы армий приняло решение объединить венгерские войска с немецкой 6-й армией в армейскую группу «Фреттер-Пико» по имени командующего 6-й армией генерала М. Фреттер-Пико. 17-го числа М. Фреттер-Пико доложил, что 2-я венгерская армия находится в катастрофическом положении и что одна из горнострелковых бригад попросту разбежалась.

В середине месяца советская Ставка также отдавала войскам новые приказы. Ф.И. Толбухин, который все еще был занят в Болгарии, должен был передать 46-ю армию Р.Я. Малиновскому. В свою очередь, фронту Ф.И. Толбухина передавалась конно-мехаизированная группа Плиева. Р.Я. Малиновский получил указания нанести главный удар от Клужа на северо-запад, в направлении на Дебрецен, реку Тиса и Мишкольц. Таким образом, фронт Р.Я. Малиновского одновременно оказывал содействие наступлению 4-го Украинского фронта на Ужгород и сам получал выгоду от этого наступления. Начиная с 16 сентября в течение недели 6-я танковая и 27-я армии безуспешно пытались овладеть Клужем, которому, по замыслу Гитлера, пришлось стать ключевым пунктом обороны группы армий «Южная Украина». У Й. Фриснера было явно недостаточно сил для того, чтобы одновременно вести бои в районе Клужа и создавать фронт западнее.

20 сентября в результате атаки незначительных сил советских частей венгерские войска, оборонявшие западный фланг группы армий, отошли к Араду. На следующий день венгры без боя оставили город. В то же время по приказу венгерского Генерального штаба была создана новая 3-я армия, состоявшая в основном из вновь призванной молодежи и резервистов, которые должны были удерживать фронт по обе стороны от Арада. С неохотой венгры передали новую армию в подчинение группы армий «Южная Украина». Потеря Арада вызвала очередную волну паники, которая докатилась до Будапешта, несмотря на то, что в штабе группы армий (с 23 сентября переименованной в группу армий «Юг») были уверены, что у Р.Я. Малиновского все еще было недостаточно сил в районе Арада для того, чтобы нанести удар на Будапешт. Немецкий военный представитель в Будапеште 23 сентября доложил, что венгерское командование полностью потеряло самообладание. Оно оттянуло 1-ю армию обратно к границе и планировало перебросить на запад две дивизии из состава 2-й армии, а 3-ю армию предполагалось отвести на реку Тиса. Но ОКХ вовремя остановило венгров и отменило их приказы. "В связи с обстановкой в Венгрии" Г. Гудериан направил несколько сильных немецких танковых частей в район Будапешта "на отдых и переформирование".

Р.Я. Малиновский в это время перебрасывал свои главные силы на запад, в район Арад – Орадя, а у немцев было слишком мало сил для того, чтобы успевать реагировать на действия противника. 24 сентября Й. Фриснер обратился в ОКХ за подкреплениями, но: из оперативного отдела поступил ответ, что там понимают его нужды, однако фюрер все еще убежден, что Советский Союз в первую очередь попытается добиться самого выгодного для себя решения балканского вопроса. 25 сентября части 6-й танковой армии, переброшенные из Клужа на запад, начали продвижение в район Орадя. Й. Фриснер проинформировал Гитлера, что следующий удар противник нанесет по рубежу Сегед – Орадя в направлении либо на северо-запад, на Будапешт, либо на север, вдоль реки Тиса, на соединение с войсками 4-го Украинского фронта, наступавшими через Бескиды. Не имея достаточно танков и пехоты, Й. Фриснер не мог остановить советские части. Оперативный отдел ОКХ проинформировал его, что Гитлер приказал создать ударную группировку в составе четырех танковых дивизий в районе Дебрецена. Силами этой группировки предполагалось нанести удар в южном направлении, но это не могло быть сделано до 10 октября. До этого момента Й. Фриснеру придется собрать все имевшиеся у него силы и попытаться остановить русских в районе Сегед – Орадя.

К концу месяца Гитлер начал реализовывать свой план создания ударной группировки. Наступление должно было осуществляться в южном направлении через район Орадя и далее развиваться в западном направлении вдоль Южных Карпат. В результате в ловушке должны были оказаться все русские войска, находившиеся севернее гор. Покончив с противником, группа армий «Юг» смогла бы организовать в горах зимний оборонительный рубеж, который была бы в состоянии легко удерживать. Советская Ставка также находилась в поиске быстрых и радикальных решений. По ее приказу Р.Я. Малиновский развернул на широком фронте севернее и южнее Арада 46-ю и 53-ю армии и конно-механизированную группу Плиева, которые должны были наносить удар вдоль реки Тиса на Будапешт. На правом фланге, получившая звание гвардейской, 6-я танковая армия должна была наступать через Орадя в направлении на Дебрецен, Тису и Мишкольц навстречу войскам 4-го Украинского фронта, наступавшим через Дукельский перевал и в направлении на Ужгород. Когда эти клещи сомкнутся, в них окажутся группа армий «Юг», а также 1-я танковая и 1-я венгерская армии. 27-я армия, 1-я румынская армия и конно-механизированная группа Горшкова должны были наступать в направлении на Дебрецен из района Клужа. Координатором действий фронтов от имени Ставки был С.К. Тимошенко.

Но на этом этапе боев советские подразделения уже не обладали необходимым количеством людей и техники для создания наступательных группировок достаточной мощности. К концу лета на обоих фронтах сказывались результаты долгих боев и продолжительных маршей. Линии снабжения были перенапряжены. Из-за разницы в ширине колеи русские могли еще меньше надеяться на румынские железные дороги, чем немцы. Поэтому войска 2-го Украинского фронта при осуществлении любых операций западнее Днестра могли рассчитывать в основном на автомобильный транспорт. Армии Р.Я. Малиновского были разбросаны так широко, что могли получать лишь половину того, что было необходимо советским войскам в наступлении.
Не внушало оптимизма и продвижение 4-го Украинского фронта через Дукельский перевал, который рассматривался в качестве предпосылки к крупной наступательной операции. С самого начала наступление продвигалось медленно, а к концу месяца войска практически встали. К началу следующего месяца советское наступление в районе Дукельского перевала стало приносить результаты. Частично сказалось то, что Гитлер приказал забрать из этого района танковую дивизию, которую рассчитывал использовать при создании контратакующей группировки. 6 октября перевал был захвачен советскими войсками. В то же утро перешли в наступление и войска Р.Я. Малиновского. Венгерская 3-я армия поспешила отступить. Однако в районе Орадя советская 6-я гвардейская танковая армия была остановлена немецкими войсками.

8 октября, когда войска Р.Я. Малиновского левым флангом выходили к Тисе, он приказал конно-механизированной группе Плиева развернуться и нанести удар в юго-восточном направлении, в тыл немецкой группировке в районе города Орадя. Немецкая оборона была прорвана. К исходу дня советские танковый и кавалерийский корпуса находились западнее Дебрецена. Й. Фриснер вопреки протестам фюрера приказал армейской группе «Велер» начать отход с рубежа реки Муреш. В распоряжении группы армий все еще имелась одна танковая дивизия в районе Будапешта и еще одна, которая должна была войти в создаваемую ударную группировку в районе Дебрецена. 10 октября эти дивизии нанесли удары в восточном и западном направлениях, во фланги наступающим советским войскам. Ночью того же дня немецкие клинья встретились. В результате три советских корпуса оказались отрезанными. Командование группы армий уже предвкушало "очередные Канны". Гитлер приказал О. Вёлеру остановить свои войска на следующем промежуточном рубеже.

На следующий день, когда советская 6-я гвардейская танковая армия, пытаясь выручить свои окруженные корпуса, навязала немцам тяжелейшие бои, было уже не так понятно, кто же из противников все-таки сумел загнать соперника в ловушку. На широкой венгерской равнине разыгралось одно из самых ожесточенных танковых сражений войны. Р.Я. Малиновский остановил наступление остальных своих армий. К 12 октября попавшие в котел русские войска прорвали кольцо окружения, и Й. Фриснер отдал приказ армейской группе «Велер» снова начать отход. 14-го числа русские зачищали котел, и группа армий «Юг» приступила к сосредоточению войск с целью не допустить нового советского наступления на север. В районе южнее Дукельского перевала 4-й Украинский фронт снова начал медленно продвигаться вперед.

Во время сражения в районе Дебрецена немцы понимали, что они, по выражению одного из офицеров ОКХ, "совершают танец на вулкане". Они сознавали, что кризис в Будапеште может разразиться в любой день и даже в любой час. Эти подозрения имели под собой почву. В конце сентября Хорти направил в Москву своих представителей, которые должны были начать переговоры о перемирии. К 11 октября стороны подготовили и подписали проект соглашения о прекращении боевых действий без указания точной даты. Для того чтобы быть готовым к любым неожиданностям, Гитлер направил в Венгрию двух своих "специалистов", генерала СС фон дем Бах-Зелевски и полковника СС Отто Скорцени. Фон дем Бах-Зелевски к тому времени уже имел большой опыт подавления восстаний, последнее из которых только что произошло в Варшаве. О. Скорцени командовал группой отчаянных головорезов, которым удалось освободить Б. Муссолини.

Кризис в Венгрии удалось разрешить с гораздо меньшим кровопролитием, чем этого ожидали в Германии. В самом начале октября партии, входившие в парламентское правое крыло, создали направленную против Хорти провоенную, прогерманскую коалицию, которой удалось заручиться поддержкой большинства депутатов. Армия оказалась расколотой; некоторые генералы и многие старшие штабные офицеры выступали за продолжение войны. 8 октября гестапо был арестован начальник столичного гарнизона, один из наиболее преданных сторонников Хорти, который мог бы оказать ему самую серьезную поддержку. 15 октября гестапо арестовало сына Хорти, игравшего ключевую роль в попытках договориться с русскими о перемирии.

Советский Союз потребовал от Венгрии выполнения положений соглашения о перемирии до 16 октября. Во второй половине 15-го числа по радио было передано заявление Хорти, в котором он принимал эти условия. К тому времени он остался совершенно один. Правительство Лакатоша подало в отставку под предлогом, что оно не могло принять условий перемирия, а парламент вообще не был поставлен в известность о ведущихся переговорах. На следующее утро под аккомпанемент редких выстрелов немецкие войска захватили королевский дворец и убедили Хорти "попросить" политического убежища в Германии. В своем последнем официальном документе, составленном при "содействии" немецкой стороны, Хорти назначил своим преемником Ференца Салаши, лидера партии "Скрещенные стрелы". Ф. Салаши, которого до этого все отличали только по характерной для него бессвязности в речи и письме, присвоил себе титул Nador (вождь) и объявил, что принимает все права и обязанности принца-регента.

17 октября Г. Гудериан в приказе, провозглашавшем выигрыш в политической битве за Венгрию, объявил, что следующим шагом должно стать обеспечение отправки как можно большего количества немецких и венгерских войск на фронт. О том, как этого добиться на практике, он не сказал. С военной точки зрения немцы действительно выиграли, так как в случае успеха Хорти заключить перемирие с русскими этот участок фронта немедленно развалился бы. Но этим весь выигрыш исчерпывался. Моральный дух в венгерской армии был низок, как никогда прежде. Некоторые офицеры, в том числе начальник штаба венгерской армии, иногда целые подразделения и очень часто отдельные группы солдат дезертировали к русским. Потом дезертиры подбивали к тому же остальных венгерских солдат, обещая им, что, когда они попадут на территорию, занятую советскими войсками, их сразу же отпустят по домам.

Вечером 16 октября Гитлер приказал группе армий «Юг» довести до конца сражение в районе Дебрецена. Одновременно он приказал армейской группе «Велер» отступать к Тисе. В то же время Р.Я. Малиновский перегруппировал южнее Дебрецена свои подвижные соединения в составе дивизий 6-й гвардейской танковой армии и двух конно-механизированных групп. 20 октября конно-механизированная группа Плиева прорвала оборону немцев и вышла за Дебрецен, а еще через два дня она заняла город Ньиредьхаза, оседлав главную линий коммуникаций армейской группы «Велер».

Армейская группа, в состав которой к тому времени вошла венгерская 1-я армия, ее сосед слева, удерживала оборонительный рубеж в виде арки, центр которой находился в 120 км восточнее города Ньиредьхаза. Первой мыслью Й. Фриснера было оттянуть войска армейской группы на север и на запад с тем, чтобы обойти Ньиредьхазу. Но начальник штаба группы армий сумел убедить его попытаться совершить более смелый маневр, а именно развернуть правый фланг войск О. Вёлера кругом и нанести удар в западном направлении на Дебрецен и Ньиредьхазу. В то же время танковые дивизии 6-й армии, находящиеся между Тисой и Ньиредьхазой, нанесут удар в восточном направлении, в советский фланг.

Этот маневр был подготовлен с талантом и точностью, характерными для дней блицкрига. 23 октября две наступающие немецкие группировки встретились, отрезав в районе Ньиредьхазы три советских корпуса. Прежде чем советским войскам удалось прорвать кольцо окружения, против них были брошены с востока практически все силы армейской группы «Велер», т. е. двух армий – 8-й и 1-й венгерской. Через три дня немецкие войска снова заняли Ньиредьхазу. 27 октября оставшиеся в живых солдаты окруженных корпусов, потеряв в боях почти всю тяжелую технику, прорвались на юг. 29 октября советские войска после ожесточенных боев снова заняли Ньиредьхазу. В тот день впервые за последние два месяца группе армий «Юг» Удалось создать сплошной фронт. На севере линия фронта восточнее Тисы огибала город Ньиредьхаза, далее следовала вдоль среднего течения Тисы до района ниже Сольнока, где под углом уходила от реки через Кечкемет к Дунаю в районе городов Байя и Мохач. Там она примыкала к фронту группы армий «Ф» в районе устья реки Драва. Но такой фронт невозможно было удерживать длительное время. Река Тиса протекала по равнинной местности и не давала преимуществ оборонявшемуся. Русские ранее легко выбили венгерскую 3-ю армию с гораздо более выгодных позиций, чем та открытая местность между Тисой и Дунаем, которую ей теперь приходилось удерживать.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог