Политическая обстановка в Венгрии в конце 1944 г.


"Советская Россия…
Победа Твоя недалека:
За Тисой, за Дунаем
Твои идут войска;
Твое пылает знамя
Над склонами Карпат,
На Висле под Варшавой
Твои костры горят…"

М. Исаковский

Наступила последняя военная осень 1944 г. Красная Армия успешно наступала на всем советско-германском фронте. 23 сентября 1944 г. передовые части левого крыла 2-го Украинского фронта (командующий – генерал-полковник Малиновский Р.Я.) вступили на территорию Венгрии в районе города Баттонья (95 км восточнее реки Тиса у города Сегед). Они пытались развить наступление в глубь страны, но, столкнувшись с упорнейшим противодействием противника, продвигались медленно. К концу месяца советским войскам удалось расширить прорыв до 80 км, продвинуться от 5 до 20 км и овладеть городами Элек и Мако, но на большее не хватало сил.

Венгрия – один из союзников Германии во Второй мировой войне, до декабря 1944 г. являлась королевством без короля. Государством управлял временный правитель, бывший контр-адмирал М. Хорти, провозглашенный в 1920 г. регентом. В 1939 г. Венгрия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту, а затем и к Берлинскому пакту 1940 г., участвовала в расчленении Чехословакии, в нападении на Югославию и СССР. За верность Третьему рейху Венгрия получила часть Словакии, Закарпатскую Украину, Северную Трансильванию и часть Югославии. С приближением Красной Армии к территории Румынии правители Венгрии начали проводить политику балансирования, рассчитанную на поддержку США и Англии в случае проигрыша войны Германией.

Чтобы пресечь попытки венгерского руководства выйти из войны и подавить нараставшее в стране недовольство 19 марта 1944 г. немцы оккупировали Венгрию. В Будапешт прибыл немецкий посол Э. Везенмайер, ставший, по сути, полновластным гитлеровским наместником в стране. Оккупация Венгрии и произведенные гестапо массовые аресты вызвали различные формы сопротивления со стороны всех основных политических и социальных сил страны.

Не отказался от контактов с Западом и М. Хорти, остававшийся главой государства. С целью вывода Венгрии из войны он тайно от немцев направил генерала И. Надаи к союзникам в Италию. Были также начаты секретные переговоры генерала Г. Фараго в Москве по вопросам перемирия и условиям выхода Венгрии из войны. Один из пунктов предварительных условий перемирия, подписанных 11 октября в Кремле Молотовым В.М. и Г. Фараго, обязывал Венгрию выступить против Германии на стороне антигитлеровской коалиции. В связи с этим были проведены новые назначения в армии. К Будапешту подтягивались верные Хорти войска, нащупывалась возможность установления контактов с советскими передовыми частями и совместных действий армий против гитлеровцев. 15 октября 1944 г. М. Хорти выступил по национальному радио и объявил о выходе страны из войны, о заключении Венгрией предварительного перемирия и о назначении нового командующего венгерской армией.

Однако планам вывода Венгрии из войны не суждено было сбыться. Нацисты, стремясь предотвратить потерю последнего серьезного союзника и опираясь на близкую им партию «Скрещенные стрелы», решили осуществить государственный переворот и установить фашистский прогитлеровский режим. В первой половине дня 15 октября особый отряд гестапо во главе с матерым диверсантом О. Скорцени под предлогом встречи с югославскими партизанами заманил в ловушку Хорти-младшего, который был вывезен из страны, а затем попал в концлагерь Маутхаузен. Сын Хорти стал орудием шантажа и давления на 76-летнего регента. Почти одновременно с этой акцией начальник Генштаба вермахта направил ультиматум начальнику Генштаба венгерской армии с требованием немедленно отменить недавно изданный приказ венгерским частям об открытии линии фронта перед советскими войсками.

16 октября 1944 г., спасая свою жизнь и жизнь своей семьи, М. Хорти подписал в королевском дворце документ об отречении от власти и передаче поста главы государства гитлеровскому ставленнику – отставному полковнику Генштаба, главарю венгерских фашистов Ф. Салаши. Хорти же вместе с семьей был вывезен в Германию, где содержался под "охраной" гестапо.

Акция по выводу Венгрии из войны была недостаточно подготовлена в военном и организационном отношениях: ни заявление Хорти по радио, ни приказ по войскам не содержали указаний на конкретные действия. Для большинства сторонников разрыва с Германией события 15 октября явились неожиданностью. И хотя эти события, как говорилось в одном из полицейских донесений, "привели в движение организации Сопротивления в Будапеште", объединявшие "большую часть рабочих, круги левой ориентации и те общественные силы, которые считают нецелесообразным продолжение войны", силы венгерских антифашистов оказались слишком слабыми и раздробленными, чтобы оказать достойное сопротивление гитлеровцам и путчистам.

К решительным и самостоятельным действиям не удалось прибегнуть даже таким преданным сторонникам выхода Венгрии из войны, как командующие 1-й и 2-й венгерскими армиями. Спустя несколько часов после начала путча генерал Л. Вереш оказался арестованным. Такая же участь ожидала и генерала Б. Далноки-Миклоша. Однако в это время он вместе с начальником своего штаба находился на переговорах в расположении штаба 4-го Украинского фронта. Поэтому Миклош оттуда обратился к своим солдатам, призывая их повернуть оружие против немцев. Однако на этот призыв откликнулось всего около 10 тыс. солдат.

Салашистский путч, установление открытого фашистского режима и меры "по наведению порядка" привели к аресту тыс. антифашистов из самых различных групп населения. Особым преследованиям подвергались коммунисты, левые социал-демократы и деятели профсоюзов. Ф. Салаши, именовавший себя "вождем партии", выполнял все требования немцев. Он пообещал Гитлеру выставить до полутора миллионов солдат, обязал все население от 14 до 70 лет принудительно трудиться для военных нужд. Опираясь на салашистов, гитлеровцем удалось быстро сменить неугодных им командующих армиями, командиров соединений и частей, установить контроль над венгерскими вооруженными силами и провести тотальную мобилизацию. Это вызвало усиление сопротивления венгерских войск на фронте. Одновременно Гитлер перебросил части четырех танковых дивизий к Будапешту. Столь жестокое отношение Германии к своему последнему сражавшемуся союзнику в Европе обусловливалось не только военно-политическими, но и экономическими соображениями. Дело в том, что после потери Плоешти и Румынии 80% нефти в Рейх поступало из венгерских и австрийских источников. Без этой нефти Германия не смогла бы продолжать войну.

"В целях предотвращения прорыва Красной Армии в Венгрию, Австрию и Южную Германию, а также для обеспечения вывода немецких войск из Греции, Албании и южных районов Югославии гитлеровское командование срочно создавало оборону на границе Венгрии с Румынией и Болгарией. Эта задача была возложена на войска группы армий «Юг» под командованием генерала Г. Фриснера (с 28 декабря – генерала О. Велера) и часть сил группы армий «Ф» (командующий –фельдмаршал М. Вейхс). В эту группировку входили 6-я и 8-я немецкие, 2-я и 3-я венгерские армии, располагавшие 3500 орудиями и минометами, 300 танками и 550 самолетами". (Р. Португальский В. Рунов «Котлы 45-го», М., «Эксмо», 2010 г., с. 78).

Одновременно гитлеровское командование срочно возводило оборонительные сооружения на путях возможного наступления Красной Армии. Вдоль границы и в глубине страны войска и местное население строили несколько рубежей обороны: первый – на границе, второй – на западном берегу Тисы и третий – на правом берегу Дуная, включая и укрепления, созданные на подступах к Будапешту. А к юго-западу от венгерской столицы возводилась «линия Маргариты» по рубежу озеро Балатон и Веленце до излучины Дуная у г. Виц, далее до чехословацкой границы эта линия состояла из трех полос обороны. Таким образом, территория последней союзницы Третьего рейха в Европе основательно готовилась к отражению ударов Красной Армии, войска которой приближались к границам Венгрии.

Чтобы не допустить Красную Армию в Венгрию, немецкое командование планировало нанести ряд контрударов. В директиве германского Генерального штаба сухопутных войск от 30 сентября перед группой армий «Юг» была поставлена задача: ударом из района Дебрецена разгромить советские войска, вышедшие к румыно-венгерской границе на участке между Орадя и Мако, и достичь такого рубежа, который мог бы быть удержан в течение зимы незначительными силами. После этого предполагалось провести перегруппировку войск для нанесения удара в южном направлении с целью захвата выходов из Южных Карпат. Такими действиями мыслилось закрыть советским частям путь в Северную Трансильванию и Средне-Дунайскую низменность.

Командующий 2-м Украинским фронтом маршал Малиновский Р.Я., получив указания Ставки, сразу же приступил к подготовке первой наступательной операции на территории Венгрии – Дебреценской, которая проводилась без всякой оперативной паузы. По замыслу главный удар наносился в центре фронта силами 53-й общевойсковой, 6-й гвардейской танковой, 1-й румынской армий и конно-механизированной группы генерала Плиева И.А. из района южнее Орадя, Баттонья в направлении Дебрецена. Войска правого крыла фронта продолжали наступать в тыл восточно-карпатской группировки противника, а левого крыла – обеспечивали наступление главных сил фронта с юга.

К началу операции войска 2-го Украинского фронта превосходили противника: в людях – в 3 раза, в орудиях и минометах – в 2,9, в танках и САУ – в 2,5 и в самолетах – в 2 раза. («История Второй мировой войны, 1939-1945, т. 9, с. 190-191). Но, несмотря на столь значительное преимущество, их ожидало немало трудностей: на ряде участков им предстояло наступать в условиях горно-лесистой местности, вести бои в населенных пунктах с прочными каменными строениями, превращенными в мощные узлы обороны.

Дебреценская операция началась 6 октября 1944 г. В ходе ее успешно действовали 53-я армия генерала Манагарова И.М. и конно-механизированная группа генерала Плиева И.А. Они уже в первый день прорвали главную полосу обороны и к исходу третьего дня наступления продвинулись на 100 км на север. Действия же 6-й гвардейской танковой армии генерала Кравченко А.Г. оказались крайне неудачными. Наступая в первом эшелоне, она встретила очень сильное сопротивление противника, потеряла значительное число танков и целую неделю не могла продвинуться к г. Орадя. В такой обстановке маршал Малиновский Р.Я. был вынужден отвлечь главные силы генерала Плиева от задачи наступления на Дебрецен. Он круто повернул их на юго-восток. К исходу 12 октября группа Плиева во взаимодействии с 33-м стрелковым корпусом овладела г. Орадя – мощным опорным пунктом врага на дебреценском направлении. К этому же времени советские войска очистили венгерское левобережье Тисы к югу от Дебрецена, освободили Сегед и Клуж. Продвигаясь в направлении Сату-Маре, Чоп, они содействовали наступлению 4-го Украинского фронта в Карпатах. 20 октября войска центра 2-го Украинского фронта овладели Дебреценом. Передовые части группы Плиева вышли на р. Тиса и перерезали пути отхода 1-й, 2-й венгерским и 8-й немецкой армиям.

Чтобы избежать окружения, противник силами двух танковых корпусов нанес контрудар по флангам группы Плиева и перерезал ее коммуникации южнее Ньиредьхазы. После тяжелых пятидневных боев советские войска оставили Ньиредьхазу и 27 октября соединились с основными силами фронта. К исходу 28 октября войска под командованием маршала Малиновского Р.Я., преодолев сильное противодействие немецко-венгерских соединений, на правом крыле приблизились к Тисе, на центральном участке вышли на восточный берег реки, а на левом крыле форсировали ее. При этом в междуречье Тиса – Дунай был захвачен крупный плацдарм – около 120 км по фронту и от 20 до 100 км в глубину. В течение 23 дней они продвинулись на 130-275 км и создали предпосылки для наступления на Будапешт. Взаимодействуя с соединениями венгерской армии, советские войска разгромили 10 вражеских дивизий, взяв в плен более 42 тыс. человек. Потери 2-го Украинского фронта в Дебреценской операции составили свыше 84 тыс. человек.

В Карпатах с частью штаба перешел на советскую сторону командующий 1-й венгерской армией генерал Б. Миклош, который отдал приказ подчиненным ему частям прекратить сопротивление и поднять белый флаг. По предложению Маршала Советского Союза Тимошенко С.К. с приказом Миклоша через линию фронта были направлены десять пленных венгерских офицеров. Однако надежды Ставки ВГК на перемирие и выход Венгрии из войны не оправдались. В двадцатых числах октября советская разведка получила достоверные сведения о карательных мерах Гитлера, предпринятых к Венгрии, о смещении Хорти, о приказе войскам венгерской армии назначенного на его место Салаши сражаться до последнего с советскими войсками. И этот приказ строго выполнялся. Исходя из этого, Ставка ВГК приказала советским войскам "действовать на поле боя против венгерских войск так же, как и против немецких".

В условиях, когда наступавшая с востока и юга Красная Армия продвигалась к центру страны, действовавшие в подполье патриотические силы, развернули подготовку к общенациональному восстанию. 9 ноября 1944 г. был образован Освободительный комитет венгерского национального восстания (ОКВНВ). Его возглавил известный антифашист Э. Байчи-Жилински, которому удалось бежать из фашистской тюрьмы. С участием военных был разработан план восстания, который предусматривал изгнание фашистов из страны при поддержке Красной Армии. Намечалось также создание независимой и демократической Венгрии, осуществление коренных социальных преобразований и установление тесного сотрудничества с СССР. К середине ноября план восстания был готов.

19 ноября 1944 г. Байчи-Жилински подготовил также специальное послание для высшего советского руководства, в котором предлагалось согласовать следующие проблемы:
1) открытие фронта перед советскими войсками;
2) переход венгерских частей на сторону Красной Армии и формирование из них отдельной армии с венгерским командованием, которая в дальнейшем приняла бы участие в совместных боях против гитлеровцев в рамках действия Советской Армии;
3) включение в состав венгерской освободительной армии военнопленных;
4) создание рабочих отрядов и партизанских формирований из числа добровольцев, их вооружение;
5) установление необходимой связи между советскими войсками и венгерскими повстанческими частями в районе Будапешта.

Однако нацистам удалось напасть на след руководителей готовившегося восстания. 22 ноября 1944 г. его штаб был арестован. 6-8 декабря 1944 г. главные "зачинщики" – Э. Байчи-Жилински и его 10 товарищей, в том числе генерал Я. Кишш, полковник генштаба В. Тартшаи, полковник Е. Надь и другие, – предстали перед военно-полевым судом. Названные лица были приговорены к смертной казни, которая и свершилась, а остальные – к 10-15 годам тюремного заключения.

Так был положен конец планам венгерского антифашистского восстания. В дальнейшем обезглавленное национальное антифашистское движение при отсутствии другой авторитетной, влиятельной, организующей и мобилизующей силы могло опираться в основном лишь на разрозненные небольшие группы вооруженного сопротивления, а также на партизанскую борьбу, организованную главным образом командованием Красной Армии с привлечением венгров, прошедших спецподготовку в антифашистских школах партизанской борьбы на территории СССР. С августа 1944 г. эти школы отправили в Венгрию более 10 смешанных советско-венгерских парашютных отрядов для развертывания партизанского движения на местах.

В промышленном регионе Мишкольц-Диошдьер, а также в районе Будапешта, в горняцких поселках вокруг Нограда, Дорога и Табани успешно боролись партизанские группы, отряды и соединения гражданского подчинения. Как впоследствии писал генерал-полковник вермахта Г. Фриснер, венгерские партизаны, действовавшие на востоке и северо-востоке страны, вызывали особое беспокойство у немцев. Вспоминая о боях за город Мишкольц, он отмечал: "Когда начались бои на подступах к этому крупному промышленному городу, свыше 20 тыс. местных рабочих подняли восстание... Очевидно, они хотели передать промышленные предприятия в советские руки, по возможности в неповрежденном виде. По ночам они организовывали налеты на наши позиции..." (Г. Фриснер «Проигранные сражения», М., 1966 г., с. 167). Кроме того, в боях под Мишкольцем, по данным командования Красной Армии, плечом к плечу с советскими воинами участвовало около 600 венгерских партизан. Сопротивление населения немцам проявилось не только в защите промышленных предприятий от демонтажа, от вывоза заводского оборудования в Германию, но и в саботаже, неявке на призывные пункты и в активных действиях диверсионных групп.

Боевые действия Красной Армии, развернувшиеся на востоке и юге страны, воспринимались населением как неизбежные меры по очищению страны от оккупантов. Венгерское население жило верой в скорейшее окончание войны и поэтому встречало советские войска как освободителей, но вместе с тем испытывало чувство страха и беспокойства. Командование Красной Армии в специальном воззвании заверило население, что она вступает на венгерскую землю не как завоевательница, а как освободительница венгерского народа от немецко-фашистского ига. Что Красная Армия не преследует иных целей, кроме разгрома гитлеровских войск, не намерена ломать местные порядки и устанавливать свои, гарантирует неприкосновенность частной собственности и сохранение местных органов власти и т.д. Это успокаивало и обнадеживало население.

Вместе с тем в восточных областях страны после их освобождения имели место факты сбора и вызова мужского населения в возрасте от 15 до 55 лет якобы для "трехдневных восстановительных работ", что, однако, завершилось их депортацией в СССР. Такая участь постигла около 40-60 тыс. человек, большинство из которых так и не возвратилось домой. Слухи об этом просочились через линию фронта, что было использовано гитлеровской пропагандой для подогревания страстей и давало повод говорить либо о выселении оказавшегося за линией фронта населения в Сибирь, либо об уничтожении людей, остающихся "в зоне у красных".

Опасаясь подобной судьбы, на начальном этапе боев за Венгрию около половины граждан таких крупных городов, как Ньиредьхаза, Дебрецен и Сегед, перед приходом частей Красной Армии покинули свои родные места и эвакуировались в центральные районы страны, отступая перед линией фронта. Вскоре массовый уход из городов прекратился, когда стало очевидным неминуемое поражение гитлеровцев и была усилена разъяснительная работа среди населения. Она проводилась как советскими политорганами, так и привлеченными для налаживания мирной жизни возвратившимися из СССР на родину представителями компартии.

Отправленная еще Хорти в Москву венгерская делегация во главе с Г. Фараго 11 декабря 1944 г. вновь подписала предварительные условия перемирия. В освобожденном Дебрецене было создано на многопартийной основе Временное национальное собрание Венгрии и образовано Временное правительство страны во главе с генералом Б. Миклошем, принявшее «Программу демократического восстановления Венгрии». Это произошло не только с ведома, но и при непосредственном участии советских властей. Заместитель наркома иностранных дел СССР Деканозов рекомендовал 6 декабря члену Военного совета 2-го Украинского фронта генерал-полковнику Сусайкову И.3. и политическому советнику при уполномоченном правительства СССР в Венгрии Пушкину Г.М. "в качестве заместителя председателя Временного национального собрания иметь абсолютно надежного человека, чтобы влиять на весь ход работы собрания". В записке на имя Сталина тот же Деканозов сообщал 22 декабря: "Состав венгерского правительства и текст правительственной декларации приняты в полном соответствии с намеченными нами проектами".

Временное правительство, в состав которого вошли представители 4-х партий (коммунистической, социал-демократической, независимой партии мелких сельских хозяев и национальной крестьянской) и известные в стране личности, в том числе высшие хортистские офицеры, перешедшие на сторону советских войск, в частности Г. Фараго, 28 декабря объявило войну Германии. В тот же день в Москву отправилась делегация, которая 20 января 1945 г. от имени нового правительства подписала соглашение о перемирии. В соответствии с этим документом Венгрия обязалась оказать материальное и вооруженное содействие в деле разгрома фашизма, выплатить репарации в пользу СССР, Чехословакии и Югославии, нести расходы по содержанию Союзной контрольной комиссии (СКК) и выполнять все её указания и распоряжения.

При этом условия перемирия расценивались населением как тяжелые, но справедливые и выполнимые. Исключение составили пункты соглашения о репарациях и о Северной Трансильвании. Многие венгры считали, что при создавшемся в стране экономическом положении, Венгрия не в силах уплатить 300 миллионов американских долларов или что она сможет выплатить эту сумму лишь в том случае, если ей будет оказана помощь извне. Такая оценка ситуации и настроения населения достаточно точно отражала действительность.

Создание Временного правительства должно было содействовать процессу освобождения еще оккупированных немцами территорий страны. С завершением Дебреценской операции Ставка приказала маршалу Малиновскому незамедлительно начать наступление на венгерскую столицу силами 46-й армии. Малиновский Р.Я. в телефонном разговоре с Сталиным И.В. для лучшей подготовки Будапештской операции просил оттянуть ее начало на несколько дней, но "Верховный Главнокомандующий, ссылаясь на политические условия, настоял на немедленном наступлении".





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог