Главный маршал авиации Вершишин К.А.


"И слушали меня, как только слушают
друг друга люди взвода одного.
И я почувствовал, как между душами
сверкнула искра слова моего."

С. Гудзенко

Командующий 2-м Белорусским фронтом Захаров Г.Ф., член ВС Субботин Н.Е., командующий 4-й воздушной армией Вершинин К.А. (справа), август 1944 г.

Будущий Главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин родился 3 июня 1900 г. в небольшом селении Боркино Санчурского района Кировской области. Семья плотника Андрея Галактионовича Вершинина была многодетной (семь душ детей), жила в постоянной бедности. Костя Вершинин окончил церковноприходскую школу с похвальной грамотой, но продолжить образование ему не удалось. Семье нужны были кормильцы, и 11-летний Костя поступил строгалем в плотницкую артель. К четырнадцати годам Константина Вершинина считали уже настоящим работником. Началась Первая мировая война, Костя остался единственным кормильцем семьи – отца мобилизовали на фронт. Семья голодала, с другом отца подросток нанялся к лесопромышленнику на сплав леса. Это был тяжелейший труд, сопряженный с большим риском и опасностью. Довелось пареньку поработать и сплавщиком, и плотогоном, и лесорубом-возчиком. Потом Константин снова стал плотничать.

В 1918 г. работал на судоремонтном заводе. В затоне было объявлено военное положение. Часть судов, вошедших в состав Волжской военной флотилии, на заводе переоборудовали и приспособили для ведения боевых действий. Константин стал подносчиком патронов к пулемету, участвовал в походе на Казань. Вместе с десантом, высаженным ночью 10 сентября, Вершинин тушил пожары, помогал ликвидировать последствия деятельности в городе белогвардейцев. Весной 1919 г. был призван в Красную Армию, участвовал в Гражданской войне.

Военная служба Константина Андреевича началась в июне 1919 г. в запасном пехотном полку в Симбирске. Летом 1920 г. окончил Симбирские пехотные курсы. Получил назначение командиром маршевой роты в запасном полку, который дислоцировался в районе Дорогобужа. В роте насчитывалось около трехсот красноармейцев. В начале октября 1920 г. во главе своей роты Вершинин прибыл на Западный фронт. Военные действия против белополяков вскоре прекратились, но еще длительное время пришлось вести борьбу против банд Булак-Балаховича.

В январе 1921 г. Вершинина назначили командиром батальоном. Весной дивизия передислоцировалась в Орел. Благодаря тщательной подготовке к дальнему походу (из Лепеля (Витебская область) в Орел передвигались пешим порядком) и люди, и оружие, и все батальонное имущество прибыли на новое место в полном порядке. Затем Вершинин во главе батальона боролся с бандой Колесникова в Тамбовской губернии.

Вскоре Константина Вершинина направили на учебу в Высшую стрелковую школу командного состава «Выстрел». Спустя два года, в августе 1923 г., окончив школу, он стал командиром учебной роты в одной из пехотных школ Приволжского военного округа. Там он прослужил 5 лет. В ноябре 1928 г. Вершинин был назначен командиром батальона Казанской дивизии. Поступил на заочное отделение Военной академии имени М.В. Фрунзе. Окончил первый, самый сложный ее курс. А затем его военная специальность изменилась… Прослужив 11 лет в пехоте, он с осени 1930 г. продолжал учебу уже очно, но теперь а академии другого профиля – в Военно-воздушной имени Н.Е. Жуковского. Многим красным командиром в то время по велению партии неожиданно для них самих пришлось стать авиаторами…

Вершинин стал слушателем командного факультета Военно-воздушной академии, не совершив до этого ни единого полета на самолете. Сейчас такое и представить себе невозможно: в академию приходят офицеры, имеющие теоретическую подготовку и практический опыт летной работы. По 10-12 часов занимались слушатели в аудиториях, а вечерами опять занятия – самостоятельная подготовка к очередному учебному дню. На Центральном аэродроме или на полевой площадке, неподалеку от Серпухова проходили летную практику – осваивали стрельбу по наземным и воздушным целям, учились вести воздушную разведку, корректировать с самолета огонь артиллерии. Академический курс обучения предусматривал, помимо командирской подготовки, получение слушателями специальности летчика-наблюдателя.

Сбит мессер

Вначале Вершинин был недоволен переводом в авиацию. Свыкся с пехотой, справедливо считал, что многое уже освоил как общевойсковой командир и в этом именно направлении ему нужно совершенствоваться. Но вскоре почувствовал – увлекла его авиация, хотя и страшила: нужно было изучать науки, о которых он раньше даже не слышал. Учился упорно, настойчиво, добился хороших результатов.

После окончания академии в январе 1933 г. он был назначен начальником оперативного отдела штаба авиационной бригады в Киевский военный округ. В феврале 1934 г. Вершинин К.А. получил новое назначение – командиром эскадрильи Высшей летно-тактической школы. Однако Вершинин считал, что он не имеет морального права руководить летчиками, если сам не овладеет техникой пилотирования самолета – ведь он в академии получил профессию лишь летчика-наблюдателя. Поэтому он подал рапорт начальнику школы с просьбой направить его на учебу в Качинское училище летчиков. Просьбу удовлетворили. Немногим более чем за месяц Вершинин освоил весь курс переучивания на летчика – редкостный факт!

Возвратившись из лётного училища, Константин Андреевич продолжал командовать эскадрильей вплоть до назначения в августе 1938 г. помощником начальника по летной подготовке Высших авиационных курсов усовершенствования летного состава. К тому времени он уже летал самостоятельно на всех типах самолетов, имевшихся в распоряжении курсов, в том числе и на СБ. Начало Великой Отечественной войны Вершинин К.А. встретил в должности начальника Высшие авиационные курсов усовершенствования летного состава. На него была возложена задача подготовки бомбардировочных полков для фронта. Необходимо было как можно быстрее формировать, обучать и отправлять на фронт новые авиационные части!

В сентябре 1941 г. полковник Вершинин К.А. был назначен командующим ВВС Южного фронта. К моменту прибытия Вершинина на фронт ожесточенные оборонительные бои шли уже на рубеже Днепра. Все силы ВВС Южного фронта были брошены против прорвавшейся на юго-восток танковой группировки фельдмаршала Клейста. К этому моменту в полках осталось по 10-12, а то и меньше самолетов. Иначе говоря, хорошо, если имелась в строю эскадрилья на полк. Вот тогда командующий предложил восстанавливать собственными силами подбитые и совершившие вынужденную посадку в нашем тылу самолеты. Эта идея была претворена в жизнь благодаря изобретательности и трудолюбию инженерно-технического состава ВВС фронта. В итоге только за сентябрь 1941 г. было восстановлено свыше 300 самолетов. 22 октября Вершинину было присвоено звание генерал-майора авиации. Это означало, что его деятельность на посту командующего ВВС Южного фронта оценена положительно.

Герои воздушных боёв на Кубани (слева направа) капитан Речкалов А.Ф., капитан Речкалов Г.А., лейтенант Труд А.И., майор Глинка Б.Б.

Контрнаступление под Ростовом и подготовка предстоявшей воздушной операции, ему сопутствовавшей, стали для Вершинина самым ответственным делом за все время пребывания на фронте. В Ростовской наступательной операций ВВС Южного фронта за 10 летных дней произвели свыше 38 тыс. самолето-вылетов, сбросили на врага 30 тыс. бомб разного калибра, 1000 реактивных снарядов, ими было уничтожено 76 самолетов противника (61 в воздушных боях и 15 на земле), разрушено 3 водных переправы, выведено из строя 90 орудий, 25 тыс. автомашин, 140 танков. Наши потери составили 32 самолета, из них в воздушных боях было потеряно всего 5.

Зимой 1942 г. ВВС Южного фронта активно участвовали в авиационном обеспечении нескольких частных наступательных операций, в том числе Барвенковской. Летом 1942 г. завершилось формирование 4-й воздушной армии, командующим которой был назначен Константин Андреевич Вершинин. В первой половине июля в составе воздушной армии в строю было всего лишь около 200 самолетов. Соотношение сил сторон в авиации было 1 к 6 в пользу противника. Летный состав напрягал все силы, чтобы хоть в малой степени противостоять неизмеримо превосходящему ее противнику. 8 сентября 1942 г. Вершинин был назначен командующим ВВС Закавказского фронта.

Под его руководством объединялись 4-я и 5-я воздушные армии и авиация Черноморского флота. В начале января 1943 г. контрудары советских войск, оборонявших Кавказ, переросли в общее наступление. В обороне и в наступлении наша авиация действовала исключительно активно. Северо-западная группа войск Закавказского фронта была преобразована в самостоятельный Северо-Кавказский фронт. Командующим ВВС нового фронта был назначен Вершинин К.А.. Под его руководством сосредоточивались, по сути, прежние авиационные силы, в том числе три воздушные армии и авиация Черноморского флота.

В общей сложности к тому времени в составе ВВС фронта было около 600 самолетов (250 – в 4-й, 200 – в 5-й воздушных армиях, 70 – в авиагруппе Черноморского флота и 60 самолетов группы дальней авиации). Противник же сосредоточил на стационарных аэродромах Крыма, а так же на Таманском полуострове до 1000 самолетов. Для действий на Кубани он мог привлечь еще и часть бомбардировщиков (до 200 самолетов), находившихся в Донбассе и на юге Украины. При таком соотношении сил необходимо было завоевать господство в воздухе. Задача непростая. Но только при этом условии становились возможными и надежное прикрытие войск на земле, и эффективная поддержка их наступления на полуострове.

По распоряжению Вершинина были специально подготовлены и направлены в стрелковые дивизии в качестве авиационных представителей офицеры-авиаторы. Для оперативного решения и согласования возникающих в ходе боевых действий вопросов между общевойсковыми, флотскими и авиационными командирами. В непосредственной близости к линии боевого соприкосновения был развернут пункт управления истребительной авиацией, для наведения самолетов на цели по радио с земли.

Наступление войск Северо-Кавказского фронта, начавшееся 4 апреля, развивалось для нас крайне трудно. К исходу первого дня все же удалось продвинуться вперед и выйти к железной дороге восточнее станицы Крымской. К концу дня резко ухудшилась погода. Из-за сильных ливней все дороги оказались размытыми и залитыми водой, видимость сократилась до 500 метров, и артиллерия, которая поддерживала пехоту, не смогла вести прицельный огонь. На следующий день вышли из берегов реки Адагум, Вторая, Абин. Транспорт и артиллерия двигаться не могли, наступавшим стрелковым частям приходилось продвигаться вброд по заболоченным участкам местности. Наступление застопорилось…

Противник готовился отразить наступление советских войск, продолжая усиливать в районе станицы Крымской свою оборону. А главное – он все яростнее атаковал наши войска с воздуха. Надо было закрыть небо над Крымской для врага. В этих боях отличились летчики из 16-го гвардейского и других истребительных авиаполков: гвардии капитан Покрышкин А.И., Речкалов Г.А., гвардии майор Крюков П.П., Семенишин В.Г., Фадеев Ф.И. и др. Борьба за господство в воздухе становилась яростнее, ожесточеннее.

Опыт, наблюдения Покрышкина и его товарищей за особенностями действий противника, предложения о целесообразной тактике наших истребителей в существующих условиях, их расчёты были обобщены и доведены до летчиков других полков, которые, в свою очередь, дополняли новую тактику боя своими личными наблюдениями и наработками. На войне учились друг у друга: летчики-командиры у своего командующего, командующий у них. Учились постоянно, непрерывно, взаимно обогащая друг друга. Сам Вершинин постоянно был в творческом поиске. Он смело ломал устаревшее. Именно в небе Кубани стараниями командующего и его штаба стал энергично вытесняться, как его окрестили, «строй-рой» – сомкнутый боевой порядок, основанный на «локтевой» связи. Вместо него вводился новый боевой порядок – свободно маневрирующие пары в рамках пространства, которое занимает подразделение.

Постепенно соотношение сил менялось в лучшую для нас сторону. К концу апреля в распоряжении командования фронта насчитывалось 900 самолетов. Боеспособность авиации фронта возросла не только за счет количественного роста самолетного парка. Иным стало его качество. Значительно вырос удельный вес новых типов бомбардировщиков. Наконец создавались условия для осуществления массированного применения авиационных сил. В планы действия авиации фронта теперь входило бить врага не только в воздухе, но и на земле, на его аэродромах, причем так, чтобы удары наращивались, перерастая в массированное наступление всеми силами. А сил прибавилось намного. Воздушное сражение над Кубанью нарастало. В отдельные дни проводилось до 50 групповых воздушных боев с участием по 30-50 самолетов с каждой стороны. Советская авиация неуклонно усиливала свою активность. Массированные ночные бомбардировки вражеских аэродромов все больше ослабляли возможности бомбардировочной и штурмовой авиации противника.

Грандиозное воздушное сражение на Кубани, в котором со второй половины апреля до начала июня 1943 г. противник потерял свыше 1100 самолетов, из которых 800 были сбиты в воздухе, положило начало стратегическому господству советской авиации над авиацией противника. После того как немецкое наступление в районе Мысхако было сорвано, в структуре ВВС Северо-Кавказского фронта произошли изменения. Управление 5-й воздушной армии, передав две истребительных и одну дивизию ночных бомбардировщиков, отбыло на Курск. Необходимость в существовании штаба ВВС отпала. Вершинин вновь, теперь до конца войны, вступил в командование 4-й воздушной армией...

В течение лета 1943 г. руководимая генерал-полковником Вершининым К.А. 4-я воздушная армия активно участвовала в боях, в результате которых противник, понеся тяжелый урон, вынужден был оставить Таманский полуостров. Началась новая, своеобразная по своему характеру подготовка к операции по высадке десанта в Крыму: 4-й воздушной армии предстояло взаимодействовать с моряками. Вопросы организации взаимодействия авиации с морскими десантами стали центральными в работе командующего и его штаба осенью 1943 г. и зимой 1944 г. Участием в штурме Севастополя закончился большой этап боевого пути 4-й воздушной армии в ходе Великой Отечественной войны.

Дальнейшая боевая работа 4-й воздушной армии и ее командующего протекала в составе 2-го Белорусского фронта. В ходе Белорусской стратегической наступательной операции летчики 4-й воздушной армии с 23 июня по 3 июля, когда нашими войсками был освобожден Минск, произвели более 8 тыс. самолето-вылетов. Они разрушали оборонительные сооружения противника, уничтожали его артиллерию и танки, срывали маневр резервами.

19 августа 1944 г. генерал-полковнику авиации Вершинину К.А. за умелое руководство авиацией в Белорусской наступательной операции и проявленные при этом мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза. В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР одному из славных советских асов, Покрышкину А.И., первому в стране, было присвоено звание трижды Героя Советского Союза.

Когда началась Восточно-Прусская операция, то по плану, разработанному под руководством Вершинина, 4-я воздушная армия осуществила широкое массированное наступление. Действия армии велись в исключительно неблагоприятных метеорологических условиях. Однако все задачи по оказанию помощи сухопутным силам она выполнила в полном соответствии с указаниями командования фронта. Столь же успешно действовала 4-я воздушная армия и в ходе Восточно-Померанской операции в январе 1945 г.

Завершающей операцией, в которой 4-я воздушная армия под командованием Вершинина К.А. принимала участие в годы Великой Отечественной войны, была Берлинская. При активной поддержке авиации войска 2-го Белорусского фронта форсировали реку Одер южнее Штеттина и разгромили здесь крупную группировку немецко-фашистских войск, обеспечив тем самым с севера наступление 1-го Белорусского фронта на Берлин.

В послевоенные годы Вершинин К.А. занимал высокие и ответственные посты в советских Вооруженных Силах. В 1946 г. он был назначен главнокомандующим Военно-Воздушных Сил, заместителем министра обороны СССР. В это время начался чрезвычайно важный период в дальнейшем развитии ВВС – период перевооружения их реактивной техникой. По инициативе маршала авиации Вершинина осенью того же года был создан первый специальный учебный центр для обучения летного состава на реактивных самолетах. И уже в августе 1947 г. под его руководством на воздушном параде в Тушине советские летчики, ведомые дважды Героем Советского Союза Савицким Е.Я., впервые продемонстрировали групповой высший пилотаж на реактивных самолетах.

В 1949 г., попав в опалу, Вершинин был назначен командовать войсками Бакинского округа ПВО, но затем, вернув расположение Сталина, в 1952 г. был назначен командующим войсками ПВО страны. Вершинин многое сделал для перевооружения этих войск новой техникой, в том числе ракетной, для овладения ею личным составом. В январе 1957 г. Вершинин К.А. был вновь назначен главкомом ВВС и заместителем министра обороны, в 1959 г. удостоен высшего для авиационных военачальников звания – Главный маршал авиации.

Вклад Константина Андреевича Вершинина в ратные дела нашей авиации в годы Великой Отечественной войны, в послевоенное строительство и совершенствование ВВС был отмечен званием Героя Советского Союза, шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Суворова I степени, орденами Суворова II степени и Отечественной войны I степени, многими медалями, а также орденами других государств.

С марта 1969 г. Константин Андреевич стал генеральным инспектором группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Написал он и свои воспоминания «Четвертая воздушная». Они учат военных летчиков мужеству, сметке, преданности своему Отечеству. 30 декабря 1973 года Константин Андреевич Вершинин ушел из жизни, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог