Рассказ К. Чуковского "Дети и война"


"…Подростки зимы 41 и 42 года!.. Они были всюду.
Они заменили отцов на заводах. Они делали автоматы, гранаты,
мины. Они дежурили в госпиталях, заменяя сиделок и сестёр.
Они дежурили во время воздушных тревог…"

К. Симонов

В первые месяцы войны Корней Иванович Чуковский работал в Совинформбюро. Наше Информационное агентство рассылало в газеты всего мира материалы, рассказывающие о том, как советский народ сражается с фашизмом. Многие писатели были привлечены к этой работе. Чуковский писал корреспонденции, очерки, рассказы для газет, выходящих на английском языке. Статья «Дети и война» была написана им для американской печати. Впервые на русском языке она была опубликована в газете «Пионерская правда» 24 марта 1972 года.


***


Раненый сержант Савва Миколайчук лежит в санитарном вагоне. Вдруг прилетают немцы и бросают с самолетов бомбы. Вагон загорается. Спасайся, кто может! У Миколайчука забинтованы ноги, он не в силах покинуть вагон. А санитара нет. Санитар ранен осколком. Приходится ползти на руках. Сержант доползает до двери вагона и катится вниз по сходне. Повязка у него размоталась.
– Из раны идет кровь. У него темнеет в глазах, и он лишается чувств. Когда я пришел в себя, – рассказывает он, – я увидел, что надо мною нагнулась девочка, не старше двенадцати лет. Откуда она взялась? Кто ее прислал? Ловко и быстро наложила на рану повязку и помогла мне укрыться от пуль.

Разговорились. Оказалось, что зовут ее Вера Тарасова. Обыкновенная советская школьница. Мать не пускала ее:
– Сиди дома. Стреляют.
– Нет, не могу я сидеть. Я пойду.
И побежала к горящему поезду.

Их много, этих советских ребят, ежедневно рискующих жизнью ради спасения бойцов Красной Армии. Наружность у них большей частью вовсе не геройская, и они очень удивились бы, если бы кто-нибудь сообщил им, что их поступки называются подвигами. Я видел одного замухрышку, Кольку Гусятникова, лохматого, в маминой кофте. Он стоял, ни на кого не глядя, шмыгал веснушчатым носом и грыз безостановочно репу острыми мышиными зубами. Его хвалили, ему говорили горячие слова благодарности, а он и глазом не моргнул, словно дело идет не о нём, – все свое внимание сосредоточил на недоеденной репе.

Между тем он подлинный герой. Когда немцы заняли деревню, где он жил со своей матерью, он притворился придурковатым, юродивым, вкрался к ним в доверие и всячески обслуживал их, а чуть они заснули пьяным сном, похитил у них две винтовки и побежал за партизанами в соседний овраг. Партизаны расправились с врагами и выдали Кольке бумагу с печатью, где вкратце описали его смелый поступок, но он, очевидно, считает такие поступки повседневным занятием и не придает им большого значения.

Чтобы мальчик мог работать на станке, ему пришлось встать на два ящика

Дети прифронтовой полосы часто совершают эти подвиги в качестве мстителей за своих замученных матерей и отцов.

Дети, которые еще так недавно были ласковы, беспечны, простодушны, доверчивы, втянуты по горло в войну и пылают недетскою ненавистью к бесчеловечным врагам. Каково было им видеть, например, как в деревне Басманово фашисты расстреляли двести школьников, приехавших убирать урожай. Было бы противоестественно, если бы немногие из этих детей, которые случайно уцелели, не стали бы активно участвовать в борьбе против тех, кто у них на глазах убивает их родных и товарищей.

Конечно, все это наблюдается исключительно в прифронтовой полосе, где, в сущности, детей не так и много, ибо большинство их вывезено в такие районы нашей обширной страны, которые недосягаемы для вражеских армий. Там миллионы детей, и эти миллионы участвуют в войне по-другому. На Дону есть село Самарское, большое казачье село. Там пятьсот сорок восемь детей-казачат. И вот что пишут эти казачата в своем обращении к бойцам Красной Армии: «Мы еще малы, и нас не берут на фронт. Конечно, очень жалко, что нас не берут. Ведь мы умеем хорошо джигитовать, рубить клинком, колоть штыком. Мы знаем строй, санитарное дело, умеем быстро надевать противогаз. Очень хотелось бы к вам на фронт. Но раз нельзя, так нельзя. У нас есть свой трудовой фронт». В чем же заключается этот трудовой фронт?

Этот фронт необъятно велик, и он предоставляет детворе самый широкий простор для геройства. Те же казачата сообщают, что для Красной Армии они вырастили донских скакунов: «Вчера последний раз мы расчесали гривы нашим любимым коням Огоньку, Смелому, Звездочке, вплели им алые ленты и проводили на фронт. Может быть, кто-нибудь из вас, дорогие бойцы, будет скакать на нашем коне».

Но, конечно, не каждый советский ребенок может взращивать донских скакунов. Зато каждый, начиная с восьмилетнего возраста, может полоть лук, свеклу, собирать грибы, снимать с гряд огурцы, помидоры, копать картофель.

В Омской области работают в поле восемь тысяч школьников, в Татарии – больше ста тысяч. Колхозы платят им за работу немалые деньги. Иная детская бригада зарабатывает несколько тысяч рублей, но дети, получив эти деньги, тотчас же жертвуют их в фонд обороны. Такой уж установился обычай, которого не нарушает никто. «За четыре дня мы связали и сложили две тысячи пятьсот снопов, – пишут в «Пионерскую правду» ученики 203-й московской школы, – весь свой заработок мы внесли в фонд обороны Родины».

Это явление массовое. Девочки ухаживают за поросятами, мальчики воспитывают для Красной Армии породистых собак. Те, что поменьше, собирают лекарственные травы для военных аптек, а также чернику, малину, шиповник. Л. Кучко на сборке минометов В Новосибирске собрано школьниками сорок тонн ягод и пятьдесят тонн грибов.
Для работы важен участок любой,
На любую работу иди, как на бой! –
таков девиз этой армии советских ребят. Они взваливают себе на плечи любую работу, если знают, что она необходима для армии. После всякого налета на их города они, соревнуясь друг с другом, собирают осколки зенитных снарядов – «пригодятся для обороны страны!» Вообще ни одному грамму металла не дадут они валяться на земле, и как они хвастаются друг перед другом:
– Я собрал восемь килограммов цветного металла!
– Подумаешь! Я в нашем дворе получил от жильцов вот такой самовар!
А я дырявую сковороду и два примуса!
Вот нам дали две кастрюли,
Вот обломки утюга.
Из кастрюли выйдут пули
Бить коварного врага, —
поют школьники, перебегая по лестницам от двери к двери.

Но вот наступила осень. Всем этим юным воинам с первого сентября пришлось явиться в школу и засесть за учебники. Признаться, в иных местах, особенно поблизости к фронту, это было для многих не так-то легко. Не тем заняты все их мысли и чувства. Пришлось доказывать им, что их прилежание в школьных занятиях есть лучшее оружие против гитлеровщины. Нарком просвещения Потемкин обратился к школьникам с письмом, где заявил, что «учиться отлично – патриотический долг каждого советского школьника». В этом письме, между прочим, указывается, что, несмотря на военную обстановку, школа получает свыше сорока миллионов новых учебников и свыше восьмидесяти тысяч молодых преподавателей.

«Теперь стыдно учиться плохо. Не такое теперь время, чтобы лодырничать», – убеждают детей уличные плакаты и школьные газеты. «Будьте достойны бойцов Красной Армии! Школа – ваш фронт!» И уже первые недели учебного года показали, что школьники хорошо понимают огромную историческую ответственность, свалившуюся на их детские плечи. «Пусть не надеется Гитлер, что ему удастся помешать нам учиться».

В эти новые три месяца дети словно переродились: стали взрослее взрослых – серьезные, подтянутые, требовательные к себе и к другим. И когда кончится война и мы станем размышлять о причинах нашей победы над врагом человечества, мы не забудем, что у нас был могучий союзник: многомиллионная, крепко сплоченная армия советских детей.


Корней Чуковский



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог